Все новости
Все новости

Очаги дикости

На территории области найдены гектары дикорастущей конопли, которая заменила пшеницу и овес

Поделиться

Каждый год в Новосибирской области находят и уничтожают очередные поля дикорастущей конопли. По прошлогодним данным Госнаркоконтроля, больше всего полей, заросших сорняком с неоднозначной репутацией, — в Усть-Таркском, Барабинском, Колыванском и Убинском районе. На прошлой же неделе Управление Россельхознадзора по НСО сообщило о выявлении очагов дикорастущей конопли в Татарском и Черепановском районах. Дикорастущая конопля, как правило, растет на удобренной земле — в заброшенных сельскохозяйственных угодьях. Сколько таких брошенных земель в области, никто точно не знает, как и того, сколько гектаров заросло дикой коноплей.

Инспекторы Россельхознадзора нашли два участка (2 и 1,7 гектаров) конопли в Татарском районе и три участка (общей площадью около 1 гектара) — в Черепановском районе. «Все нарушители привлечены к ответственности, им выданы предписания по уничтожению зарослей конопли в течение 7 дней, — объясняет замначальника отдела земельного контроля Россельхознадзора по НСО Виталий Яшков. — Работа в данном направлении ведется постоянно. При выявлении участков, заросших коноплей, мы устанавливаем собственника земли и привлекаем его к ответственности. Если земельный участок, заросший коноплей, находится на территории муниципального образования, то к административной ответственности привлекается непосредственно глава администрации».

Анатолий Елисеев, председатель Киевского сельсовета Татарского района, говорит, что предписание уже выполнил — дал указание выкорчевать криминальный сорняк, выросший на щедро удобренной пометом территории бывшей птицефермы, и распахать землю трактором.

«Мое мнение — полностью ее не уничтожить. Мы выкорчевываем то, что предписано, у нас участковый ходит по огородам, но она вырастает снова, и чтобы действительно уничтожить все, нужны великие деньги, которых у нас просто нет», — объясняет Анатолий Елисеев. «Коноплю очень сложно уничтожить, семена лежат в земле пять-семь лет, — подтверждает начальник управления Госнаркоконтроля по Новосибирской области Владимир Ильин. — Косить бесполезно, тут нужна специальная химия». По мнению господина Ильина, относительным решением проблемы было бы истребление конопли в радиусе около 5 километров вокруг населенных пунктов.

«Ехать далеко не надо, вокруг Новосибирска миллион таких мест — от куста до целого поля, — удивляется вопросу анонимный потребитель. — На всяких заброшенных скотных дворах она просто колосится. Но курить ее проку мало: от нее не прет. Местной особо и не торгуют — так для личного пользования... Говорят, что на самих полянках в сезон сбора иногда бывают патрули, но обычно людей ловят на обратном пути: в электричке или на посту останавливают машину».

Для курения обычно используется конопля тывинская и чуйская. Коробок такой конопли (которого хватает на 7–8 косяков) стоит от 600 рублей.

«Не скажу, что из Тывы приходит много, но в год мы задерживаем одну-две организованных группы, — говорит Владимир Ильин. — Разница между той и нашей коноплей огромна: там жарища и холод ночью, жарища и холод…». Именно от климатических условий зависит степень насыщенности конопли отвечающим за психотропные свойства тетрагидроканнабинолом (ТГК). Главного потребителя конопли, произрастающей в области (и ТГК обычно не богатой), господин Ильин описывает как молодежь, которая ездит домой в деревню и возвращается с каникул с урожаем: «Есть такая проблема в колледжах, училищах, да и вузах».

В последние годы, по словам главы Госнаркоконтроля по НСО, потребление конопли местного происхождения падает. Но, во-первых, потребители взамен начали употреблять больше синтетических наркотиков, а во-вторых, увеличивается количество поставок гашиша из Ирана и Афганистана.

«У нас в селе не употребляют, — подчеркивает глава Киевского сельсовета. — Максимум есть один-два таких человека, не больше. Почему? Ох, да просто некому — молодежь уезжает, работы нет, все заброшено».

«Сколько из 7,5 миллионов гектаров сельхозугодий в Новосибирской области заброшено, сказать никто не сможет, — комментирует Виталий Яшков. — Очень много долевой собственности заброшено; с начала кризиса многие фермеры отказываются от участков, потому что выращивать пшеницу стало невыгодно, многие разоряются».

Елена Полякова

Фото lifeisphoto.ru

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter