Политика Прямой эфир онлайн-трансляция Экс-губернатор Василий Юрченко: я готов ответить на вопросы

Экс-губернатор Василий Юрченко: я готов ответить на вопросы

1 марта состоялся прямой эфир с Василием Юрченко

1 марта в прямом эфире НГС на вопросы ответит экс-губернатор Новосибирской области Василий Юрченко

Юрченко Василий Алексеевич (род. 26 сентября 1960 года в Карасуке Новосибирской области) — губернатор Новосибирской области с 22 сентября 2010 года по 17 марта 2014 года. В 1982 году окончил Новосибирский институт инженеров водного транспорта (ныне СГУВТ). С 1982 по январь 2004 года работал в Новосибирском производственном объединении «Сибсельмаш», пройдя путь от механика до генерального директора. В январе 2004 года был назначен на должность руководителя департамента развития промышленности и предпринимательства администрации Новосибирской области, в феврале 2005-го — первым заместителем губернатора Новосибирской области. С 9 сентября 2010 года указом президента РФ Д.А. Медведева назначен временно исполняющим обязанности губернатора Новосибирской области, 22 сентября того же года утвержден в должности. 17 марта 2014 года освобожден от занимаемой должности президентом РФ В.В. Путиным в связи с утратой доверия. Сейчас в Центральном районном суде Новосибирска слушается уголовное дело в отношении Василия Юрченко, обвиненного в превышении полномочий при продаже земли на ул. Чаплыгина. Своей вины бывший губернатор не признает. В начале февраля в квартирах Юрченко, его сына и жены прошли обыски в рамках уголовного дела о хищении 152 млн руб. при строительстве Промышленно-логистического парка региона.

Анна Богданова

Ива Аврорина:
Добрый день, уважаемые зрители, слушатели и читатели НГС.
Мы начинаем прямой эфир с экс-губернатором Новосибирской области Василием Юрченко.

Анна Богданова

Ива Аврорина:
Мы начали несколько позже запланированного времени. Что произошло?

Ответ:
Добрый день, уважаемые посетители НГС — самого популярного сайта в Новосибирске.
Произошла накладка. Мы с вами согласовали время значительно раньше, неделю назад, о том, что в 12:00 будет сегодня онлайн-конференция. Но меня почему-то срочно пригласили в следственный комитет 5-го управления ГСУ именно на 11:00, поэтому немного задержался. Я извиняюсь перед всеми слушателями, читателями, посетителями сайта за задержку, но она, поверьте, не по моей вине.

Анна Богданова

Андрей Кузнецов:
Пообщался наш экс с некими посетителями малоизвестного сайта - получил обыски почти по квартирам в двух городах и толстый-претолстый намёк на новое уголовное дело, растиражированный федеральными СМИ. Визит на НГС, в такой логике событий, может спровоцировать изменение меры пресечения. Вопрос - зачем нужна эта внезапная активность и почему именно сейчас?

Ива Аврорина:
Практически год вы не общались с прессой, в прессе не появлялись, интервью не давали. А здесь с максимальным охватом СМИ, и это единовременно. Как-то это все очень сжато по времени…

Ответ:
Я не собираюсь сравнивать, что с чем и почему — касательно обысков в квартире и участия в онлайн-конференции на каком-либо сайте. Это не ко мне вопрос.
На вопрос: почему сейчас? Прошло практически 2 года с известной даты 18 марта 2014 года. Я не комментировал и не выходил на публичное пространство, в том числе на информационные площадки, хотя ко мне очень много обращались и журналисты, и граждане. В последний год, в 2015 году, это было настолько массово, что я не мог уже никак не реагировать на это. Вопросы были и по моей деятельности и по моему отношению к некоторым вопросам, в том числе от общественных организаций. Поэтому я посчитал, что если я интересен и моя позиция и мои знания востребованы гражданами, жителями области и других регионов, то я имею право это озвучить.
Вторая причина — это то, что до декабря 2015 года шло расследование уголовных дел, и я не собирался вмешиваться и комментировать , что могло помешать предварительному следствию. Сейчас дело по Чаплыгина рассматривается в суде. Этот процесс открытый, публичный. Туда приходят журналисты, когда хотят. Последнее время почему-то перестали некоторые хотеть. Это уже совершенно публичное мероприятие, поэтому я могу ответить и тем, кто не имеет возможности ходить на заседания, что там происходит, в чем нюансы.

Ива Аврорина:
Во время суда вы уже не видите никаких противоречий в том, чтобы выступать публично?

Ответ:
Поскольку дело передано в суд, на рассмотрение суда, то, конечно, уже ни следователь, ни я — никто не может ни добавить материал, ни убавить. Все, что есть, суд получил. Проходит судебное следствие. Предварительное следствие, которое проводит следственный комитет, — это предварительное, это выводы только следователя. Основное расследование — это судебное расследование.

Ива Аврорина:
Вы хотите привлечь внимание общественности к судебному процессу?

Ответ:
Нет, конечно. Интерес и так большой. Но не у всех. Не все могут себе позволить, не у всех есть возможности или есть какие-то ограничения. Чтобы не было вакуума, я вам могу из первоисточника на некоторые вещи ответить слушателям нашим.

Анна Богданова

Артемий:
Василий Алексеевич, вопрос короткий, но ёмкий по сути. Вы переоценили себя или недооценили систему?

Ответ:
Вопрос не только емкий, но и интересный. Я никогда не давал оценки себе. Считаю, что не очень корректно себе давать оценки, оценки должны давать другие — или вышестоящие руководители, или жители области. Поэтому я не буду говорить переоценил я себя или недооценил. Насчет системы еще великие говорили, философ Платон 500 лет до н.э., что я не знаю на этой планете человека, который бы научился на чужих ошибках.

Ива Аврорина:
Каких ошибок вы бы не повторили точно?

Ответ:
Во-первых, больше бы уделял внимания именно политике, а не тому, чем занимался: больше уделял внимания экономике, развитию области, повышению благосостояния жителей области, привлечению инвестиций, увеличению доходов бюджета — это, я считал, в приоритете у губернатора. Поскольку от развития экономики зависят главные критерии: эффективность экономики всего региона, благосостояние и доходы населения, привлекательность региона, комфортность жизни.

Ива Аврорина:
Это ошибкой было?

Ответ:
Я не сказал бы, что это было ошибкой, но я бы это скорректировал.

Ива Аврорина:
В какую сторону?

Ответ:
В том числе реагировал бы на пасквили, которые писались о том, что ситуация в Новосибирской области очень плохая, что там раскол элиты.

Ива Аврорина:
А раскола элиты не было разве?

Ответ:
Как я вижу сегодня, он есть. Но самое главное, может быть, мы неравнозначными понятиями оперируем. Я считаю, что элита — это жители региона, которые своим трудом, своей деятельностью на разных направлениях (и профессиональной, и общественной) сделали что-то важное и значимое в регионе в культуре, в промышленности, в целом в экономике, в социальной сфере, в управлении. А некоторые, я точно знаю, элитой называют немного другие слои населения.

Анна Богданова

Галина:
Где была ваша совесть, когда вы лишали бесплатного проезда пенсионеров , своих земляков ? И когда инициативных забирали в дежурную часть центрального ровд ?????

Ива Аврорина:
У нас много таких вопросов. Считаете ли вы это свое решение ошибкой?

Ответ:
Не отмена льготного проезда, а ограничение до 30 бесплатных поездок в месяц. Эту норму никто не отменял. Она была предложена мной, и она сейчас реализована и действует.
Я считаю, что это ошибка моя. Но это было сделано в том числе и потому, что до этого периода была разрушена система общественных перевозок. Там происходили очень серьезные неэффективные траты бюджетных средств, измеряемые сотнями миллионов рублей. В 2011 году они перевалили бы за миллиард рублей в год. При этом из 756 тыс. льготных категорий граждан очень большое количество льготников не пользовались в принципе этой льготой.

Ива Аврорина:
Вы на какую-то статистику опираетесь? Откуда такие данные?

Ответ:
С введением системы транспортной карты и муниципалитет, и органы государственной власти в лице министерства транспорта НСО видели персонифицированно каждого пассажира: сколько поездок в год, сколько поездок в день, сколько поездок в разный период времени. Этот массив есть, он незакрытый, он был доступен. Но мало об этом знали люди, жители области. Большое количество граждан в принципе не имело возможности пользоваться этой льготой, которую государство предоставляло, а с введением в 2011 году они стали этой льготой пользоваться и на селе, и в городе.

Ива Аврорина:
Можно ли было найти решение не за счет пенсионеров?

Ответ:
Одна из причин моей ошибки — то, что я посчитал, что многие управленцы, которые отвечают за эту сферу деятельности (общественные перевозки, в первую очередь в Новосибирске) донесут это и покажут это. Но или не смогли, или не придали значения и не донесли те, у кого фактически в должностных обязанностях это. Если бы эта информация была доведена более точно — и последствия, и преимущества, которыми сегодня пользуются дополнительно порядка 300 тыс. пенсионеров Новосибирской области, которые раньше не пользовались этой льготой, — то…

Ива Аврорина:
По сути, можно сказать, что произошло перераспределение из города в область?

Ответ:
Если коротко, то львиная доля пользовалась этой льготой только в г. Новосибирске. Эта численность из 750 с лишним тысяч составляла всего-навсего 62 тыс. или 48 тыс. И это были в основном работающие пенсионеры. А остальные — или не было маршрутов, или люди не ездили больше 30 поездок.
Считаю, что это было одной из серьезных причин — недоведение этой объективной информации до жителей, до пенсионеров. Но в целом я признаю эту ошибку. Сегодня та мера, которая была введена, действует, она действует с 2012 года. Она как раз учитывала все потребности пенсионеров — это порядка 200 с лишним тысяч человек, — они стали этой льготой пользоваться. Вот самое главное. Люди выбрали эту модель.

Анна Богданова

Олег:
Василий Алексеевич, как Вы считаете существующая система оценки работы гос.служажих адекватна? Может пора ввести систему KPI? Чтобы хоть как-то оценивать работу управленцев.

Ответ:
Система оценки деятельности не только руководителей, но и специалистов и в бизнесе — это непростая задача, и она обязательно нужна.
Те критерии, по которым оцениваются органы государственной власти, в первую очередь губернатор субъекта и правительство, — очень громоздкие. По состоянию на 2014 год было 356 показателей. Все федеральные министерства по своим блокам написали, что очень важно, и получился такой масштабный документ, который только в показателях занимает вот столько. Это, конечно, не отражает реальное состояние. То, что касается специалистов, KPI, конечно, нужно вводить, но не так, как в некоторых структурах государственной власти к этому подошли — сказали: напишите себе показатели, и мы будем по ним вас оценивать. Это тоже неправильно. Нужно, чтобы специалист участвовал, но принимать решение, по каким критериям его оценивать, должен не он сам. Система действительно требует усовершенствования.

Ива Аврорина:
Что бы вы ввели в KPI главы области и министров?

Ответ:
У каждого министра свои KPI, и мы займем очень много времени, если я начну про всех министров.
Про главу субъекта РФ — это прерогатива в первую очередь президента и администрации президента устанавливать эти критерии. Я участвовал в совещаниях, когда это обсуждалось, когда это говорилось и президентом, что это очень большой массив, он не дает эффективной оценки руководителя субъекта, были поручения о снижении. Наверное, некорректно будет, если я буду говорить о том, какие критерии должны быть у главы региона. Хотя мнение у меня есть.

Анна Богданова

Ива Аврорина:
Много вопросов по поводу 4-часовой разницы с Москвой. Вопросу сейчас уделяется колоссальное внимание. Понятно, что вы сейчас решение не принимаете, но каково ваше отношение?

Ответ:
Я считаю, нужно перейти на 4-часовую разницу с Москвой.

Анна Богданова

Ива Аврорина:
Вы в свое время освободили от киосков Речной вокзал.

Ответ:
И не только. Было много мест: и на Маркса, и у геодезической академии, и в других частях города.

Ива Аврорина:
Вы это начали делать до Собянина или параллельно с ним?

Ответ:
Нет, это было начато в 2011 году.

Ива Аврорина:
Да, сильно раньше. Сейчас у нас в Новосибирске сносят 9 мобильных кофеен и т.д. Каково ваше отношение? Считаете ли вы ошибкой снос киосков? Получается, в кризис очень много людей лишается работы, самозанятости, бизнеса и т.д..

Ответ:
Сложный вопрос. Я бы его разделил на 2 части.
Первое. Те решения, которые сегодня принимаются в некоторых городах о сносе временных незаконно построенных сооружений, — это следствие. А причина этого — решение органов власти, в основном это, конечно, органы муниципальной власти, потому что это их полномочия. В Москве просто органы государственной власти и муниципальной в одном лице. Это решение всегда было на грани законности. Оно было полузаконное, я бы так сказал, — и можно, и нельзя. По зонированию можно, а внешний облик никто не рассматривал. Конечно, в 90-х годах, когда массово закрывались предприятия, был не тот уровень экономики, это было одной из альтернатив трудоустройства, развития малого бизнеса. Сегодня это тоже очень важно. Это важно для любой экономики, в любой стране мира — развитие малого и среднего бизнеса. Но нельзя строить бизнес на полузаконных основаниях. Как временное сооружение, которое потом, может быть, из-за какого-нибудь чиновника, становилось постоянным. Не учитывался ни облик, ни транспортная загруженность. Ни для кого не секрет, что в Новосибирске был случай, когда прямо на проезжей части улицы строился громадный бизнес-центр, и не один.

Ива Аврорина:
Мы не про бизнес-центр говорим. Мы говорим про маленькие ларечки, практически про микробизнес.

Ответ:
Маленькие ларечки тоже ставятся не там, где возможно, — и на проезжей части, и на пешеходных тротуарах ставились. Самое главное — не допускать этого, чтобы затем не наносить удар по малому и среднему бизнесу, который год, два, 5 лет отработал. Вот что нужно предотвратить, на мой взгляд. Не провоцировать и не давать возможности выхода на незаконную предпринимательскую деятельность.

Ива Аврорина:
Это все хорошо, когда можно на берегу все решить. Если изначально это сделано не так? Те же киоски, которые были в переходах метро. Они куда-то переехали. Что с ними стало? Их же много было.

Ответ:
То, что касается киосков в метро, — это было сделано в первую очередь из-за того, что было необходимо обеспечить безопасность объекта повышенной опасности (метрополитена) на случай ЧС. Мы все помним, какие были загромождения в переходах. Там буквально оставалось 2–3 метра, а все остальное было занято киосками. А если, не дай бог, что, тогда кто будет отвечать, тогда какие могут быть последствия? Это про переход. В первую очередь там было обеспечение безопасности граждан.
То, что касается красоты, архитектурного облика, удобства для людей, — это тоже ведь важно. Если пешеходный тротуар загроможден и людям негде идти, потому что здесь ларек, здесь ларек, тут проход, а там еще покупатели — и как? Это тоже ненормально. Здесь должна быть разумность.
Конечно, власть всех уровней должна создавать все условия для развития малого и среднего бизнеса, но не нарушая принципы безопасности, принципы комфортности, условия для развития инфраструктуры транспортной, парковой и т.д.

Анна Богданова

Елена:
Почему вы за 4-часовую разницу с Москвой?

Ответ:
Плюс в том, что в летний период времени у нас практически в 3 часа уже светло, а в зимний — все в точности до наоборот. На мой взгляд, это правильнее и комфортнее для жителей. А насчет того, что это тяжело физиологически, — там большая дискуссия. Одни специалисты говорят так, другие — так, некоторые говорят про экономию энергоресурсов и пр. Тут большая дискуссия, я думаю, что она может вечно длиться.

Анна Богданова

Дмитрий:
Добрый день. Вызов в СК связан с проходящей сейчас пресс-конференцией. Вам давали какие-то указания?

Ответ:
Нет, мне никто никаких указаний не давал. Предположениями в этом плане я не собираюсь заниматься.

Анна Богданова

Сафонова Инна Юрьевна:
Есть ли у вас реальный шанс вернуться к управленческой и/или политической жизни нашей области? Если "да", то чтобы вы сделали в первую очередь? Как вы оцениваете перспективы строительства "восточного обхода" при нынешней администрации? И чтобы вы сделали для его ускорения, ведь минимум 6 месяцев в году Бердское шоссе и Академгородок задыхаются.

Ответ:
Сейчас я считаю важным для себя (и чем я занимаюсь) — это восстановить свое доброе имя. Я считаю, что в открытом судебном заседании я покажу свою позицию. Суд разберется, я верю в это, и примет объективное решение, восстановит истину. Я уверен, что докажет мою невиновность. Что касается возвращения в политику — это, конечно, может рассматриваться только затем. Я сейчас об этом не задумываюсь. Главное — восстановить мое доброе имя. Тем более что сегодня уже есть решения федеральных судов о том, что справка, которую составил Следственный комитет по Новосибирской области, совпадает на 86 % со статьей знаменитой Галокова, которая вышла в январе 2014 года, и что это не соответствует действительности. Это факт, установленный судом. Вот это главное сегодня для меня.

Ива Аврорина:
Планируете ли вы, если все это завершится благополучно, возвращаться в политику, например участвовать в выборах губернатора?

Ответ:
Я сегодня не хочу и не буду обсуждать эту тему. Главная для меня сегодня задача — восстановить доброе имя свое и своей семьи. Другой высокой цели у меня на сегодня нет.

Ива Аврорина:
Тогда возвращаемся к части вопроса про Восточный обход.

Ответ:
Восточный обход действительно сейчас очень востребован для решения транспортных проблем г. Новосибирска и не только г. Новосибирска, но и области, и Алтайского края, и Республики Алтай. Когда принималось решение о начале его строительства, я доложил В.В. Путину, обосновал Министерству транспорта РФ его востребованность для экономики, для развития новых территорий, для разгрузки улично-дорожной сети г. Новосибирска, в частности Большевистской, и других улиц. Вот почему было оперативно принято решение о его строительстве. Буквально через полгода, как было принято решение, было увеличено финансирование, началось активное строительство. На следующий год, на 2014 год, был поставлен объем финансирования около 3 млрд руб.
Я считаю, это очень важный проект, и согласен с Инной Юрьевной. Что нужно для того, чтобы он не сжимался, как сейчас происходит, а продолжался и в кратчайшие сроки был реализован. Поскольку первый этап должен был построен в 2017 году, а у нас есть опыт ввода Северного обхода, когда мы на 14 месяцев раньше планируемого срока ввели весь Восточный обход. Это была позиция и работа Министерства транспорта РФ, И.Е. Левитина, который поддержал меня как губернатора, дорожных строителей и правительства Новосибирской области. Поэтому нужно доказывать, даже притом что сегодня денег не так уж много даже в федеральном бюджете в связи с кризисом, добиваться. Но нельзя мириться с тем, что это будет стройка долгоиграющая, как Северный обход, что она не даст эффекта, не будет служить развитию экономики и создавать удобство для людей как по выходу на юг нашей страны (по Чуйскому тракту), так и к южной части г. Новосибирска и близлежащих населенных пунктов (Бердск, Искитим).

Ива Аврорина:
Что нужно сделать, чтобы доказать и убедить в этом, когда говорят, что денег нет?

Ответ:
За 30 с лишним лет своей работы на руководящих должностях я не помню, когда все бы сказали, что денег много, ничего не надо. Денег всегда не хватает — это свойство денег. Нужно уметь ставить цели, приоритеты, добиваться этого финансирования, доказывать…

Ива Арорина:
…договариваться…

Ответ:
Договариваться — это на базаре, а в управленческой деятельности нужно доказывать, аргументировать необходимость реализации того или иного проекта. Вот так правильно. Я не считаю, что правильно договариваться.

Ива Аврорина:
То есть лоббизм — нет?

Ответ:
Лоббизм — да.

Ива Аврорина:
Это разве не договариваться?

Ответ:
Нет. Лоббизм — это доказывание аргументами, фактами целесообразности и выгодности реализации того или иного проекта. А договариваться — это на базаре: продавец и покупатель.

Ива Аврорина:
Вы хотите сказать, что распределение по регионам федеральных дотаций, денег и т.д. идет только на уровне того, кто лучше и аргументированнее докажет? А какие-то договоренности, личные отношения не играют решающую роль?

Ответ:
Это совокупность факторов: безусловно, и личный авторитет руководителя, безусловно, умение доказывать и аргументировать, и в том числе здоровый и правильный лоббизм со стороны регионов. Есть примеры, когда в том числе и по ряду инвестиционных проектов, которые мы начинали с коллегами и которые реализовались благодаря правильному лоббизму со стороны депутатов ГД от НСО.

Ива Аврорина:
Вы так отстраняетесь от слова «договариваться»…

Ответ:
Не отстраняюсь. Я хочу, чтобы не было подмены понятий.

Ива Аврорина:
До этого онлайна вы общались с посетителями портала Dirty.ru и говорили, что качества, которые необходимы губернатору, — это самостоятельность, порядочность, честность, способность принимать решения, брать на себя ответственность и т.д. А дипломатизм и умение договариваться сюда входят?

Ответ:
Да, безусловно.

Ива Аврорина:
Вы считаете, что это в число ваших сильных сторон как губернатора входило?

Ответ:
С 2010 года, когда я стал губернатором, по 2013 год у нас объем привлеченных инвестиций из федерального бюджета увеличился в 3 с лишним раза. Он достиг порядка 10 млрд руб. инвестиций. Такого не было никогда. Это был рекордный объем именно инвестиций, не субсидий или субвенций. И дотации, не связанные с целевым направлением. Те средства, которые получает регион и сам определяет, на какие направления они пойдут: на социальный блок, на инвестиционный блок, на реализацию каких-то конкретных проектов. Я считаю, что мне и моим коллегам удалось за счет совокупности всех факторов (и лоббизма, и дипломатичности, и возможности доказать и убедить) добиться конкретных результатов с федеральным центром.

Анна Богданова

Денис:
Чем вы сейчас зарабатываете на жизнь.

Ответ:
Я сейчас, к сожалению, не работаю, потому что бóльшую часть времени нахожусь в Новосибирске, хотя были предложения интересных проектов в Москве. Мне и моей семье помогают взрослые сыновья, которые работают.

Анна Богданова

Сергей:
Вы недавно сказали не очень лестные отзывы о работе тогдашнего мэра Городецкого. Что вам мешало сказать то же самое, ещё будучи на посту губернатора?

Ответ:
Я обсуждал этот вопрос с Владимиром Филипповичем и раньше — о том, что необходимо делать, какие решения принимать, свое мнение высказывал. Принимал решения в некотором смысле революционные, которые в первый раз вообще на территории реализовывались, между взаимоотношениями области и мэрии г. Новосибирска. Впервые выдавалась субсидия на благоустройство, на обновление техники для уборки города — это несколько сотен миллионов рублей целевых из областного бюджета, — чтобы город был чище, лучше убирался, но, наверное, что-то… и я понимаю, что — я требовал не только заменить технику, я требовал изменить систему управления этим процессом. Мы очень много помогали в том числе и по инфраструктурным объектам: по третьему мосту. Его бы не было, если бы не было такой позиции и моей. Она совпадала с позицией Владимира Филипповича. Мы убеждали своих коллег и убедили. Затем я убедил В.В. Путина, которым уже после начала строительства выделены были средства из федерального бюджеты, чего не было на начале строительства. Я понимал, что только так можно получить это — начать строить и доказать необходимость.
Сейчас я не хотел бы давать оценок ни руководителю города, ни руководителю области. Время и жители нашей области выставят оценки.

Ива Аврорина:
В таком случае почему вы достаточно жестко охарактеризовали того и другого на онлайне федерального издания, а во время прямого эфира местного издания вы говорите значительно более дипломатично? Что-то изменилось за это время?

Ответ:
Я никогда не скрывал своей позиции и всегда отстаивал ее. И всегда говорил, что я за каждое слово свое отвечаю, и сейчас отвечаю. Я думаю, что будет более правильным, если будет интерес, диалог. Я аргументировано могу доказать свою позицию, но необходимо тогда, чтобы и у другой стороны была равная возможность.

Ива Аврорина:
На Dirty тогда это был просто всплеск эмоций?

Ответ:
Там были факторы, которые повлияли на тот ответ, который я дал.

Ива Аврорина:
Прошло 2–3 недели. Что-то изменилось принципиально?

Ответ:
Нет.

Анна Богданова

Ольга Александровна:
Скажите, не все ли ваши беды начались после отстранения родственника президента?

Ива Аврорина:
Советником по инвестициям у вас работал Роман Путин, который был уволен. Вокруг этого была достаточно скандальная история. Вы связываете каким-то образом эти два события? И не страшно ли было вам увольнять родственника президента?

Ответ:
Решение президента я не обсуждаю и принимаю. Это его безусловное право, которого я сам всегда придерживался. И объяснять не буду.

Ива Аврорина:
И формулировку принимаете?

Ответ:
Мне непонятна формулировка, но, наверное, придет когда-нибудь время, когда мне скажут, почему именно такая формулировка. Причина, наверное, в том числе в том, о чем я уже говорил: я больше внимания уделял вопросам развития экономики, инвестициям в область, увеличению бюджета и меньше уделял внимания (считал, что не стоит тратить на это время) на те доносы, на те справки, не соответствующие действительности, которые шли в администрацию президента. Я обсуждал с федеральными, с очень высокими, на больших должностях, руководителями, когда они говорили: все понятно, нет вопросов. Тем политическим интрижкам, которые происходили с 2011 по начало 2014 годы. Это, наверное, моя ошибка. Считал, что те реальные дела, которые делаются, лучше всего говорят за ту деятельность, которую вел я на посту губернатора.

Ива Аврорина:
А про увольнение родственника президента?

Ответ:
Я помню, как корреспондент НГС задала мне этот вопрос на одной из пресс-конференций. Я объяснил почему. Во-первых, Роман Путин был советником на общественных началах под определенный проект. А второе — я точно не знаю, является ли он родственником В.В. Путина.

Ива Аврорина:
А пригласили вы его за профессиональные какие-то серьезные достоинства?

Ответ:
Он попросился на встречу. Я с ним встретился. Когда мы обсуждали вопросы, был один проект, который важен был для промышленности области. Как-то не сложилось, не получилось. Не важно Dirty сейчас это не имеет никакого значения.
В чем суть? У губернаторов много было общественных советников. У В.А. Толоконского их было десятки. У меня их меньше было. Советник на общественных началах берется под конкретное направление или под конкретный проект или для взаимодействия с какой-то общественной организацией, который знает этот предмет и может подсказать и дать дать ту объективность, которую, может быть, не увидишь с первого раза, а надо быть погруженным в эту проблему.

Ива Аврорина:
Но причиной своей отставки увольнение родственника президента вы не считаете?

Ответ:
Нет.

Включите поддержку JavaScript в браузере
Мы очень хотим показать больше новостей, но у Вас отключен JavaScript
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Мнение
Полнолуние в Козероге: как оно скажется на знаках Зодиака и чего нельзя делать в этот день — советы астролога
Елена Коржаневская
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Рекомендуем
Знакомства
Объявления