21 октября четверг
СЕЙЧАС +8°С

«Русским там быть очень сложно»

Три девушки рассказали о том, как им удалось устроиться на работу во Франции, Японии и США, — сколько они зарабатывали и почему вернулись обратно в Новосибирск

Поделиться

Поделиться

Десять французских лет

Лучшие 10 лет своей жизни PR-специалист Людмила отдала Франции — сейчас ей 36. Сначала она попала туда в качестве студентки. Причем без какого-либо усилия. «Я окончила новосибирский вуз по специальности «Связи с общественностью», осталась работать в его информационно-аналитическом отделе. Однажды ректор вызвал и сказал: есть возможность поехать на один год во Францию по программе дополнительного образования. Поскольку у меня уже был разговорный французский, нужно было лишь согласиться. Там в процессе обучения я познакомилась с молодым человеком, вышла замуж и осталась. А после возник естественный вопрос: куда пойти работать?

Я осмотрелась и встала на биржу труда. И сразу услышала: «Девушка, российский диплом о высшем образовании здесь не котируется. И не важно, что у вас свободный французский». Мне предлагали неквалифицированный труд. В результате я поработала кладовщицей на книжном складе, фасовщицей в цветочном магазине, оператором в почтовом отделе.

Эта работа дала мне возможность получить второе высшее — я поступила в Сорбонну, на факультет политических наук». Но даже приобретя настоящий французский диплом, Людмила не избежала последующих проблем с трудоустройством. По специальности не приглашали, говорили: «Без рекомендаций и опыта не берем». И на черновую работу диплом Сорбонны закрывал путь: «Вы слишком умная, наша работа вам не подойдет».

По иронии судьбы последней службой Людмилы во Франции стала работа оператором именно на бирже труда. «Я встала на позицию того человека, который помогает другим трудоустроиться. Пришлось сильно удивиться: эмигранты, не знающие французского языка вообще, выражали наивную уверенность, что им предоставят «работу мечты» по первой же просьбе. Причем в кризисное время, когда по всей стране закрывались целые заводы и увольнялись высококвалифицированные работники.

В этот во всех отношениях трудный период (моя личная жизнь тоже разладилась) я, наконец, задала себе вопрос: не пора ли домой? И когда закончился трудовой контракт, купила на последний расчет билет до Новосибирска. Я бы хотела оказаться во Франции вновь, но уже в другом статусе, например приехав в командировку».

Отдайте острова Японии

Менеджер по продажам Валерия оказалась в японском городе Немуро волей случая и прожила там 5 лет — сейчас ей 30. «Я родилась и выросла в Южно-Сахалинске. Российско-японская ассоциация объявила проект «по внедрению школьников старших классов в языковую среду с целью укрепления отношений между странами». На нашу школу пришла разнарядка. А поскольку я владела должным уровнем английского языка и у меня была японская подруга по переписке (тогда модно было писать бумажные письма детям-иностранцам), отправили меня».

В Японии Валерия сначала закончила учебный год по проекту. Затем всё так же, по рекомендации ассоциации, поступила в колледж «на переводчика». «На японском языке я заговорила уже через полгода, просто потому что деваться было некуда. Кругом — бескрайняя языковая среда. Я ожидала, что после окончания колледжа мои приключения закончатся и я вернусь домой, но неожиданно получила предложение по работе. Меня пригласили в торговую компанию переводчиком и менеджером по работе с клиентами. Почти каждый месяц у меня случались командировки по разным регионам.

По тем временам я получала около 2500 долл. в месяц — оклад плюс бонусы. Япония — самобытная, интересная страна. Но русским здесь быть очень сложно.

Во-первых, тебе сразу же вспоминают спорные Курильские острова и смотрят на тебя как на «понаехавшего». Во-вторых, срабатывает стереотип русской «Наташи», которая оказалась в портовом городе, чтобы подзаработать телом. Еще меня напрягали обязательные еженедельные корпоративные посиделки в караоке-баре. Японцы обязаны усердно работать в будние дни и так же усердно расслабляться с коллегами по пятницам в питейном заведении. Выдержав в общей сложности 5 лет жизни среди японцев, я вернулась в Россию с двумя свободными иностранными языками и пониманием, что теперь я смогу работать в любых условиях. Вскоре, например, я переехала в Новосибирск и нашла работу менеджера-переводчика в компании, занимающейся продажей автозапчастей».

Американский пирог

27 летняя Анна приехала в Чикаго целенаправленно — работать менеджером продаж товаров для здоровья. «Партнерская компания в Новосибирске отправила меня на целый год в Америку, так как у меня был свободный английский и опыт общения с иностранцами. В чикагской команде все в основном были американцы — лишь двое сотрудников оказались русскими эмигрантами.

Основная трудность, с которой я столкнулась, — это этап адаптации и временного одиночества. Пришлось заново выстраивать круг общения.

Все остальное в моем случае проходило гладко: компания сняла для меня жилье, а американские коллеги были более неформальны в коммуникации, чем российские. Здесь простой менеджер продаж мог разговаривать на равных с директором компании, не было четкой субординации, намного меньше бюрократии. Условия у меня были особые: я получала свой российский оклад 40 тыс. руб. плюс 30 долл. в день, а также оплату проживания, проезда и телефона».

Анна занималась активными продажами, пользуясь практикой холодных звонков, которую и на родном языке осуществить непросто. «Я обзванивала компании, ездила на выставки. На английском языке продавать, конечно, сложнее, однако девушку с акцентом слушают внимательно, не перебивая. Америка — страна, в которой в принципе хорошо относятся к продажам. Здесь все продают. Люди к этому процессу проще относятся, без агрессии».

Когда закончился годовой контракт, Анне пришлось вернуться на родину. «Желание оказаться вновь в Америке у меня есть. Да и возможности тоже — эта страна вообще стала для меня вторым домом, я была в ней в общей сложности 11 раз. У меня много друзей, мне комфортно, я знаю, как здесь все устроено».

Психологи советуют: прежде чем собирать чемодан на колесиках и бросаться покорять мир, стоит не только поверить в чьи-то истории взлетов, но и оценить истории чьих-то падений. Советский писатель Сергей Довлатов вывел простую формулу переезда за рубеж: меняя страну, мы меняем «одни печали на другие, только и всего».

Галина Ахметова
Фото Стаса Соколова

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...