Бизнес Кризис-2024 Спецоперация на Украине интервью «Чиновники переживают, когда бизнес зарабатывает больше» — интервью с главой новосибирской «Опоры России»

«Чиновники переживают, когда бизнес зарабатывает больше» — интервью с главой новосибирской «Опоры России»

Чего не хватает предпринимателям, чтобы пережить кризис

Игорь Салов убежден, что бизнесу и власти нужно привыкать жить в новой реальности

Больше полутора месяцев прошло с начала спецоперации на Украине. Мы как будто уже привыкли жить с мыслями об этом, а сейчас постепенно привыкаем и к новым экономическим реалиям. Конечно, существовать с ними стало тяжелее, что признает даже Новосибирскстат. Но власти со всех уровней успокаивают — введем меры поддержки, проконтролируем цены и избежим безработицы. Стоит ли успокаиваться и расслабляться, оказывает ли в действительности государство нужный объем поддержки и что ждет бизнес Новосибирска в ближайшем будущем — эти и другие темы мы обсудили с председателем областного отделения общественной организации «Опора России» Игорем Саловым.

Игорь Салов с 1983 года работает в строительной сфере. Начинал с разнорабочего на стройке, в данный момент является гендиректором ООО «ЗАО СМС». Три срока — с 2005 по 2020 год — отработал депутатом горсовета Новосибирска, где возглавлял профильную комиссию по предпринимательству. С октября 2021 года руководит новосибирским областным отделением общественной организации «Опора России».

Российская общественная организация «Опора России» работает с 2002 года. Специализируется на защите прав и законных интересов малого и среднего бизнеса. На данный момент включает в себя около 400 тысяч предпринимателей, ее отделения присутствуют в 85 регионах России.

— Мы живем в новой реальности уже 1,5 месяца, насколько сильно изменилась конкретно ваша работа и работа всего отделения за это время?

— В нашей работе не поменялось ничего. Мы и раньше пытались создать комфортные условия для развития малого бизнеса. Для этого перманентно формулировали инициативы в разных отраслях и направлениях бизнеса. Но изменилось отношение власти к нашей работе. Если раньше с нами в лучшем случае консультировались и приглашали на разного рода совещания, то сегодня эта работа приобрела абсолютно другой смысл. Сегодняшней целью и задачей органов власти стала максимальная экономическая свобода. Это достаточно понятная всем и очевидная истина.

К сожалению, до этого представители власти, которые отвечают за создание инвестиционного, делового климата в регионе и в городе, увлеклись регулированием и пострадал сам предмет приложения — малый бизнес.

По каким сферам в основном ударили экономические последствия спецоперации на Украине и насколько сильно?

— Без сомнения, пострадала тройка: IT, гостиничный бизнес и общепит. При этом общепит, мне кажется, пострадал больше всего, так как там проблемы начались еще с пандемии.

К пострадавшим можно отнести строительство. Здесь есть как госконтракты, так и частные инициативы. Что касается работ по госконтрактам, то здесь, как и везде, выросла стоимость поставок — от 20 до 40%, но стоимость контрактов осталась прежней. И отсюда появился вопрос, а будут ли они вообще в таких условиях выполнены? Сейчас есть хорошие примеры — четвертый мост и ЛДС, где пересчитали стоимость проектов. Но с остальными контрактами все еще есть проблемы. Хотя процедура запущена — медленно, но верно.

Что касается жилья. У нас сейчас можно строить, только кредитуясь через банк или благодаря проектному финансированию (средства дольщиков теперь замораживаются на эскроу-счетах до момента сдачи. — Прим. ред.), но оно теперь 15%. А под новые льготные проценты еще не выдан ни один кредит. Как результат практически ни одна новая строительная площадка не запущена. Пока строительный рынок сохраняет определенную стабильность, заканчивая проекты, но уже почти все продано, и цена растет.

Особенно тяжело сейчас общепиту, считает Игорь Салов

— Насколько существенно на бизнесе Новосибирска сказалась блокировка и запрет Инстаграма*?

— Чтобы ответить на этот вопрос объективно, нужно провести процедуру мониторинга или опроса. Но уже и так очевидно, что закрытие Инстаграма* лишило возможности работать многих предпринимателей, которые занимались маркетингом через него. Это был довольно эффективный инструмент, замены которому пока что нет, хотя многие просили.

Но я не вижу здесь фатальности, не чувствую коллапса — очевидно, что на рынке произойдет замена. Замена, конечно, не эволюционная, а вот такая болезненная. Те, кто работал, используя эти старые инструменты, потеряют почву под ногами, но тут же их места займут молодые и креативные предприниматели, которые найдут абсолютно другие инструменты. Или на смену Инстаграму* придет какой-нибудь «Росграм».

Процесс ухода с рынка каких-то брендов и приход на их место новых — это перманентный процесс, например, в общепите. Многие экономисты говорят, что это правильный процесс и результат. Он показывает, что у нас развита конкурентная среда и она работает вне зависимости от каких-то трендов. Обратим внимание на стритфуд, он ведь развивается, хотя началось-то все очень печально с советских времен, все эти беляши, от которых в лучших случаях потом будет изжога. А сегодня стритфуд — это конкурентно способная сфера общепита. Мало того, они реально конкурируют со стационарными ресторанами. Вот в такие тяжелые времена там, наоборот, приток клиентов. Рынок отрегулирует все сам.

* Социальная сеть Instagram запрещена в России. Meta признана экстремистской организацией, ее деятельность в России запрещена.

— Пару недель назад вы провели бизнес-завтрак, на котором поделились со СМИ результатами опроса предпринимателей об их планах по сокращению персонала. Его итоги звучали как гром среди ясного неба в ситуации, когда власти рапортуют, что все в порядке. Как родился этот опрос и с какими результатами вы столкнулись?

— Пусковым механизмом была статистика сервиса hh.ru, которую мы увидели. Он зафиксировал резкое сокращение количества вакансий и резкий рост количества резюме в конце февраля — марте.

В нашем опросе поучаствовали 459 субъектов малого и среднего предпринимательства, у которых всего занято около 10 тысяч человек. Согласно опросу с 1 февраля по 28 марта 13% предпринимателей уже сократили свой персонал — это 294 сотрудника. Всего планируют сократить свой штат 25% опрошенных, это более 1,5 тысячи человек. Это тревожный прогноз, но пока что прогноз. Мы будем работать, над нами могут посмеяться, но тогда прогноз может сбыться.

Никаких оснований подвергать сомнению статистику Минтруда (по ней ситуация с безработицей стабильна, она почти не меняется. — Прим. ред.), но мы просто констатируем, что не вся информация доступна службе занятости. Они видят только тех, кто заявил о сокращениях, и тех, кто стоит на учете. При этом 37% занятых в малом и среднем предпринимательстве в НСО от их внимания ускользает. Для оперативной оценки ситуации и принятия дальнейших эффективных мер поддержки нам необходима вся информация, мы не должны использовать крайние значения. Поэтому мы настаиваем, что нужно разработать алгоритмы, при которых губернатор будет видеть как официальную, так и неофициальную статистику. Нет ничего страшного в этой формулировке.

Сейчас «Опора России» на федеральном уровне с участием всех регионов проводит новый мониторинг по мерам поддержки — насколько они эффективны и что требуется самим предпринимателям. По тому, что нам известно уже сейчас, предприниматели нуждаются в снижении налоговой нагрузки, в доступной финансовой помощи и снижении административных барьеров. Вообще административные барьеры нужно уничтожить, одно их наличие уже говорит о том, что вся система разбалансирована.

Опрос «Опоры России» показал, что бизнес Новосибирска готов сократить 1,5 тысячи сотрудников из 10 тысяч

— Что вы относите к административным барьерам?

— В первую очередь — проверки. Сейчас власть говорит о том, что отменили все плановые проверки. Да, но что с внеплановыми? Их ведь тоже надо отменить. Проверки должны проводиться только тогда, когда речь идет об опасности жизни и здоровья людей, в чрезвычайных ситуациях. Нельзя полностью от них отказаться. Если это отпустить, то даже сами предприниматели признают, это может закончиться печально. Однако прокуратура, и это ни для кого не секрет, сохранила свой график и проверки все равно идут — это абсурд. А когда прокуратура приходит с проверкой, она приводит и другие ведомства.

— Как вы оцениваете уже принятые меры поддержки?

— Когда начались проблемы, у нас выявили наиболее пострадавшие отрасли: IT, гостиничный бизнес и общепит. Обнулили им НДС, но у нас НДС — это для крупных компаний, нас это не касается. Но ведь пострадали все, вопрос лишь в том, что кто-то больше, а кто-то в меньшей степени. В таком случае пандемийные подходы уже не годятся. Давайте выйдем с инициативой снизить зарплатные налоги — НДФЛ или по страховым. Давайте снизим УСН — наша область одна из тех, где этот налог один из самых высоких.

Мы с завистью мониторим ситуацию в других регионах — много где снизили УСН. В одном из регионов снижение УСН привязали к трудозанятости — скидку по нему получат предприятия сохранившие 90% занятости. Мы предложили подобный вариант коллегам для обсуждения. Пока могу сказать, что губернатором поручено министру финансов продолжить консультации с «Опорой России» по выработке единого решения. Мы эту работу продолжим, и я надеюсь, что в самое ближайшее время решение будет принято.

— Вот вы как человек, который видит предпринимаемые меры поддержки со стороны властей, их эффект и знакомый с реальным запросом бизнеса, какие прогнозы можете дать относительно будущего предпринимательства?

— Если должным образом не помогать, то ситуация будет просто драматической. У нас не получится в бизнесе работать по старым лекалам. Прежнее отношение — потребительское. К бизнесу относились строго как к налогоплательщику. Это абсолютно нормально при условии, если ты этим людям даешь заработать. Это дорога с двусторонним движением. У нас же во власти некоторые чиновники сильно переживают, когда их решение приводит к тому, что бизнес больше зарабатывает. Это ненормально, так работать дальше не получится.

Но я вижу тут изменения. Я уверен, что мы и из этой ситуации найдем выход, и это сделают именно предприниматели. На меня сейчас обидятся люди старшего поколения, но это будут именно молодые предприниматели. К примеру, у нас в «Опоре России» целый комитет по работе с молодежным предпринимательством. Это те люди, у которых бизнес еще в самом зачатке. У них нет никакой паники, у них нет никаких тревожных ожиданий, они воспринимают эти проблемы просто как условие. На самом деле человек с опытом, у которого есть некий консерватизм в мышлении, все то же самое, что я воспринимаю как обновление, воспримет как катастрофу. Но по-старому работать уже не получится, это выстраивание абсолютно новых условий.

Мы рассказывали историю молодой пары, которая вложила 1,5 миллиона рублей в свое дело, но лишилась всякого дохода после начала спецоперации.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Мнение
«Люди считают себя объектами потребления»: почему мужчины изменяют и не хотят жениться — мнение психотерапевта
Игорь Лях
Врач-психотерапевт
Мнение
Полнолуние в Козероге этой ночью: как оно скажется на знаках Зодиака и чего нельзя делать в этот день — советы астролога
Елена Коржаневская
Мнение
Летнее Солнцестояние — 2024: как подготовиться к этому дню и зарядиться энергией — советы астролога
Юлия Тарантина
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
Возвращение Жанны Фриске и Билан на зеркальной ладони: сибирячка побывала на премии МУЗ-ТВ — впечатления из партера со звёздами
Екатерина Родченко
Рекомендуем
Знакомства
Объявления