18 октября понедельник
СЕЙЧАС +4°С

Роды высокого риска

Заведующую отделением роддома обвинили в смерти женщины после кесарева сечения

Поделиться

По мнению гособвинения, процесс будет тяжелым, так как стороны намерены отстаивать свою точку зрения до последнего

По мнению гособвинения, процесс будет тяжелым, так как стороны намерены отстаивать свою точку зрения до последнего

Поделиться

«В октябре 2006 года моя жена, согласно ранее составленному договору, поехала рожать в роддом № 7, — рассказал корреспонденту НГС.НОВОСТИ муж погибшей Геннадий Воронин. — Ей должны были сделать плановое кесарево сечение. И вот выходит доктор и объявляет, что жене вдруг стало плохо…

Первый год был невыносимо тяжелым, поделился вдовец. И не только потому, что приходилось самому постигать все премудрости по уходу за грудничком и, например, просыпаться каждые три часа ночью, чтобы покормить его. В большей степени потому, что приходилось вместе с детскими психологами выводить из сильнейшего стресса трехлетнего Макара, которому невозможно было объяснить, куда исчезла мама.

С роддома № 7 муж погибшей хочет взыскать 4,12 миллиона рублей в качестве возмещения убытков и компенсации морального вреда. Он также хочет добиться, чтобы обвиняемая Татьяна Веремьянина никогда больше не прикасалась к беременным. Сейчас бывшая заведующая трудится простым врачом акушером-гинекологом. С высокой должности ее сняли распоряжением главврача роддома почти сразу после трагедии.

В отличие от мужа погибшей женщины обвиняемая акушер-гинеколог отказывается общаться со СМИ

В отличие от мужа погибшей женщины обвиняемая акушер-гинеколог отказывается общаться со СМИ

Поделиться

Как следует из обвинительного заключения, жена Воронина, 40-летняя Елена Добровольская, находилась в группе крайне высокого риска из-за имевшихся заболеваний и перенесенного ранее кесарева сечения.

Татьяна Веремьянина, как ее лечащий врач, знала об этом, но, по версии прокуратуры, не учла должным образом прогнозируемых осложнений. В частности, не провела полного обследования и не подготовила соответствующим образом персонал и оборудование к операции. В ходе операции был ошибочно выбран разрез на матке, а после его проведения Веремьянина не осмотрела уже имевшийся рубец после прошлого кесарева. В результате при извлечении новорожденного произошел разрыв этого рубца. Начавшаяся кровопотеря была недооценена, а кровевозмещение проведено неадекватное. Кроме того, было допущено еще несколько специфических ошибок. Все это стало причиной остановки сердца Добровольской, а после того, как ее вернули к жизни, развились осложнения, приведшие на четвертые сутки после операции к летальному исходу.

Обвиняемая полностью отрицает свою вину. По ее словам, причиной смерти Елены Добровольской явилось не ненадлежащее исполнение врачебных обязанностей до и во время операции, а «тромбоэмболия, развившаяся в результате кровопотери».

«Сыграли роль и перенесенные ранее десять абортов, плохое общее физическое состояние, постоянное курение, перенесенные ранее операции», — показала суду Татьяна Веремьянина.

В департаменте здравоохранения администрации Новосибирской области считают, что материнская смертность в ходе беременности, родов и послеродовой период была, есть и будет, так как «существуют непредотвратимые и непрогнозируемые ситуации». Ежегодно по материнской смертности специальным приказом даже закладывается определенный показатель — на уровне пяти умерших мам на каждые 25 тысяч живорожденных детей.

При этом, несмотря на то что Следственным управлением при прокуратуре РФ возбуждаются уголовные дела по каждому факту материнской смерти, до суда они не доходят. Подобное слушание в Первомайском суде — беспрецедентное. Как пояснил корреспонденту НГС.НОВОСТИ анонимный источник в следственных органах, такое происходит еще и потому, что «дела разваливаются, так как врачи переписывают документы».

В то же время, по мнению руководителя Центра медико-страхового права Юлии Стибикиной, у которой в настоящий момент в новосибирских судах находится девять дел по искам пациентов к лечебным учреждениям, и в половине случаев — к роддомам, в ближайшие годы таких процессов — как гражданских, так и уголовных — будет все больше. «Менталитет смиренности, присущий нашему обществу, начал ломаться, — считает Юлия Стибикина. — Этот вал возмущения в судах будет только расти. Причем до тех пор, пока у наших докторов, в свою очередь, не начнет ломаться менталитет безнаказанности».

Андрей Ткачук

Фото gettyimages.com (1), автора (2)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...