5 марта пятница
СЕЙЧАС -4°С

«В "Докторе Хаусе" волчанка звучала так необычно»: 12 красоток-врачей рассказали о головоломках на работе

Кто-то из них мечтал заглянуть внутрь глаза, а кого-то на выбор профессии вдохновили родные военные врачи

Поделиться

Доктора Новосибирской областной больницы рассказали о самом интересном в своей профессии

Доктора Новосибирской областной больницы рассказали о самом интересном в своей профессии

Поделиться

НГС посвятил фотопроект женщинам-врачам Новосибирской областной больницы

Сегодня, 3 февраля, отмечают День женщины-врача. Праздник посвящен Элизабет Блэкуэлл — первой женщине-врачу в США. И это день ее рождения. Она инициировала движение, которое помогло женщинам получить доступ и равенство в области медицины. В Новосибирске мало кто из врачей знает о таком празднике, и в их среде не принято делить людей по гендерному признаку, потому что человек в белом халате — это врач. Но мы решили, что это лишний повод напомнить, какие прекрасные женщины спасают людям жизни, определяют точный диагноз и подбирают нужное лечение. Медицинский обозреватель НГС Мария Тищенко показала врачей Новосибирской областной клинической больницы в их рабочей обстановке и одежде и, как они сами говорят, в «гражданской» и узнала, как они пришли в профессию.

Анна Пономаренко, врач-эндокринолог

Анна Пономаренко мечтала в детстве об археологии

Анна Пономаренко мечтала в детстве об археологии

Поделиться

Анна Пономаренко мечтала стать археологом, но, поскольку выбор профессии она делала в конце 90-х годов, было не до археологии. При этом у нее врачебная семья: папа работал детским хирургом, дядя и тетя тоже врачи, поэтому, когда в школе нужно было выбрать профиль класса, Анна выбрала медицинский и последние два года уже ходила на практику в институт. Она признается, что в начале обучения было тяжело, но потом поняла, что это всё же ее направление.

Сейчас Анна Пономаренко предпочитает пляжному отдыху походы

Сейчас Анна Пономаренко предпочитает пляжному отдыху походы

Поделиться

— Археология пока остается в туристических походах. Времени не очень много на это, но если получается, то пляжному отдыху я предпочитаю пешие походы, палатки, горы. Видимо, это остается из детских надежд, мечтаний что-то найти, отыскать, — рассказывает Анна Пономаренко.

На четвертом курсе медуниверситета многие уже знали, какую специализацию выбрать, а Анна нет, пока не началась эндокринология, которая заинтересовала ее интересными заболеваниями и синдромами. Анна Пономаренко записалась в кружок по эндокринологии, на котором обсуждали клинические случаи, общались с пациентами.

Анну заинтересовали эндокринные заболевания 

Анну заинтересовали эндокринные заболевания 

Поделиться

— Я о таком выборе не жалею и сейчас считаю, что эндокринология — это мое призвание. Есть какая-то аналогия между эндокринологией и археологией, так как и там и там ведется поиск. В нашей специальности встречаются крайне редкие, интересные заболевания. Иногда для таких пациентов эндокринолог — это последняя инстанция. Поэтому наша специальность так востребована.

Мария Кравченко, врач — детский эндокринолог

Мария Кравченко — из семейной династии<br>

Мария Кравченко — из семейной династии

Поделиться

— У меня на самом деле выбора не было: мама — педиатр, папа — врач-анестезиолог. В медицине я крутилась с самого детства, поэтому в университет шла очень осознанно. Специализацию я выбрала тоже достаточно рано — в 10-м классе, когда в школе на уроке анатомии мы изучали эндокринную систему, — вспоминает Мария Кравченко.

По ее мнению, эндокринология — интересная, сложная и точная наука:

— Для расчета, например доз препаратов, мы используем математические формулы. Диабет — это сплошная математика. Не приходится запоминать какой-то текст, а многое строится на логических цепочках, рассуждениях. Мне это нравится. Бывают сложные случаи, как головоломки. Они заставляют тебя концентрироваться и применять все знания медицины максимально.

В эндокринологии ей нравятся математические формулы, логические рассуждения

В эндокринологии ей нравятся математические формулы, логические рассуждения

Поделиться

Мария Кравченко сначала прошла специализацию по взрослой эндокринологии, но потом поняла, что начало большинства заболеваний положено еще в детстве, к тому же ей было интересно работать с детьми, поэтому Мария стала именно детским специалистом.

Мария работает с детьми

Мария работает с детьми

Поделиться

Большинство эндокринологов, говорит Мария, это женщины, это терапевтическая специальность, но на руководящих должностях находятся мужчины:

— У них холодный ум, я их за это уважаю.

Кристина Брежнева, врач-гастроэнтеролог

Кристина работает гастроэнтерологом

Кристина работает гастроэнтерологом

Поделиться

Кристина Брежнева всегда мечтала помогать людям, изначально хотела быть дерматовенерологом и работать с инфекциями. Она пошла в терапию, но на выбор гастроэнтерологии повлияла заведующая отделением.

Кристине помогли определиться со специальностью&nbsp;

Кристине помогли определиться со специальностью 

Поделиться

— Мне нравится работа с нашими пациентами, они — уникальные, диагностически тяжелые, поэтому набираешься опыта, и коллектив у нас не отпускает, — говорит доктор.

Кристине нравится дружный коллектив&nbsp;

Кристине нравится дружный коллектив 

Поделиться

Наталья Иванова, врач-офтальмолог

Наталья Иванова мечтала заглянуть внутрь глаза, и ее мечта сбылась

Наталья Иванова мечтала заглянуть внутрь глаза, и ее мечта сбылась

Поделиться

Наталья Иванова в 11-м классе решила поступить в медицинский вместе с подругой, а офтальмологию она выбрала уже на первом курсе, потому что ей очень хотелось стать офтальмохирургом, заглянуть внутрь глаза, помогать пациентам возвращать их зрение:

— Ты смотришь внутрь глаза и как будто оказываешься в космосе. Там очень красиво. Глаз имеет форму шара, у него есть покровная оболочка — роговица, склера, хрусталик, через который проникает свет внутрь. Изнутри наш глаз выстлан сетчаткой, там также есть диск зрительного нерва и множество мелких сосудов. Внутри он красного цвета.

Наталья говорит, что работа офтальмолога сложнее, чем кажется

Наталья говорит, что работа офтальмолога сложнее, чем кажется

Поделиться

Офтальмолог — это хирургическая специальность, за это Наталья ее очень любит. Она делает в больнице амбулаторные операции: пациенты в один день оперируются и выписываются домой. Это может быть удаление папиллом, птеригиумов (врастание треугольной формы, которое образуется с внутренней стороны конъюнктивальной оболочки глазного яблока), кист, халязионов (хроническое, в отличие от ячменя, пролиферативное воспаление края века вокруг мейбомиевой железы и хряща века).

Наталья — оперирующий офтальмолог

Наталья — оперирующий офтальмолог

Поделиться

— Работа офтальмологов — это не только показывать «Ш» и «Б», это большой труд. Глаз маленький, но заболеваний у него много, — заключает Наталья Иванова.

Ксения Рерих, врач-невролог

У Ксении Рерих папа — тоже врач

У Ксении Рерих папа — тоже врач

Поделиться

Ксения Рерих — из врачебной семьи: ее папа — врач-хирург, травматолог-ортопед, заведующий отделением в ННИИТО. Всё детство она видела, какая это благородная профессия: отец спасает жизни.

— Врачи — это интеллигентные люди, развитые во всех областях. Я видела обходы, планерки, как доктора решают, как именно спасти жизнь, выбирают тактику — это впечатляло, — вспоминает Ксения.

Ксению впечатляло то, как врачи выбирают способы спасения человека, обсуждают разные варианты

Ксению впечатляло то, как врачи выбирают способы спасения человека, обсуждают разные варианты

Поделиться

Изначально Ксения, как и многие, хотела стать хирургом, но, когда на четвертом курсе началась неврология, ее заинтересовала загадочная и сложная нервная система:

— Всё, что есть в организме, подлежит контролю нервной системы и не может без нее работать. Это и привлекло.

Изначально Ксения, как и многие, хотела стать хирургом

Изначально Ксения, как и многие, хотела стать хирургом

Поделиться

Первый год ординатуры прошел в горбольнице, второй — в областной, где Ксения и осталась работать:

— Здесь невероятно дружный коллектив, есть преемственность поколений — ты понимаешь, что тебя готовы учить.

По сравнению с другими отделениями, в неврологии встречаются мужчины-врачи

По сравнению с другими отделениями, в неврологии встречаются мужчины-врачи

Поделиться

В неврологии Ксению поражает способность мозга к восстановлению, его нейропластичность: работая в отделении с инсультами, она видит, как пациенты, у которых умерла половина мозга, начинают потом ходить.

— Это необычная способность головного мозга, которую хочется понимать и изучать, — делится невролог.

Марина Попова, врач-ревматолог

Сейчас Марина Попова работает в «красной» зоне — она прошла перепрофилирование

Сейчас Марина Попова работает в «красной» зоне — она прошла перепрофилирование

Поделиться

— Мне кажется, в детстве каждый так или иначе мечтал стать врачом, но для меня примером стали мои родители: мама — врач-провизор, папа — полковник медицинской службы, военный врач. После уроков я часто приходила к нему на работу и видела, как он сидит в своем красивом белом халате, дает рекомендации пациентам, а потом они подходят к нему с благодарностью за свое выздоровление. Это цепляло, завораживало, мне тоже хотелось оказаться на его месте, — делится Марина Попова.

В итоге она пошла учиться в медуниверситет, а в ординатуру по терапии поступила в областную больницу, где более глубоко познакомилась с ревматологией. Она заинтересовала Марину редкими заболеваниями.

Для Марины примером в карьере стали ее родные

Для Марины примером в карьере стали ее родные

Поделиться

— Мне захотелось помогать этим людям. И в «Докторе Хаусе» волчанка звучала так необычно. Но в течение последнего года из-за пандемии я работаю не ревматологом, а инфекционистом-пульмонологом в «красной» зоне. Это интересный опыт, потому что так или иначе я каждую специальность знаю, но попробовать себя в чем-то новом интересно, — делится Марина Попова.

Сейчас в областной больнице «красная» зона осталась для беременных. Как раз на старших курсах института Марина мечтала попробовать себя в качестве акушера-гинеколога, в итоге пошла в терапию, но сейчас все-таки окунулась в работу с беременными.

Анастасия Сбоева, врач-эндокринолог

Анастасия Сбоева сейчас работает в «красной» зоне больницы терапевтом

Анастасия Сбоева сейчас работает в «красной» зоне больницы терапевтом

Поделиться

— У меня мама врач, дедушка тоже связан с медициной, поэтому я осмысленно хотела стать врачом с детского садика. Правда, изначально я говорила, что буду педиатром, и уже в школе не сомневалась в своем выборе. Но с третьего курса у нас началась эндокринология — мы, наверное, единственные, у кого она была три года, — говорит Анастасия Сбоева.

Она замечает, что учебник по эндокринологии — единственный, который Анастасия, как книжку, прочитала от корки до корки.

Анастасия выбрала эндокринологию, потому что это был интересный предмет

Анастасия выбрала эндокринологию, потому что это был интересный предмет

Поделиться

Но чтобы стать детским врачом, нужно сначала отучиться на взрослого: для этого Анастасия пришла в ординатуру областной больницы. Ей так понравилось в отделении, что она решила пока там и остаться. Но из-за эпидемической обстановки она тоже пошла работать в «красную» зону терапевтом.

— Сначала было не очень комфортно, потому что эндокринолог — это узкая специализация, а ковид заставил нас расшириться, стать специалистами широкого профиля. За этот год все мои коллеги, особенно ровесники, а нас несколько человек пришло в одно время, набрали столько опыта, сколько бы за пять не получилось, — поясняет Анастасия Сбоева.

Виктория Попова, врач-нефролог

Виктория Попова любила в школе химию и биологию

Виктория Попова любила в школе химию и биологию

Поделиться

— Моя мама работала педиатром, но реализовать себя в профессии не получилось, так как она была вынуждена воспитывать троих детей. Мне хотелось косвенно воплотить ее мечту. В школе мне нравились химия и биология. В институте я поняла, что однозначно выберу терапию, а потом уже определилась с нефрологией — это достаточно сложный раздел терапии. В последующем я еще подтянула брата в медицину, и теперь мы с ним работаем в одной больнице, — объясняет Виктория Попова. Теперь, добавляет она, можно сказать, что вокруг нее находятся одни врачи.

Брат Виктории тоже работает в областной больнице

Брат Виктории тоже работает в областной больнице

Поделиться

В отделении нефрологии Виктория проходила субординатуру, будучи студенткой четвертого курса, в последующем устроилась туда в качестве медсестры.

— На первом году ординатуры мне предложили работать терапевтом в отделении по пересадке органов, а спустя год начала работать в нефрологическом отделении, — рассказывает она.

Надежда Нажалкина, врач-кардиолог

Надежда Нажалкина восхищалась кардиореанимацией, работая там медсестрой

Надежда Нажалкина восхищалась кардиореанимацией, работая там медсестрой

Поделиться

— Я помню себя в детстве: у меня не было других мыслей по поводу профессии. Желание стать врачом было как будто само собой разумеющимся. Может быть, мне это в раннем детстве внушили родители и мне это записалось в подсознании — я не знаю, — вспоминает Надежда Нажалкина.

Мыслей выбрать другую профессию у Надежды не было

Мыслей выбрать другую профессию у Надежды не было

Поделиться

На старших курсах института она работала медсестрой в кардиореанимации, которая ее впечатлила. В итоге Надежда работает не в реанимационной, но всё же в кардиологии с 2014 года. При этом в отделении бывают разные пациенты, например, с инфарктом после реанимации, пациенты, которые поступили планово с целью диагностики, и так далее.

Сейчас у Надежды бывают пациенты с разными заболеваниями

Сейчас у Надежды бывают пациенты с разными заболеваниями

Поделиться

Мария Герман, врач функциональной диагностики

Мария Герман — врач в пятом поколении

Мария Герман — врач в пятом поколении

Поделиться

— Я врач в пятом поколении — у всех в основном терапевтические специальности. Сначала врачом был дядя моего прадеда, потом прадед, который был военным врачом. Он окончил свою медицинскую карьеру в Берлине в 1945 году. Там родилась бабушка, которая тоже стала врачом. Она уже окончила наш новосибирский университет. Потом его окончила мама и я. Бабушка и мама работали в этой же больнице в пульмонологическом отделении, во время учебы я устроилась туда медсестрой, — описывает свою семейную историю Мария Герман.

В терапии не было мест, поэтому Мария согласилась на предложение пойти в отделение функциональной диагностики. И в этом году будет пять лет, как она здесь работает. Марии нравится эта специальность.

Мария работает в отделении функциональной диагностики почти пять лет

Мария работает в отделении функциональной диагностики почти пять лет

Поделиться

— Мы занимаемся именно обследованием, поэтому можем работать более спокойно, чем в других терапевтических специальностях, и с кем-то посоветоваться, настроить пациента на более добродушный лад, — считает Мария Герман.

Анна Булгакова, врач функциональной диагностики

Анна Булгакова — врач в третьем поколении

Анна Булгакова — врач в третьем поколении

Поделиться

— Я врач в третьем поколении: у меня бабушка — врач-рентгенолог, дедушка работал шофером скорой помощи, мама — врач-терапевт, а папа — зубной техник. После института я окончила ординатуру по терапии и пошла работать участковым терапевтом. Проработала там недолго: нужно быть стрессоустойчивым, стойким, мне хотелось чего-то более спокойного, — говорит Анна Булгакова.

Анна раньше работала участковым терапевтом

Анна раньше работала участковым терапевтом

Поделиться

После этого Анна пришла работать в отделение функциональной диагностики. Она работает в детском кабинете и очень любит общаться с детьми. Но при этом в отделении все могут друг друга заменять и заниматься разными исследованиями.

Анне нравится общаться с детьми

Анне нравится общаться с детьми

Поделиться

Дарья Лукашенко, врач-эндокринолог

Дарья Лукашенко сейчас тоже работает в «красной» зоне

Дарья Лукашенко сейчас тоже работает в «красной» зоне

Поделиться

— У меня много врачей в семье, поэтому я сразу знала, куда пойду и чем буду заниматься. Прадедушка был фельдшером на войне, оттуда всё пошло, — говорит Дарья Лукашенко.

На шестом курсе у Дарьи началась эндокринология, она ей понравилась, поэтому выбор был сделан быстро. До этого Дарья еще рассматривала акушерство и гинекологию. Сейчас она, как и другие коллеги, дежурит как терапевт в «красной» зоне:

Дарья выбирала между акушерством и гинекологией и эндокринологией

Дарья выбирала между акушерством и гинекологией и эндокринологией

Поделиться

— Там тоже лежат пациенты с сахарным диабетом, которым тяжелее, наверное, подобрать лечение из-за сочетания с коронавирусной инфекцией. Пандемия очень сильно расширила мой кругозор: за полгода я узнала столько, сколько бы еще за шесть лет не узнала.

Дарья уверена, что опыт работы в «красной» зоне дает многое

Дарья уверена, что опыт работы в «красной» зоне дает многое

Поделиться

Ранее НГС делал фотопроект, посвященный рыжим людям: как на них реагируют окружающие, в кого у них такой цвет волос и как это помогает им в жизни.

оцените материал

  • ЛАЙК42
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...