29 сентября среда
СЕЙЧАС +0°С

Дикое место (фоторепортаж)

Открылась выставка искусства, не знающего тормозов и запретов, — эксперт рассказал, по каким ночным клубам и произведениям искусства потомки будут представлять себе нынешний Новосибирск — и завидовать

Поделиться

Выставка «Гениальные дилетанты» проходит 4 июня – 12 июля в выставочных залах художественного музея со стороны ул. Свердлова (Свердлова, 10) с 12:00 до 20:00, четверг — с 13:00 до 21:00, понедельник — выходной. Вход — 120 руб.; льготный — 60 руб.

История такая: к 1980-м годам Западный Берлин, город-остров в море социализма, стал одной из самых культурно горячих и притягательных для художников и тусовщиков точек на глобусе. Феномен обычно объясняют тем, что власти ФРГ заманивали молодежь в неуютный (со всех сторон окруженный Стеной с колючей проволокой) город всякими поблажками: берлинцев, например, не призывали в армию. Так город оказался сильно заселен неформалами и свободолюбцами. Берлин еще и был особенным местом — городом, разорванным пополам между враждебными друг другу мирами, и его особая культурная среда, очевидно, питалась и энергией этого жутковатого и фантастического по большому счету эксперимента. Следы и того и другого видны в городе невооруженным глазом до сих пор.

История такая: к 1980-м годам Западный Берлин, город-остров в море социализма, стал одной из самых культурно горячих и притягательных для художников и тусовщиков точек на глобусе. Феномен обычно объясняют тем, что власти ФРГ заманивали молодежь в неуютный (со всех сторон окруженный Стеной с колючей проволокой) город всякими поблажками: берлинцев, например, не призывали в армию. Так город оказался сильно заселен неформалами и свободолюбцами. Берлин еще и был особенным местом — городом, разорванным пополам между враждебными друг другу мирами, и его особая культурная среда, очевидно, питалась и энергией этого жутковатого и фантастического по большому счету эксперимента. Следы и того и другого видны в городе невооруженным глазом до сих пор.

Поделиться

Выставка же, привезенная в художественный музей, представляет артефакты того времени аккуратно препарированными, каталогизированными и уложенными под стекло. Название выставки «Гениальные дилетанты» унаследовано от фестиваля, представившего самых ярких представителей и общую манеру течения, за которым закрепилось то же название.

Выставка же, привезенная в художественный музей, представляет артефакты того времени аккуратно препарированными, каталогизированными и уложенными под стекло. Название выставки «Гениальные дилетанты» унаследовано от фестиваля, представившего самых ярких представителей и общую манеру течения, за которым закрепилось то же название.

Поделиться

«Дилетанты» отказывались от техничности исполнения (музыки и прочих искусств), брались за искусства, не умея и не зная правил. Или — старательно правила забывая: как это обычно бывает в таких случаях, «дилетанты» были часто не так просты, как может показаться. Прямыми и вполне почитаемыми предшественниками германских неформалов начала 80-х были авангардисты начала века. Сами же дилетанты часто были художественными студентами. Их искусство было рукотворно, копеечно, политизировано (влево) и обычно непригодно для комфортного употребления.

«Дилетанты» отказывались от техничности исполнения (музыки и прочих искусств), брались за искусства, не умея и не зная правил. Или — старательно правила забывая: как это обычно бывает в таких случаях, «дилетанты» были часто не так просты, как может показаться. Прямыми и вполне почитаемыми предшественниками германских неформалов начала 80-х были авангардисты начала века. Сами же дилетанты часто были художественными студентами. Их искусство было рукотворно, копеечно, политизировано (влево) и обычно непригодно для комфортного употребления.

Поделиться

Выставка достижений этого анархического хозяйства располагается в трех залах (плюс кинозал, где крутят документальный фильм, в котором герои эпохи объясняют, что и почему это было). Экспозиция структурирована вокруг лабиринта из семи стендов. Каждый посвящен одному из ключевых для места и времени (условно) музыкальных коллективов. На стендах — фото, тексты и большой экран, на котором можно, надев наушники, посмотреть видео.

Выставка достижений этого анархического хозяйства располагается в трех залах (плюс кинозал, где крутят документальный фильм, в котором герои эпохи объясняют, что и почему это было). Экспозиция структурирована вокруг лабиринта из семи стендов. Каждый посвящен одному из ключевых для места и времени (условно) музыкальных коллективов. На стендах — фото, тексты и большой экран, на котором можно, надев наушники, посмотреть видео.

Поделиться

Кроме этого по залам развешены обложки пластинок и кассет (ум с некоторым усилием вспоминает, для чего эти «коробочки»), фото — с экскурсами то в мир панков, бомжующих по Восточному Берлину, то в сумасшедшие дизайнерские и модные эксперименты (буфет из подвального окна, светильник из игрушечного тираннозавра), то еще куда-нибудь. На осмотр экспозиции — посмотреть, почитать, послушать музыку, — стоит отвести не меньше часа, а то и больше.

Кроме этого по залам развешены обложки пластинок и кассет (ум с некоторым усилием вспоминает, для чего эти «коробочки»), фото — с экскурсами то в мир панков, бомжующих по Восточному Берлину, то в сумасшедшие дизайнерские и модные эксперименты (буфет из подвального окна, светильник из игрушечного тираннозавра), то еще куда-нибудь. На осмотр экспозиции — посмотреть, почитать, послушать музыку, — стоит отвести не меньше часа, а то и больше.

Поделиться

Первый же стенд у входа посвящен самой, вероятно, знаменитой и влиятельной музыкальной группе из тех времен — Einstürzende Neubauten. Нынче слегка обуржуазившиеся — аж до мелодий и музыкальных инструментов — «Нойбаутен» начинали с кромешного индастриала и нойза, музыки, сыгранной перфораторами, отбойными молотками, битым стеклом и дикими воплями вокалиста Бликсы Баргельда. С видео на этом стенде, пожалуй, и стоит начать знакомство с экспозицией, чтобы сразу войти в нужное настроение. Первобытная сила ранних «Нойбаутен» не требует, в отличие от некоторых других культурных героев, препарированных на выставке, особого знания контекста. Она просто засасывает внутрь экрана, на котором крутится хроника типичного раннего концерта группы: подожженная сцена, совершенно безумные глаза Бликсы и столь же безумная публика.

Первый же стенд у входа посвящен самой, вероятно, знаменитой и влиятельной музыкальной группе из тех времен — Einstürzende Neubauten. Нынче слегка обуржуазившиеся — аж до мелодий и музыкальных инструментов — «Нойбаутен» начинали с кромешного индастриала и нойза, музыки, сыгранной перфораторами, отбойными молотками, битым стеклом и дикими воплями вокалиста Бликсы Баргельда. С видео на этом стенде, пожалуй, и стоит начать знакомство с экспозицией, чтобы сразу войти в нужное настроение. Первобытная сила ранних «Нойбаутен» не требует, в отличие от некоторых других культурных героев, препарированных на выставке, особого знания контекста. Она просто засасывает внутрь экрана, на котором крутится хроника типичного раннего концерта группы: подожженная сцена, совершенно безумные глаза Бликсы и столь же безумная публика.

Поделиться

На следующих стендах — другие герои андеграундной музсцены Германии 1980-х: Deutsch Amerikanische Freundschaft, Der Plan, Die Tödliche Doris, Freiwillige Selbstkontrolle, Ornament und Verbrechen и Palais Shaumburg.

На следующих стендах — другие герои андеграундной музсцены Германии 1980-х: Deutsch Amerikanische Freundschaft, Der Plan, Die Tödliche Doris, Freiwillige Selbstkontrolle, Ornament und Verbrechen и Palais Shaumburg.

Поделиться

На весьма многолюдном открытии выставки 4 июня директор Гёте-института в Новосибирске Штефани Петер отметила актуальность и уместность этой выставки «в молодом городе, который не боится экспериментов». Также госпожа Петер отметила, что у немецких гениальных дилетантов «много точек соприкосновения с молодым искусством Сибири», а также «Гражданской обороной» и прочим сибирским андеграундом 1980-х. Эти параллели продолжаются в культурных событиях, сопровождающих выставку: 17 июня будет показ фильм «Сибирский вудсток», 26 июня — квартирник «Ностальгия по 80-м», а 1 июля — лекция о моде и нравах СССР 80-х.

На весьма многолюдном открытии выставки 4 июня директор Гёте-института в Новосибирске Штефани Петер отметила актуальность и уместность этой выставки «в молодом городе, который не боится экспериментов». Также госпожа Петер отметила, что у немецких гениальных дилетантов «много точек соприкосновения с молодым искусством Сибири», а также «Гражданской обороной» и прочим сибирским андеграундом 1980-х. Эти параллели продолжаются в культурных событиях, сопровождающих выставку: 17 июня будет показ фильм «Сибирский вудсток», 26 июня — квартирник «Ностальгия по 80-м», а 1 июля — лекция о моде и нравах СССР 80-х.

Поделиться

Действительно, все панки мира — будь то романтики бури и натиска или Маяковский в желтой кофте и Малевич в черном квадрате или играющие на флейте водосточных труб музыканты, — в каком-то смысле похожи. На фото: арт-объект, придуманный художниками из группы Die Tödliche Doris как возможное будущее панк-моды: брекеты, украшенные огромными жемчужинами. «Они причиняют боль и хорошо смотрятся!» — гласит подпись.

Действительно, все панки мира — будь то романтики бури и натиска или Маяковский в желтой кофте и Малевич в черном квадрате или играющие на флейте водосточных труб музыканты, — в каком-то смысле похожи. На фото: арт-объект, придуманный художниками из группы Die Tödliche Doris как возможное будущее панк-моды: брекеты, украшенные огромными жемчужинами. «Они причиняют боль и хорошо смотрятся!» — гласит подпись.

Поделиться

«Советский и немецкий андеграунд 1980-х годов роднит то, что и тут и там музыка была главной ударной силой, — рассуждает арт-критик и экс-координатор Сибирского центра современного искусства Сергей Самойленко. — Но в Берлине все это очень сильно повлияло на всю дальнейшую жизнь, изменило представление о том, что такое вообще культура современного города. И это ощущается до сих пор, хотя герои этой выставки по большей части стали истеблишментом» (тот же Бликса Баргельд, не окончив и школы, теперь читает лекции о поэзии в университетах. — Е.П.).

«Советский и немецкий андеграунд 1980-х годов роднит то, что и тут и там музыка была главной ударной силой, — рассуждает арт-критик и экс-координатор Сибирского центра современного искусства Сергей Самойленко. — Но в Берлине все это очень сильно повлияло на всю дальнейшую жизнь, изменило представление о том, что такое вообще культура современного города. И это ощущается до сих пор, хотя герои этой выставки по большей части стали истеблишментом» (тот же Бликса Баргельд, не окончив и школы, теперь читает лекции о поэзии в университетах. — Е.П.).

Поделиться

«…У нас же все это растворилось в попсе, в шансоне и наши герои по большому счету ни на что не влияют, — продолжает господин Самойленко, который 20 июня проведет для желающих экскурсию по выставке. — И по-другому произойти не могло. Идея, что искусство само по себе может изменить мир, — утопия, оно может менять мир только в сочетании с изменениями общественными, политическими. Для того чтобы общество приняло такое искусство и менялось под его действием, у него для начала должен быть консенсус о том, что настоящее и будущее важнее прошлого, что надо идти вперед. У нас же консенсус, наоборот, в том, что история важнее и будущего, и настоящего. Я белой завистью завидую тому, что у немцев эта эпоха, андеграунд 1980-х годов, официально осознается культурной ценностью. У нас — совсем по-другому».

«…У нас же все это растворилось в попсе, в шансоне и наши герои по большому счету ни на что не влияют, — продолжает господин Самойленко, который 20 июня проведет для желающих экскурсию по выставке. — И по-другому произойти не могло. Идея, что искусство само по себе может изменить мир, — утопия, оно может менять мир только в сочетании с изменениями общественными, политическими. Для того чтобы общество приняло такое искусство и менялось под его действием, у него для начала должен быть консенсус о том, что настоящее и будущее важнее прошлого, что надо идти вперед. У нас же консенсус, наоборот, в том, что история важнее и будущего, и настоящего. Я белой завистью завидую тому, что у немцев эта эпоха, андеграунд 1980-х годов, официально осознается культурной ценностью. У нас — совсем по-другому».

Поделиться

На фото: ударные — канистра для бензина и саксофон из выхлопной трубы мопеда — музыкальные инструменты, из которых добывали новые звуки участники группы Ornament und Verbrechen, подпольно выступавшей в ГДР.

На фото: ударные — канистра для бензина и саксофон из выхлопной трубы мопеда — музыкальные инструменты, из которых добывали новые звуки участники группы Ornament und Verbrechen, подпольно выступавшей в ГДР.

Поделиться

В выставке есть особая меланхолия, которая всегда присуща виду любого искусства некогда пьяного, грязного и дикого, а теперь аккуратно препарированного в музейной стерильности, как косточки-чешуйки каких-то доисторических чудовищ или варварские орудия. Но, несмотря на эту мумификацию, немецкое «дилетантство» все равно впечатляет, раскрепощает мозги, освобождает и вдохновляет. Собственно, страсть и настойчивость, которая вложена во все представленные на выставке артефакты, подсказывает самый естественный — и по большому счету единственный возможный — ответ на обычную претензию постороннего к художникам, которая обычно звучит так: «Я тоже могу так рисовать!» (или «Я тоже могу стучать по батарее!»), — «Но ведь не рисуешь».

В выставке есть особая меланхолия, которая всегда присуща виду любого искусства некогда пьяного, грязного и дикого, а теперь аккуратно препарированного в музейной стерильности, как косточки-чешуйки каких-то доисторических чудовищ или варварские орудия. Но, несмотря на эту мумификацию, немецкое «дилетантство» все равно впечатляет, раскрепощает мозги, освобождает и вдохновляет. Собственно, страсть и настойчивость, которая вложена во все представленные на выставке артефакты, подсказывает самый естественный — и по большому счету единственный возможный — ответ на обычную претензию постороннего к художникам, которая обычно звучит так: «Я тоже могу так рисовать!» (или «Я тоже могу стучать по батарее!»), — «Но ведь не рисуешь».

Поделиться

Как могла бы выглядеть выставка, на которой потомки спустя лет 30 выясняли бы, что интересного было в Сибири, более или менее современной нам? «Там мы увидели бы сибирский панк, сибирский рок. Кроме Летова там были бы, например, "Путти". Может быть, "Коридор", — предполагает Сергей Самойленко. — Современное искусство: "Синих носов", проект White Cube Gallery, "Соединенные Штаты Сибири", "Монстрацию", конечно. Еще какие-то клубы, культовые места из 1990-х, вроде галереи "Черная вдова". Фестиваль "Живая вода". Фестиваль "СибАльтера", который проводился в 00-е годы… А вообще, хорошая была бы выставка».

Как могла бы выглядеть выставка, на которой потомки спустя лет 30 выясняли бы, что интересного было в Сибири, более или менее современной нам? «Там мы увидели бы сибирский панк, сибирский рок. Кроме Летова там были бы, например, "Путти". Может быть, "Коридор", — предполагает Сергей Самойленко. — Современное искусство: "Синих носов", проект White Cube Gallery, "Соединенные Штаты Сибири", "Монстрацию", конечно. Еще какие-то клубы, культовые места из 1990-х, вроде галереи "Черная вдова". Фестиваль "Живая вода". Фестиваль "СибАльтера", который проводился в 00-е годы… А вообще, хорошая была бы выставка».

Поделиться

Елена Полякова
Фото Татьяны Кривенко, фото 5, 8 — Елены Поляковой

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...