14 апреля среда
СЕЙЧАС +2°С
Фото пользователя

Сергей Чернышов

Кандидат исторических наук, директор Новосибирского городского открытого колледжа
Фото пользователя

Сергей Чернышов

Кандидат исторических наук, директор Новосибирского городского открытого колледжа

Другие статьи автора

«Ситуация с жалобой президенту на низкую зарплату — очень смешная». Колонка-мнение о скандале с учеными

Директор частного колледжа Сергей Чернышов уверен, что новосибирские ученые сами виноваты в том, что получают по 25 тысяч

Поделиться

Зарплату ученых можно рассматривать под микроскопом: они получают по 25–30 тысяч, хотя должны зарабатывать в несколько раз больше

Зарплату ученых можно рассматривать под микроскопом: они получают по 25–30 тысяч, хотя должны зарабатывать в несколько раз больше

Поделиться

В Новосибирске обсуждают скандал из-за низкой зарплаты ученых

Тема недели в Новосибирске — разговор сибирячки Анастасии Проскуриной (девушка работает научным сотрудником Института цитологии и генетики) с президентом Владимиром Путиным об уровне зарплат ученых. На заседании президентского Совета по науке и образованию ученая рассказала, что ее зарплата — всего 25 тысяч рублей. В ответ на это президент рассмеялся и задал вопрос министру финансов: «Где деньги, Зин?» Информацией о низком уровне окладов новосибирских ученых уже заинтересовались прокуроры и следователи. Но если всё не так, как выглядит? Директор частного колледжа Сергей Чернышов поразмышлял, почему сотрудники сами виноваты в таких зарплатах. Публикуем его авторскую колонку-мнение (поспорить с ней можно в комментариях).

Вся эта ситуация с девушкой, которая пожаловалась президенту на низкую зарплату, конечно, очень смешная. Вытащили какого-то научного сотрудника и теперь перетирают очевидный вопрос, о существовании которого все и так давно знали. А она вроде как локальный герой, и ее, как говорят, в кулуарах академики хлопают по плечу — вот, дескать, какую тему подняла. Как будто до этого никто не знал, что двукратного роста зарплаты достигли за счет перевода всех на долю ставок — и министр, и губернатор, которые сейчас делают круглые глаза. Такая себе государственная тайна, когда все так делают — и вузы, и НИИ.

«Ну ведь нельзя никак иначе», — говорили мне сегодня разные журналисты, обращаясь за комментариями. Конечно, можно было иначе — выгнать треть/половину балласта, которые профессиональные чаехлёбы, а не ученые, и спокойно реально поднять всем зарплату. Но тут ведь вот в чем штука. У нас ведь ученые, как ветераны — ничего против сказать нельзя, как о святых.

Хотя с чего вдруг за то, что у тебя в трудовой книжке написано, что ты научный сотрудник, ты должен стоить в два раза больше рынка труда в своем регионе? Есть хорошие сантехники — они получают много. Есть плохие сантехники — они нищеброды и алкоголики. С учеными то же самое. Правила игры теперь такие. У тебя есть минимальный фикс, а дальше — работай, дорогая, получай гранты, участвуй в научных проектах. И судя по всему, эта девушка, которая плакалась там, в «телевизере», получает кратно больше, чем обозначенная ею зарплата. Видимо, ее терзает, что для этого приходится работать много, или что?

Так мир в целом устроен именно так, почему академия должна быть устроена как-то иначе? Конечно, сейчас из нее сделают какого-нибудь «омбудсмена по правам ученых».

Это, как правило, скверная характеристика для человека. Ну какой уважающий себя, самодостаточный человек будет формулировать вопрос так: «Поднимите нам зарплату, дорогой Владимир Владимирович»? Но для профессионального профсоюзного лидера, впрочем, вполне сойдет, и пенсионерам из президиума вполне понравится — они же тоже такие же. Тем более, когда твоя последняя самостоятельная работа, судя по Elibrary (российский информационно-аналитический портал в области науки. — Прим. ред.) — это кандидатская диссертация, написанная в 2007 году, а всё остальное — это статьи, где до 10–15 соавторов. Тогда ты вообще становишься идеальным кандидатом на должность «омбудсмена» по правам ученых, требующего правил игры: «Дайте нам большую фиксированную зарплату в обмен на ничего».

Развращает ли большой фикс ученых? В качестве ответа на этот вопрос расскажу вам байку, услышанную недавно в Краснообске (там располагалось Сибирское отделение Россельхозакадемии). В научных институтах работали сотни бессмысленных «ученых», как правило — по 2–3 часа в день с перерывом на чай. Они друг друга производили в академики РАСХН, влачили, в общем, нищенское существование, и так бы преспокойно ушли в маразм, если бы не слияние РАН и РАСХН. Внезапно академики РАСХН получили те же самые права, что и академики РАН — и главное, конечно же, такие же стипендии академиков и членкоров. Стали ли они от этого эффективнее и вышли ли из маразма? Нет, конечно, они всего лишь скупили в округе почти всё «элитное» жилье — например, в «Баварии». Очень желаю этой девушке из телевизора не закончить так же.

Ранее Сергей Чернышов объяснял, почему зарплата педагога не должна быть выше рынка, а книги должны исчезнуть из школ. Скандал с зарплатами новосибирских ученых также получил продолжение: министр подсчитал, сколько заработала в прошлом году ученая Анастасия Проскурина, пожаловавшаяся Путину на оклад в 25 тысяч рублей.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

По теме (8)

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

оцените материал

  • ЛАЙК143
  • СМЕХ37
  • УДИВЛЕНИЕ9
  • ГНЕВ325
  • ПЕЧАЛЬ35

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...