11 мая вторник
СЕЙЧАС +19°С

Гнут стрелку

Полторы тысячи новосибирцев попросили Путина отменить перевод стрелок — НГС.НОВОСТИ собрали главные аргументы сторонников и противников перехода

Поделиться

Стрелки и быт

Александр Толстиков, д.т.н., начальник отдела времени, частоты и определения параметров вращения Земли ФГУП «Сибирский государственный ордена Трудового Красного Знамени НИИ метрологии», выступившего против перевода времени: «Если отталкиваться от принципов астрономического определения времени и середины суток, то получается, что отсчет от Гринвичского меридиана показывает, что мы находимся на границе между 5-й и 6-й часовой зоной. Новосибирск находится строго на их границе. Строго говоря, левый берег Оби можно отнести к одному часовому поясу, а правый — к другому. Так и было какое-то время. Если есть желание, чтобы [световой] день сместился в сторону вечера, то надо переходить на 4-часовую разницу с Москвой. Тогда у нас середина солнечного дня, кульминация солнечного диска будет приходиться на 14:00, тогда как сейчас — около 13:00. Так можно до чего угодно договориться и полуднем считать и ночь. И смысл строгого определения полудня действительно теряется. Когда я высказывал свои соображения [против перевода стрелок для Заксобрания НСО], я руководствовался определением полуночи и полудня, и что его надо связывать с кульминацией солнечного диска. Еще надо учесть, что большая часть НСО вытянута на запад, поэтому живет в омском часовом поясе, а ее притягивают к другому времени. Операции по переводу времени туда и обратно — это манипулирование. Надо следовать астрономическим определениям».

Ренад Ягудин, пресс-секретарь Новосибирского Гидрометцентра: «Географически мы, конечно, сейчас находимся в том часовом поясе, в каком есть сейчас. Москва — 38-й градус восточной долготы. Новосибирск — 83-я долгота. Разница — 45 градусов. Скорость вращения земного шара — 15 градусов в час. Три часа и есть ровно. От этого никуда не денешься.

Когда мы уходим на 4 часа от Москвы, у нас наверняка будут затруднены контакты с западными регионами, с той же Москвой.

Если есть необходимость связываться с федеральными учреждениями в столице, возможность связи затрудняется, разница во времени нарастает. В гидрометцентре обмен данными идет по мировому времени, но требуется рассмотреть организационные и методические вопросы, тут, конечно, возникают проблемы».

Артем Скатов, депутат Законодательного собрания НСО, один из инициаторов перехода области в другой часовой пояс: «Летним временем, на которое мы переходим, мы закрываем проблему того, чтобы рассветы не стучались в 3:00, зато мы будем иметь лишний час светлого времени вечером. Зимой у нас начнутся другие проблемы: рассветать будет на час позже, но уже не в 3-4-5, а 8:00–9:00 и даже в 10:00. Тяжело, конечно, просыпаться в темное время суток, начинать рабочий день и еще тяжелее детям в школе и в детском саду прийти и начать процесс бодрствования. Я как родитель двух детей имею целый час светлого времени вечером, когда их из сада забираю. И для меня это время — возможность с ними после садика погулять на свежем воздухе. Так же и летом: кто работает на приусадебных участках, кто занимается спортом, все, кто вечером хочет погулять — все они имеют дополнительный светлый час. За этот час и боремся. И нам приходится выбирать из двух зол. И каждый выбирает себе то зло, которое ему больше подходит. Если мы зимой детей будим в темное время — мне и так, и так тяжело детей зимой будить».

Константин Голодяев, сотрудник Музея города Новосибирска, подписавший петицию об отмене решения о смене часового пояса: «Это откровенно непродуманная и популистская инициатива. Решение о переходе Новосибирской области в часовой пояс +3 в 1993 году не дураки принимали. Это самое близкое значение к астрономическому времени, в котором мы жили до революции. Оно у нас +3,5 часа по отношению к тогдашней столице Петербургу, а к нынешней еще поменьше. Если уж и искать пользу и выгоду в переходе области на +4, то для наших широт обязателен возврат летнего и зимнего времени. Вот какой вопрос нужно поднимать. Тогда будет и комфорт, и здоровье, и экономика. А это не в полномочиях наших депутатов».

Стрелки и здоровье

Ильдар Мингазов, заведующий отделом социально-гигиенического мониторинга ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Новосибирской области»: «Мы возвращаемся ближе к естественному световому режиму. Но вопрос адаптации стоит всегда. Летом продолжительность дня — 17 часов 30 минут, зимой — 7 часов 30 минут. В моменты нарастания света и в моменты убыли всегда всплеск заболеваний. Человек, который находится на природе, реагирует менее болезненно. А сейчас люди стали как комнатные цветочки. Мы в тепличных условиях, и такие факторы сильно выбивают из колеи. Мы слишком обленились и привыкли к комфорту. Человек же много сидит за компьютером, мало двигается. Надо движение, водный режим, пить чаще.

Мы обратили внимание на то, что, когда были переводы [на летнее и зимнее время], поднимался уровень смертности — процентов 7–8, иногда доходило до 12 %. Анализировали 1990-е и 2000-е годы — всплеск был и по вызовам "скорой помощи", и по смертности осенью и весной в течение недели.

А потом человек ко всему адаптировался».

Сергей Дорофеев, депутат Государственной Думы РФ, председатель Новосибирской областной ассоциации врачей: «Убедительных данных [о влиянии смены часового пояса на здоровье] вообще не существует. Если мы говорим о том, что случается с организмом в день перевода — ничего у нас не случается. Каждый день тысячи, даже десятки и сотни тысяч летают на самолетах и устраивают встряску организму — на четыре, пять, а может и на восемь часов. Не умирают же все после полета на самолете? Безусловно, адаптация есть. Случается ухудшение состояния здоровья при полетах? Бывает. Я неоднократно сам оказывал медицинскую помощь на борту. Но это бывает от разных обстоятельств — что было до того, что он делал перед этим, как себя вел, выспался, злоупотреблял чем-то.

Глубоко убежден: петух закукарекал — и это сигнал для пробуждения всего живого. Нельзя так, чтобы петух закукарекал, а мы продолжали спать.

Все в природе очень гармонично, все просыпаются с восходом солнца. Надо к этому стремиться, чтобы хронологический, биологический ритм вписывать в ритм активности солнца. Я как врач говорю, что решение [о смене часового пояса] будет более гуманным по отношению к нашему организму».

Ренад Ягудин: «Центр медицинской помощи приводил статистику, что при переходе на +4 от Москвы у них возрастает частота инфарктов и инсультов на 10–15 %. Это документальное подтверждение того, что человек должен жить в гармонии с местным солнечным временем, должен вовремя ложиться спать, вовремя вставать, организм должен получать ту энергию, на которую он имеет право. Документальные данные и статистика — у медиков. Но я по себе знаю, что, когда переходили на летнее время, вставать приходилось всегда труднее. И понятно: если встаешь в 6:00 летнего времени, то фактически — это 4:00 истинного солнечного времени, то есть два часа организм недосыпает. Это тяжело воспринимается, отсюда и возникает учащение инфарктных и инсультных состояний».

Стрелки и экономика

Артем Скатов: «Однозначно посчитать, корректно и убедительно, вряд ли кто-то сможет. Очень большая критика идет от компаний, работающих с Москвой. Для бюджета это минимальные цифры получатся. Важный момент заключается в том, что сейчас мы людей в вечернее время зимой загоняем под телевизор. Не имея возможности проводить время на воздухе, они идут домой, включают все лампочки и смотрят телевизор. Утром это имеет меньший эффект: просыпаешься в темное время, включил лампочку на кухне, позавтракал и пошел в детский сад. На учебу, на работу.

Вечерняя нагрузка на энергосистему будет однозначно ниже. Если даже пересчитать, что мы сохраняем 280 часов электричества в вечернее время, когда максимальное использование, то это экономический аргумент в пользу перехода».

Сергей Дорофеев: «На слушаниях в комитете по социальной политике [здравоохранению, охране труда и занятости населения Закобрсания НСО] были председатели советов многих сельских территорий, которые говорили, что для них [нынешний часовой пояс] — это тоже очень неудобно. Они в один голос сказали: "Нам это неудобно, очень просим учесть нашу точку зрения". Их было не один и не два, их было пятеро — специально позвали из разных уголков нашей области, и с севера, и с юга, и с востока, и с запада.Если вокруг нас уже все территории перешли на четыре часа [с Москвой] — Барнаул, Томск, Кемерово, то тоже неправильно будет оставаться. Мы та же самая Западная Сибирь. Экономические отношения надо иметь в виду — иногда будет неудобно для людей, которые ведут производственную деятельность, когда будет различие. В одном часовом поясе будет жить комфортнее».

Константин Голодяев: «Что там говорить про здоровье и экономику. Этот вред всем понятен. И наши, и коровьи организмы живут по естественному времени. Да, летом светает рано, но на то есть (был) переход на летнее время, которой тоже не дураки ввели еще летом 1917 года. Ну корова-то, тварь бессловесная, за раннюю дойку вам ничего не скажет. Может, лишь копытом лягнет да молока меньше даст. А попробуйте зимой поднять ребенка в садик или младшие классы на час раньше. Он по малолетству, может, еще и не выругается, но ежеутренний скандал обеспечен. А вот любой энергетик за лишний час вынужденного потребления электричества место инициаторам перехода четко определит. Менеджер, работающий с Москвой, теперь будет приходить домой еще на час позже. И жена его тоже слова найдет».


Михаил Руднев
Фото Александра Ощепкова

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...