Реклама
СЕЙЧАС -6°С
Все новости
Все новости

От готики до авангарда: 8 башен Новосибирска — как они появились и во что могут превратиться в будущем

С этих сооружений началась история города — одни заперты и ветшают, другие уже обрели новую жизнь

Эти и другие башни могли бы стать украшением и символами Новосибирска, но вместо этого медленно разрушаются, не принося городу ни денег, ни известности

Поделиться

Объясняя друзьям из других городов, что можно посмотреть в Новосибирске, в последнюю очередь в голову могут прийти башни. С чем-чем, но со средневековыми замками молодой сибирский город уж точно не ассоциируется. И тем не менее старинных (по местным меркам) башен в Новосибирске хватает — это части старой водопроводной системы, которая началась, как и сам город, с железнодорожной станции Новониколаевск. Они давно уже не нужны для использования по прямому назначению, но вполне могут поспособствовать развитию города как культурного центра. Журналисты НГС прогулялись по Новосибирску и пригородам, чтобы найти самые красивые, ухоженные и жутковатые постройки, и узнали, когда были построены башни, кто ими владеет и во что их можно превратить.

Разные и одинаковые: почему водонапорные башни не похожи друг на друга

Железнодорожное трио

Пожалуй, самые известные водонапорные башни Новосибирска одновременно являются и самыми старыми. Расположены они, как легко можно понять, вблизи вокзала: две на улице Движенцев, у самой железнодорожной линии, третья — чуть поодаль, возле гаражей над улицей Туннельный спуск.

— — Они строились не для того, чтобы поить жителей, поливать поля или для каких-то других местных хозяйственных нужд, а для того, чтобы обслуживать железную дорогу, наполнять определенные емкости локомотивов водой, и так далее, — объясняет хранитель фондов Музея истории архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина НГУАДИ имени А.Д. Крячкова Сергей Филонов. — Кроме того еще проблемой было строительство длинных водопроводов: максимум трубы тянули на пару километров. А еще были вопросы, связанные с насосами, промерзанием труб... Поэтому все эти башни и строились рядом.

Железнодорожные башни <nobr class="_">№ 1</nobr> и 3 выглядят едва ли не самыми ухоженными в Новосибирске, но взглянуть на них вблизи не получится: охранники железной дороги уверены, что тяга к прекрасному в сравнении с регламентом — ничто

Железнодорожные башни № 1 и 3 выглядят едва ли не самыми ухоженными в Новосибирске, но взглянуть на них вблизи не получится: охранники железной дороги уверены, что тяга к прекрасному в сравнении с регламентом — ничто

Поделиться

Нормативом была одна башня на станцию: пока мимо станции проезжали два-три состава за целый день, таких объемов хватало с лихвой. Когда же поселок начал стремительно разрастаться, превращаясь в город, поблизости срочно пришлось возводить новые башни.

Самую старую постройку возвели еще в 1894 году, следующую — в 1897, третью только в 1912-м, когда и пассажиропоток, и размер станции значительно увеличились. И хотя внешне они различаются, были построены по типовым (хоть и разным типовым) проектам, говорит Сергей Филонов.

Точно такую же типовую водонапорную башню можно увидеть в Бердске. Как и те, что стоят возле вокзала Новосибирск-Главный, снаружи она выглядит ухоженной, но внутрь нее не попасть, несмотря на то, что хозяин этой постройки не РЖД, а город Бердск

Точно такую же типовую водонапорную башню можно увидеть в Бердске. Как и те, что стоят возле вокзала Новосибирск-Главный, снаружи она выглядит ухоженной, но внутрь нее не попасть, несмотря на то, что хозяин этой постройки не РЖД, а город Бердск

Поделиться

— Еще прежде, чем Транссиб начал строиться, он был разбит на участки — ведь невозможно было одной команде построить все эти тысячи километров дороги. Для каждого такого участка делался комплекс типовых проектов: там были здания станции, депо, мастерских, жилых домов и, конечно, этих башен. В первой башне 1894 года два яруса. Нижний — кирпичный восьмигранник, а верхний ярус, где непосредственно находился бак, деревянный. Это самый дешевый вариант постройки. Бутовый фундамент, каменный цоколь, да еще и первый кирпичный ярус были необходимы, чтобы выдержать вес бака с водой. А на верхнем ярусе можно и сэкономить.

Чтобы из-за сбросов воды бревенчатые стены не сгнили, их красили, но в какой цвет изначально, сказать сегодня просто невозможно. Может быть, в белый и зеленый — цвета участка дороги. А может быть, бревна были желтыми: именно охрой были покрыты стены первого здания пассажирского вокзала. Из-за верхнего деревянного яруса пришлось сделать и большую, будто шляпка гриба, крышу — так на стены попадало меньше воды.

Башня в гаражах над Тоннельным спуском обозначена номером 2. Ее построили в начале 1910-х годов, но она выглядит объективно хуже своих ровесниц, стоящих у железнодорожной линии

Башня в гаражах над Тоннельным спуском обозначена номером 2. Ее построили в начале 1910-х годов, но она выглядит объективно хуже своих ровесниц, стоящих у железнодорожной линии

Поделиться

Вероятно, считает Сергей Филонов, что из типовых проектов выбирали и тот, по которому были построены башни 1910-х годов, одна из которых стоит всего в десятке метров от самой первой постройки. Красно-кирпичные, характерного для того времени вида, их не покрывали штукатуркой, а единственными украшениями были кирпичные тяжи — «пояса», отделяющие уровень от этажа.

Любоваться на памятники Новониколаевской архитектуры сегодня можно только из-за забора: обе башни стоят на территории станции. Построенная также в 1910-х годах водонапорная башня № 2 в гаражах у Тоннельного спуска не охраняется настолько же серьезно, но при этом находится в худшем состоянии: краска на ней облупилась, а вокруг — недвусмысленные следы активного досуга местных жителей.

Характерная выступающая «шляпка» — не просто украшение, а специальный козырек, защищающий деревянные стены от воды

Характерная выступающая «шляпка» — не просто украшение, а специальный козырек, защищающий деревянные стены от воды

Поделиться

Как в Питере

Несмотря на то, что проекты, по словам Сергея Филонова, были типовыми, двух абсолютно одинаковых башен по цвету кирпича в Новосибирске не найти. Оттенок кирпича в проекте не определялся. Во-первых, до архитектора Андрея Крячкова в Новониколаевске вовсе не было местного хорошего кирпича, и завозить его приходилось из Красноярска и других городов (или довольствоваться низкокачественным местным). Во-вторых, вид кирпичей зависел и от сорта глины, и от технологии обжига. (Именно так в районе улицы Коммунстроевской и переулка Лог декабристов в Октябрьском районе Новосибирска и появилась водонапорная башня, как будто телепортированная в Новосибирск из Ливерпуля или, по крайней мере, из Санкт-Петербурга.

— Она также относилась к Алтайской железной дороге, [но построена на удалении, так как] это артезианская башня, — объясняет Сергей Филонов. — Она поставлена там, где имеется подпор грунтовых вод, чтобы создавался эффект артезианской скважины. И когда в этом месте грунт пробурили под давлением, вода начала самотеком поступать наверх — как огромный родник.

Башня в Логу Декабристов выглядит будто часть готического замка, хотя построена в другом стиле. Восемь лет назад ее признали объектом культурного наследия, но под охрану толком не взяли, и здание продолжает разрушаться

Башня в Логу Декабристов выглядит будто часть готического замка, хотя построена в другом стиле. Восемь лет назад ее признали объектом культурного наследия, но под охрану толком не взяли, и здание продолжает разрушаться

Поделиться

"Готическая" башня в 2016 году была признана объектом культурного наследия, ее собственником является Музей Новосибирска. Но состояние постройки едва ли не худшее из всех новосибирских башен: на кирпичах вырезают послания друг другу местные подростки, вокруг — серый штакетник заборов и депрессивный частный сектор.

Пожалуй, хуже выглядит только водонапорная башня в Пашино, которая когда-то снабжала водой артиллерийские склады и казармы военных. По данным Сергея Филонова, использовать ее прекратили еще в 1950-х, и с тех пор историческая постройка медленно, но неуклонно разрушалась. Долгое время она была местом сборища местных подростков, но затем двери заколотили, а верхний деревянный ярус обрушили из-за опасности для людей и близлежащих построек.

По словам местных жителей, деревянный ярус башни на улице Флотская в Пашине обрушили специально, чтобы старые доски не посыпались на проходящих мимо людей

По словам местных жителей, деревянный ярус башни на улице Флотская в Пашине обрушили специально, чтобы старые доски не посыпались на проходящих мимо людей

Поделиться

Советские годы

— Во времена индустриализации, в конце 1920-х — начале 1930-х годов у нас стали строить заводы и поняли, что не хватает воды, — говорит Сергей Филонов. — Поэтому стали возводить водонапорные башни, чтобы удовлетворить потребности промышленности. Жители могли просто из реки зачерпнуть воды, как они и делали это до революции или в начале советской власти, а промышленности воды не хватало.

Короткий период авангарда (и начало строительства водоканала в Новосибирске) оставил на память горожанам водонапорную башню на улице Карла Либкнехта, располагающуюся также в Октябрьском районе. Сегодня она находится на территории, принадлежащей частному лицу и находящейся в аренде у двух коммерческих юрлиц. Здание башни в собственность не оформлено, но любоваться им придется издалека.

— Это авангардистский стиль, и выглядит она, естественно, иначе, чем дореволюционные башни, — говорит Сергей Филонов. — Это минимум внешних украшений, утилитарность. Да и если мы станем ее сравнивать с ранней неоклассикой башни на Ватутина, построенной в начале 30-х годов наподобие ротонды, будет видно, насколько они отличаются.

Эта башня, по данным сервиса «Контур.фокус», и вовсе не оформлена в собственность. Используется ли она каким-то образом сегодня, непонятно

Эта башня, по данным сервиса «Контур.фокус», и вовсе не оформлена в собственность. Используется ли она каким-то образом сегодня, непонятно

Поделиться

«Арт-площадки, где тусят хиппари»: каким может быть будущее башен

Вода и вера

Чем быстрее рос Новониколаевск, а за ним и Новосибирск, тем больше он нуждался в огромном количестве чистой воды. Водонапорные башни, которые казались прорывом после эпохи водовозов, черпавших жидкость в специально отведенных для этого колодцах и местах на реках, вскоре тоже перестали удовлетворять потребность горожан в воде. На смену башням пришли водозаборы из Оби и многокилометровые трубопроводы, а башни начали использовать иначе.

Узнать в красивой белокаменной звоннице старую водонапорную башню непросто. А ведь всего лишь потребовалось оштукатурить ее, покрасить да заменить крышу

Узнать в красивой белокаменной звоннице старую водонапорную башню непросто. А ведь всего лишь потребовалось оштукатурить ее, покрасить да заменить крышу

Поделиться

Одной из первых перестроили ту, что стояла на Учительской. По данным главного хранителя музея архитектуры Сибири, ее поставили в болотистом месте, где водоносный слой проходил надалеко от поверхности земли.

— Она 1930-х годов постройки и, судя по фотографиям, изначально была краснокирпичной, — рассказывает Сергей Филонов. — Но где-то лет 5 назад ее оштукатурили и побелили, чтобы облагородить. Зачем? Из нее сделали звонницу церкви, которую по какой-то причине не смогли возвести раньше.

По словам Сергея Филонова, водонапорная башня на Учительской, скорее всего, обслуживала исправительные лагеря, которые впоследствии были подключены к водопроводу.

— Улица Учительская — это дорога между лагерями: с одной стороны сидели наши граждане, с другой — не наши граждане, — говорит Сергей Филонов. — Уже после лагерей [там находился] хлебозавод, а потом эта башня долгое время стояла бесхозной. В итоге ее облагородили красиво, хотя лично я не знаю, как на это реагируют жители близлежащего дома.

Башня, с вершины которой сегодня звучит колокольный звон, раньше снабжала водой лагеря. Среди прочих заключенных там были и известные люди: известный писатель Юрий Магалиф и сын инженера Будагова, одного из основателей Новониколаевска

Башня, с вершины которой сегодня звучит колокольный звон, раньше снабжала водой лагеря. Среди прочих заключенных там были и известные люди: известный писатель Юрий Магалиф и сын инженера Будагова, одного из основателей Новониколаевска

Поделиться

Такое специфическое духовное перерождение спасло только одну башню. Из остальных пока даже памятники архитектуры, несмотря на статус, выходят, мягко говоря, сомнительные. Часть (та, что стоит на территории РЖД) приведены в порядок снаружи, но закрыты на замок, и посмотреть на них можно только из-за высокого забора.

Если башня высится среди частного сектора или промзоны, ее положение становится еще более удручающим: привлечь она может разве что любителей заброшек.

Пока башни не используются, их регулярно «украшают» любители алкогольного досуга на свежем воздухе. И пустые бутылки — далеко не худшее, что можно найти вблизи опустевших водонапорных башен

Пока башни не используются, их регулярно «украшают» любители алкогольного досуга на свежем воздухе. И пустые бутылки — далеко не худшее, что можно найти вблизи опустевших водонапорных башен

Поделиться

По мнению руководителя архитектурного бюро KANURA Артура Лотарева, у старых башен может быть большое будущее — взять хотя бы самую известную, на площади Маркса, которую новый собственник уже превратил в арт-пространство. Но, во-первых, владельцам придется вложить в башни немало денег, а во-вторых, внутри получится разместить далеко не все.

— Это же активная вертикальная доминанта, она всегда привлекает внимание. И безусловно здесь должно быть яркое наполнение внутри. Вообще, если посмотреть общую мировую практику, в Европе, в Америке, башни используются по-разному, но обязательно так, чтобы не было большого потока людей, — говорит архитектор. — Очень часто их под жилье используют: как правило, что-то пристраивают на первом-втором этаже, а сама башня становится кабинетом либо спальней, кому как нравится. Либо [в них обустраивают] какие-то общественные пространства, не связанные с большим потоком посетителей: музеи, офисы, арт-площадки, где тусят всякие хиппари, художники и так далее.

Обустроить внутри старой водонапорной башни бар вряд ли выйдет. Зато ее можно переоборудовать в музей (как художественный, так и технический), арт-пространство или даже жилой дом

Обустроить внутри старой водонапорной башни бар вряд ли выйдет. Зато ее можно переоборудовать в музей (как художественный, так и технический), арт-пространство или даже жилой дом

Поделиться

Причина банальная: пожарная безопасность. По словам Артура Лотарева, одновременно находиться на верхнем этаже по правилам могут не более пяти человек, иначе придется пристраивать к ней дополнительные лестницы.

Есть, по мнению Артура Лотарева, и еще одна проблема: превратить в художественное или развлекательное пространство получится не всякую водонапорную башню. Выставка, расположенная на дальней окраине города или в депрессивном частном секторе, привлечет мало людей, да и те, кто придут, цельного впечатления не получат.

Именно в таком месте сейчас находится водонапорная башня на Коммунстроевской. Пейзаж вокруг нее кажется не слишком изменившимся с 1915 года, когда она была построена: ветхие дома, дощатые серые заборы и довольно глубокий овраг вряд ли способны навести на мысли об искусстве.

Издалека сложно понять и то, что снимок сделан не в деревне, а практически в центре города, и то, что на заднем плане притаилась старинная башня

Издалека сложно понять и то, что снимок сделан не в деревне, а практически в центре города, и то, что на заднем плане притаилась старинная башня

Поделиться

Правда, участок земли, на котором стоит башня, уже попал в проект КРТ, но кто будет изменять участок, пока не ясно. Одним из условий, на которых будущий застройщик получит лакомый кусок земли недалеко от центра, является сохранение башни.

Самыми перспективными для превращения в арт-пространство Артур Лотарев считает водонапорные башни № 1 и 3, стоящие на улице Движенцев: они расположены рядом, так что небольшое пространство не станет ограничением для проектов.

— Раньше, когда я был студентом, внутрь можно было спокойно попасть. Там достаточно большие помещения наверху, плюс их две, и может быть эффект синергии, если у них будут разные функции. Их можно будет соединить между собой, включить в какой-то общий комплекс креативного или музейного пространства — можно будет убить несколько зайцев разом.

По мнению Артура Лотарева, близость башен к вокзалу не помешает превратить их в арт-пространство: несмотря на то, что железнодорожники очень сильно озабоченны безопасностью, объект, в котором находятся люди, наоборот, лучше просматривается и охраняется, чем любая полузаброшенная конструкция.

В свою очередь Сергей Филонов сомневается, что именно эти башни получится удачно использовать — как раз из-за того, что рядом находится крупная станция. А вот башня № 2, которая стоит совсем неподалеку, в гаражном массиве возле улицы Тоннельный спуск, на его взгляд, имеет неплохую перспективу.

— Ее можно включить в комплекс музея под открытым небом, который предлагают там создать уже лет 20, — говорит хранитель фондов. Там есть объекты на Владимировской [рядом], тех, кто их сейчас занимает (психиатрическую больницу — прим.ред.) говорят хотят куда-то переселить, в этом случае можно на этом месте сделать музей — технический музей, инженерный музей… многое можно придумать.

В башне на Карла Либкнехта гораздо больше места, чем в дореволюционных постройках, и, кажется, она вполне могла бы составить конкуренцию знаменитой <a href="https://ngs.ru/text/culture/2024/01/29/73170695/" class="_" target="_blank">башне</a> улице Ватутина. Но она стоит на частной земле

В башне на Карла Либкнехта гораздо больше места, чем в дореволюционных постройках, и, кажется, она вполне могла бы составить конкуренцию знаменитой башне улице Ватутина. Но она стоит на частной земле

Поделиться

Единственный недостаток амбициозных планов по превращению старых водонапорных башен в культурную и интересную часть гипотетического прекрасного Новосибирска будущего упирается в деньги. Тем временем башни ветшают и ждут.

Одна из красивейших водонапорных башен на улице Ватутина уже обрела новую жизнь в качестве арт-пространства. Ее использовали как телестудию, затем она была заброшена в течение 17 лет. В необычной стилизованной ротонде хотели обустроить дорогой ресторан и ночной клуб, а в итоге проводят кинопоказы и выставки.

Башня на Коммунстроевской получила статус объекта культурного наследия вместе с пятью жилыми домами, пакгаузом и самим вокзалом Новосибирск-Южный всего год назад. При этом разговор о том, что в башне нужно создать музей, ведут еще с 2017 года. Как выглядели старинные постройки в сентябре 2023 года, можно увидеть в репортаже журналистки НГС Елизаветы Шаталовой.

  • ЛАЙК14
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ4
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter