25 октября воскресенье
СЕЙЧАС +0°С

Дачи Двуречья: прогулка по обществу, где построил удивительный резной дом известный проектировщик

Здесь жили директор крупного завода, лётчик и начальник тюрьмы, а сейчас 28 видов птиц, норки и бобры

Поделиться

Дом с черепичной крышей — один из самых старых и примечательных в СНТ «Спутник»

Дом с черепичной крышей — один из самых старых и примечательных в СНТ «Спутник»

Прогулка по СНТ «Спутник» возле посёлка Двуречье

Если рядом нет реки, то идеальную дачу проще всего представить в лесу — именно такие дачи в СНТ «Спутник» в районе посёлка Двуречье. У общества есть соседи-дачники, но изначально дома здесь выходили в берёзовые рощи, а самые первые дома строили на обрыве с видами на долину речек Мосиха и Ноздриха. Для рубрики «Классно на даче» Лиза Пичугина прогулялась по дачным улицам, где известный новосибирский проектировщик построил себе резной дом под черепичной крышей, а одно из немногих беспокойств дачников — цыганский посёлок по соседству.

Дачи утопают в зелени: когда-то здесь были поля, но с тех пор на их месте разрослись деревья, а на окраине остались старые берёзовые рощи

Дачи утопают в зелени: когда-то здесь были поля, но с тех пор на их месте разрослись деревья, а на окраине остались старые берёзовые рощи

Приглашение в СНТ «Спутник» НГС получил после репортажа о резном дачном доме на Ине. Дачный посёлок находится возле станции Крахаль и соседствует с другими — «Механизатор», «Мечтатель» и «Дорожник», а со стороны железной дороги — с оврагом, в котором течёт речка Мосиха. До электрички пешком здесь минут 20–25. На машине местные рекомендуют ехать через Кольцово и Двуречье — чтобы не стоять не переезде, хотя кажется, что путь через Барышево короче. Без учёта пробок дорога занимает около 40 минут.

«Спутник» делят на «старые дачи» и «новые дачи». Старые — пара улиц слева от улицы Просёлочной, которые образуют изящную петлю вокруг берёзовой рощи. По словам местных старожилов, участки здесь выделяли в 1964 году работникам Совнархоза, первые три дома — сперва разборные, за невероятные в то время 300 рублей — поставили в 1966 году.

Дачу Елены Якимчук с домом под настоящей черепичной крышей построил её отец — новосибирский проектировщик Евгений Лысенко

Дачу Елены Якимчук с домом под настоящей черепичной крышей построил её отец — новосибирский проектировщик Евгений Лысенко

— Вокруг дач не было — был лес, мы туда за грибами и ягодами ходили, — рассказывает местная дачница Елена Якимчук. — Здесь раньше был военный полигон, мама рассказывала, что тут были блиндажи, окопы, куча берёз, поэтому тут вручную всё выравнивали. Мама хотела участок на горочке, со всеми, а папа сказал: «Нет, здесь будем».

Кроме главного дома, на участке есть ещё один — «зимняя» кухня, построенная после сгоревшей от молнии «летней»: её объединили с баней и сделали комнату, так что это полноценный домик, который тоже украсили резьбой. За домом у Евгения Лысенко была небольшая пасека на <nobr class="_">8 ульев</nobr>, а теперь на её месте прямо под домом растут белые грибы и опята

Кроме главного дома, на участке есть ещё один — «зимняя» кухня, построенная после сгоревшей от молнии «летней»: её объединили с баней и сделали комнату, так что это полноценный домик, который тоже украсили резьбой. За домом у Евгения Лысенко была небольшая пасека на 8 ульев, а теперь на её месте прямо под домом растут белые грибы и опята

Отец Елены был известной в городе личностью: Евгений Лысенко был проектировщиком, работал в «Новосибгражданпроекте», реконструировал завод им. Чкалова, делал расчёт конструкций для ГПНТБ и даже расчёты для подземных ракетных шахт. Последним его местом работы был «Облколхозпроект»: там он разработал проект комплекса в Верх-Ирмени, за который получил серебряную медаль на выставке ВДНХ. Есть у него и военные награды: Евгений Николаевич прошёл войну, участвовал в снятии блокады Ленинграда, получил в числе прочих медаль Ушакова за спасение командира и был представлен к ордену, но документы затерялись.

Дом постоянно подкрашивают, но, пожаловалась Елена, бесполезно: зимой здесь столько солнца, что краска попросту сгорает

Дом постоянно подкрашивают, но, пожаловалась Елена, бесполезно: зимой здесь столько солнца, что краска попросту сгорает

Дачный дом Евгений Лысенко тоже спроектировал сам — в обход всех приличий, смеются его потомки. Строить высокие дома тогда фактически запрещали, но у Евгения Николаевича было четверо детей, поэтому о двухэтажном доме удалось договориться, а вместо стандартных шести соток известному проектировщику дали восемь.

Дом построили за два или три года, вспоминает Елена Якимчук, а украшения Евгений Николаевич потом вырезал ещё лет шесть, пока работал на строительстве Вилюйской ГЭС в Якутии — там, говорит его дочь, было скучно.

В следующем году фасад решили полностью отремонтировать и покрасить заново, уже другой краской

В следующем году фасад решили полностью отремонтировать и покрасить заново, уже другой краской

Выделяется дом не только резным фасадом, но и крышей: это, пожалуй, единственный дом в округе под настоящей черепичной крышей.

— У нас на Крахале был кирпичный завод, там делали черепицу. Они закрывались и распродавали её, как папа смеялся, по копейке штука. Я помню, мы её мыли, подавали ему, а он крепил, — говорит Елена.

На вырезание украшений для карнизов и наличников у Евгения Николаевича ушло <nobr class="_">6 лет</nobr>

На вырезание украшений для карнизов и наличников у Евгения Николаевича ушло 6 лет

Резьбой Евгений Лысенко занимался в длительной командировке и привёз украшения для дачи из Якутии

Резьбой Евгений Лысенко занимался в длительной командировке и привёз украшения для дачи из Якутии

Среди соседей семьи Елены Якимчук в своё время были директор Новосибирского металлургического завода им. Кузьмина, лётчик, начальник тюрьмы. Часть соседей уже сменилась, но Андрей, как и Елена, на дачах «Спутника» вырос.

Андрей свой дом украсил деревянной чешуёй — его построили на месте разборного домика, который сюда привезли в 1966 году

Андрей свой дом украсил деревянной чешуёй — его построили на месте разборного домика, который сюда привезли в 1966 году

Пожарного Андрей, по его словам, вырезал со знакомого алкоголика, а каска — настоящая, с чеканной эмблемой

Пожарного Андрей, по его словам, вырезал со знакомого алкоголика, а каска — настоящая, с чеканной эмблемой

На участке Андрея ещё есть подаренная ему скульптура Ивана и Конька-Горбунка и живут белки, а в округе, рассказал мужчина, живёт 28 видов птиц, норки и бобры

На участке Андрея ещё есть подаренная ему скульптура Ивана и Конька-Горбунка и живут белки, а в округе, рассказал мужчина, живёт 28 видов птиц, норки и бобры

— Нас было несколько поколений одногодок, 1962 года и 1967-го, — вспоминает он. — Дороги как таковой не было, помню, как мы сюда на уазиках добирались. За водой сначала на речку бегали, вниз, потом здесь скважину сделали, бак поставили, потом трубы сделали, свет протянули. Дорога была прямо на Иню, пляж был. Раньше в субботу и воскресенье все шли на Иню, на пляже места не было, нырялка стояла, но народ почему-то перестал ходить.

В старой части общества даже нашёлся вот такой детский домик

В старой части общества даже нашёлся вот такой детский домик

В 1970-х в «Спутнике» начали нарезать «новые дачи», и по сравнению с уже построенными тут гораздо теснее: площадь некоторых участков — всего 3,5 сотки. Участки выделяли уже не одному конкретному предприятию: новыми дачниками были и рабочие с завода «Большевик», и преподаватели, и сотрудники учреждений, которые одна из дачниц Елена, смеясь, называет условным «запсибснабсбыт».

Некоторые из старых дач построены прямо над обрывом

Некоторые из старых дач построены прямо над обрывом

— Место нам нравится, но скученность… — качает головой женщина. — Близко от города, леса, Иня, грибы в этом году. Раньше был пляж, сейчас нет, но иногда мы выезжаем порыбачить. Тут у нас речка Мосиха, там тоже рыбачат. Пенсионерам отдохнуть можно, молодёжи, наверное, не очень интересно. Но люди тут меняются: старики уходят, молодёжь покупает, газоны делает — мы-то с грядками привыкли, а у них газоны.

Новая «нарезка» дач — очень тесная, по 3,5–4 сотки, пожаловались дачники

Новая «нарезка» дач — очень тесная, по 3,5–4 сотки, пожаловались дачники

На окраине общества дачи выходят прямо к берёзовой роще

На окраине общества дачи выходят прямо к берёзовой роще

Дачи здесь Елена называет обычными, однообразными. Хотя это не бросается в глаза, в посёлке немало брошенных участков — только на их улице таких три. Но постепенно их выкупают, объединяют с соседними, строят новые дома. При этом сегодня ни на Avito, ни на N1 нет ни одного объявления непосредственно в «Спутнике», хотя дачи продаются у соседей — в «Механизаторе» и «Мечтателе» и стоят от 400 тысяч до 2,2 млн рублей.

Дороги внутри общества не заасфальтированы, а отсыпаны щебнем — это работа председателя и правления, говорят дачники

Дороги внутри общества не заасфальтированы, а отсыпаны щебнем — это работа председателя и правления, говорят дачники

Этот дом выглядит не то как дача из Подмосковья, не то как дом для отдыха степенной скандинавской семьи

Этот дом выглядит не то как дача из Подмосковья, не то как дом для отдыха степенной скандинавской семьи

Обслуживание в год обходится в 6–8 тысяч рублей, включая свет. В обществе есть поливочная вода из скважины, причём без перебоев с мая по октябрь, электричество, в этом году стабильно работает интернет, многие обзаводятся спутниковым телевидением. Дорога, правда, заасфальтирована только частично, от магазина (который, кстати, работает до первых «белых мух») на въезде до Двуречья, до магазина же её чистят зимой — дальше дачники сами протаптывают тропы. Тех, кто здесь зимует, немного: в старой части СНТ нет никого, в новой — единицы.

Валентина Михайловна рассказала, что в <nobr class="_">1990-е</nobr> дачи нередко обворовывали, но в последние годы всё спокойно

Валентина Михайловна рассказала, что в 1990-е дачи нередко обворовывали, но в последние годы всё спокойно

Кот Валентины Михайловны хоть и выглядит суровым, на деле — ласковый добряк и хитрюга и любит играть с хозяйкой в прятки

Кот Валентины Михайловны хоть и выглядит суровым, на деле — ласковый добряк и хитрюга и любит играть с хозяйкой в прятки

— Мы поднимали этот вопрос, — говорит ещё одна дачница, Валентина Михайловна. — Нас три общества — «Спутник», «Механизатор» и «Мечтатель», мы сделали асфальт, а дальше его не делают. Там осталось метров 300 сделать до дороги, ходил бы автобус.

За порядок в обществе отвечает сторож с собаками, но, когда они не на обходе, общество патрулируют местные пёсики

За порядок в обществе отвечает сторож с собаками, но, когда они не на обходе, общество патрулируют местные пёсики

Дачи здесь строили кто из чего: в обшивке фасадов можно встретить и старые фанерные вывески, и доски из ящиков для снарядов — часть дач построена на месте полигона, да и Кольцовский полигон близко

Дачи здесь строили кто из чего: в обшивке фасадов можно встретить и старые фанерные вывески, и доски из ящиков для снарядов — часть дач построена на месте полигона, да и Кольцовский полигон близко

— Даже хотели маршрутку сюда пустить, чтобы хотя бы два раза в день люди могли приезжать: не у всех есть машины, не всем легко дойти с электрички, — согласилась Елена Якимчук. — Мы за своей дорогой следим, сейчас её начали грейдировать. Но дальше её разбивают: там большегрузы ходят, у нас на въезде переработка шин, туда возят колёса от КАМАЗов.

В «Спутнике» есть и необычные дома: с интересной формой...

В «Спутнике» есть и необычные дома: с интересной формой...

...и необычными балконами в треть всего дома

...и необычными балконами в треть всего дома

Строгой охраны в «Спутнике» нет, но есть сторож с собаками, который периодически обходит территорию. Но в последние годы серьёзных случаев воровства здесь не было, говорят дачники, — всё пришлось на 1990-е.

— В 90-е, было, алюминий [тащили] — у меня украли ванночку маленькую, мы в ней ноги мыли, — смеётся Валентина Михайловна. — Было, лампу украли керосиновую, на окошке стояла. Теперь всё нормально.

Заброшенных участков и домов здесь немного, и в глаза они не бросаются, но есть

Заброшенных участков и домов здесь немного, и в глаза они не бросаются, но есть

Часто пустующие участки выкупают соседи или вместе с соседними — расшириться здесь, наверное, мечтают многие

Часто пустующие участки выкупают соседи или вместе с соседними — расшириться здесь, наверное, мечтают многие

— В тяжёлые 90-е пришлось пристроить гараж, чтобы машину никто не угнал — даже здесь. У нашего соседа за одну ночь и колёса, и стёкла вытащили, притом что он был дома — просто побоялся выйти, — вспоминает Елена Якимчук.

При этом в продаже дач в «Спутнике» сегодня на порталах с недвижимостью нет — ни одной&nbsp;

При этом в продаже дач в «Спутнике» сегодня на порталах с недвижимостью нет — ни одной 

Больше беспокойства местным дачникам доставляют цыгане: на подъезде к дачам они построили целый посёлок. Елена Якимчук говорит, что первые дома появились там самостроем на бывшем картофельном поле, а потом, по слухам, получили разрешение и расстроились. В какой-то год в посёлке был сильный пожар, и дачники думали, что его жители уйдут в другое место, но сейчас на месте сгоревших домов отстроили новые.

Цыганский посёлок вырос здесь примерно за 20 лет, начавшись с 4 небольших домиков — сегодня здесь, по информации дачников, уже два барона

Цыганский посёлок вырос здесь примерно за 20 лет, начавшись с 4 небольших домиков — сегодня здесь, по информации дачников, уже два барона

— Мы как-то зимой приезжали снег чистить, а здесь же станция, поезда с углём. Мы шли с электрички и видели: поезд только встал, и вдруг высыпает толпа цыган и кидается к этому поезду, начинает быстро-быстро — я никогда не видела, чтобы работали лопатами, как они, лопаты просто мелькают — эти горки [угля] счищать, в одну секунду. Пока машинист добежит, они уже [всё сделали]. А потом они уголь собирают — дома топить же надо. Сейчас уже вагоны с углём у нас не останавливаются, — рассказала Елена.

Дачники говорят, что общество у них очень дружное, хвалят председателя и сетуют только на тесноту

Дачники говорят, что общество у них очень дружное, хвалят председателя и сетуют только на тесноту

Одно время цыгане наведывались на дачи и подворовывали, но председатели собрались и поговорили по душам с местным бароном — теперь они не наглеют, только предлагают свои услуги: что-то отремонтировать, построить, вывезти металл. Берут, правда, дорого, улыбается житель «новых дач» Владимир.

Из первых примерно 50 участков «Спутник» уже разросся до более 400. В этом году на дачах, говорят местные, был аншлаг: деваться людям было некуда. Но, учитывая площади участков и тенденции к их объединению, весьма вероятно, что общество может стать более компактным.

На каких ещё дачах мы побывали этим летом

В СНТ «Нива» нашлась самая дорогая в Новосибирске дача, а ещё озеро с утками и живописный ландшафт.

Дачники целиком захватили остров Кудряш: участки здесь продают сразу с лодками, потому что иначе на них не попасть.

Направление Обкомовских дач — одно из самых дорогих и самых престижных ещё с начала прошлого века.

Самое большое СНТ под Новосибирском — с длинным озером и склонами, на которых живописно, один над другим, теснятся домики.

Курортные дачи нашлись в Голубом Заливе: раньше здесь царили базы отдыха, а теперь на пляже отдыхают местные дачники.

Прогуляйтесь с нами по обществу вертолётчиков, где выращивают 40 сортов винограда, а туалеты — из носов самолётов. Здесь разделяют мусор, пользуются солнечными батареями и создают необычные арт-объекты.

А на дачах Шелковичихи нашлись резные Deep Purple, пляж на острове и удивительные дома архитекторов, к которым ведёт мост-сороконожка.

В Нижней Ельцовке есть дачи, которые почти со всех сторон отделены водой — здесь есть частные лестницы к протоке и озеру, а на одном из участков строят копию Сиднейского оперного.

оцените материал

  • ЛАЙК27
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!