16 июня среда
СЕЙЧАС +20°С

Город победившей шаурмы

«Дядя Дёнер» заставил горожан сменить русские беляши на арабский фастфуд — эксперты рассказали, опасен ли он, и разбили миф о туалетах для поваров на кухне

Поделиться

Поделиться

Объявив об открытии сотого киоска, сеть «Дядя Дёнер» параллельно запустила вегетарианское меню, в котором мясо заменяет фасоль. Согласно справочнику 2ГИС, у сети 51 павильон в самом Новосибирске (плюс 4 в Бердске, 1 в Искитиме и 1 в городе Обь). Остальные 43 «Дяди» работают в Новокузнецке, Барнауле, Бийске и др. Ближайшие конкуренты «Дяди Дёнера» на рынке уличных павильонов с перекусом — это «Русские блины» (у них 43 точки) и «Подорожник» (41 точка).

Из сетевых игроков на этом рынке есть также сеть MGrill (c 17 точками, в которых ассортимент, впрочем, шаурмой не исчерпывается). Остальное — уже не сетевые, а разрозненные точки, представляющие собой в основном семейный бизнес восточных мигрантов. Именно они подсадили Россию и Европу на наструганное с вертела мясо, завернутое в лепешку.

Шаурма (она же в разных городах и странах — «шаверма», «дёнер кебаб», «кебаб дюрюм» и т.д.) — наструганное с куска на вертеле мясо (баранина, говядина, индейка, курица), завернутое в лаваш (именно он и есть «денер») либо заложенное в разрезанную булку в сопровождении мелко нарезанных зелени и овощей (капуста, помидоры) и соуса (майонез, йогурт). Наибольшего успеха шаурма («денер кебаб») достигла в Германии. Первые киоски появились в Берлине в 70-е годы, а сейчас точек с популярнейшим видом фастфуда в стране — около 20 тыс. В России это блюдо изначально воспринималась как несколько рискованное (с санитарной точки зрения) и маргинальное. Концепция «Дяди Дёнера» изначально строилась на замене образа этнической «рукотворной» еды имиджем стандартного фастфуда.

Поэтому бренд сразу назвали не «шаурмой», а «денером», — как в Европе.

Ранее в интервью НГС.БИЗНЕС Антон Лыков рассказывал, что в 2009 году выбрал нишу, не занятую другими сетевыми игроками (в отличие от хот-догов, блинов, бутербродов и пр.), хотя над идеей бывшего работника Traveller’s Coffee заняться шаурмой вначале смеялись. По сути дела, «Дядя Дёнер» проделал с шаурмой тот же трюк, что некогда с крашеными светлой краской стенами проделали изобретатели термина «евроремонт».

И «еврошаурма» Антона Лыкова, и примеры других городов доказывают, что главный тренд уличной еды в том или ином городе определяют не столько какие-либо местные культурные особенности, сколько воля предпринимателя, выбравшего и удачно освоившего ту или иную нишу. Так, например, Томск остается городом блинов. У тамошнего лидера рынка — «Сибирских блинов» (согласно 2ГИС) — в Томске 31 точка, но на томском рынке действуют еще и «Русские блины», и мелкие блинопеки. Кемерово же сохраняет статус города разогретых в микроволновке бутербродов: в родном городе сеть «Подорожник» держит 39 точек.

Главными вопросами к шаурме остаются подозрения в ее антисанитарности и вредности. «У нас есть заготовочная база, — возражает Антон Лыков. — С нее все привозится в ваккумной упаковке: мясо насаживается на вертел, нарезки помещаются в холодильник. Мы разрабатывали нашу систему совместно с СЭС. Внутри киоска проводится ежедневная уборка, раз в неделю — генеральная. Для посетителей обычно нет возможности поставить рукомойник, поэтому там дезинфектор — с жидкостью, которой можно протереть руки. У продавца в его зоне тоже есть свой дезинфектор.

Есть такая нехорошая городская легенда, что продавец там же в киоске ходит в туалет. Но у нас в павильонах открытое пространство — видно, что ничего подобного там происходить не может.

Чтобы работать, по требованию СЭС у нас должен быть договор с одним из предприятий рядом, чтобы продавец мог пользоваться их туалетом». Опрошенные корреспондентом НГС.НОВОСТИ повара и технологи не склонны выделять шаурму как блюдо повышенной опасности. «Я просто понимаю, что теоретически отравиться можно в абсолютно любом месте: в павильоне с шаурмой, в кафе, в ресторане», — рассуждает опытный повар Александр.

Диетолог Елена Гарагуля, напоминая о том, что почти весь фастфуд как минимум неполезен, считает, что выдающаяся вредность шаурмы — миф: «Конечно, сочетание белой лепешки, майонеза и курицы промышленного, химического, так сказать, производства, неполезно и очень тяжело для нормальной работы печени.

Но, например, беляши вреднее, как и любое жареное в масле.

Оно вызывает гастрит, а если масло используется неоднократно, то в нем образуются канцерогены. Сюда же [относятся] жареные картофель фри и чипсы. Шаурма в этом смысле менее вредна хотя бы потому, что не жарится в масле. Плюс у нее более расширенный состав, включая сырую клетчатку: овощи, зелень». Представление о том, что блины чем-то полезнее шаурмы, только потому что они — «наши», диетолог отвергла: «Для того чтобы быть полезными, блины должны были бы быть цельнозерновыми и бездрожжевыми, а обычные блины, которые у нас продаются, — такая же «пустая» еда, как и прочий фастфуд».

Елена Полякова

Фото Татьяны Кривенко

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...