Реклама
СЕЙЧАС -14°С
Все новости
Все новости

Мусорное поветрие

Самую большую в мире свалку превратили в произведение искусства

Поделиться

16 мая в кинотеатре «Победа» показали документальный фильм «Свалка». Фильм о людях, которые всю жизнь раскладывали по кучкам мусор на крупнейшей свалке планеты, пока не узнали, что их работа может быть и современным искусством. «Хороший новый фильм ограниченного проката, не дошедший до Новосибирска. Мы стараемся показывать здесь такие фильмы. Аудитории они нужны, просто она о них не знает», — комментирует организатор Артем Слета, руководитель киноклуба Indie Films. В ХХ веке размножившийся из-за роста темпов производства мусор не мог остаться незамеченным художниками. Они искали в нем то метафору пустоты жизни современного человека, то наоборот красоту и творческий потенциал, скрытые в повседневности. Результаты их творческих поисков сторонники более консервативного искусства тоже считают «мусором».

Краткая история мусора в искусстве. 1913 год — вводится понятие «готового объекта» (художник берет готовую вещь и вкладывает в нее новый смысл). 1919 год — Курт Швиттерс начинает делать коллажи из оберток, афишек и автобусных билетов. 1954 год — запечатлевая образ современного города, Роберт Раушенберг вводит в свои работы мусор, подобранный на улицах Нью-Йорка. 2001 год — сделанное из окурков и пивных жестянок произведение Дэмиена Херста, одного из самых дорогих художников современности, по ошибке выброшено как мусор уборщицей галереи.

«Свалка» (Waste Land, 2010) получила приз зрительских симпатий Берлинского кинофестиваля и номинацию на «Оскар». Фильм — история одного проекта нью-йоркского художника Вика Муниса, который (вслед за бриллиантами и сахаром) решил попробовать в качестве материала мусор. И отправился на самую большую в мире свалку — Жардим-Грамашо на окраине Рио-де-Жанейро. Соавторами выложенных из мусора композиций стали сортировщики со свалки. Перед камерой они рассуждают о том, как участие помогло им научиться видеть красоту в ранее непонятных абстрактных произведениях и осознать, что сами они заслуживают лучшей жизни. В конце фильма Мунис отдает им всю выручку от продажи нашумевших мусорных композиций. «Современное искусство — это не эстетика, а инструмент изменения общества, сознания. Это его главная функция», — подчеркивает смысл фильма Сергей Самойленко, координатор Сибирского центра современного искусства.

Поделиться

Пока не сняли. Новосибирские художники, работающие в технике «найденного объекта», иногда берут этот объект с помойки. Но масштабных проектов, в которых участвовали бы «люди со свалки» — или хотя бы просто теоретически неподготовленные люди, — у них не было. Художник Константин Скотников считает, что новосибирскому искусству не хватает для этого менеджерских инструментов: «Мунис, включенный в систему западного арт-бизнеса, знал, что продаст свои произведения и сможет заплатить участникам».

Поделиться

Типичный посетитель таких показов и выставок в Новосибирске — образованная (чаще всего с творческим или гуманитарным уклоном) молодежь: студенты и молодые специалисты. Остальные же, как правило, реагируют на современное искусство настороженно или пренебрежительно — то есть, опять же, как на мусор. «У человека, который при виде того же «Черного квадрата» говорит: «Я тоже так могу, какое же это искусство?», я бы спросил, какой смысл он в это вкладывает? — рассуждает Сергей Самойленко. — Квадрат нарисует и обезьяна, но тот комплекс метафизических и других смыслов, которые в него вложил Малевич и его исследователи, она в него не вложит. А если вложит — значит, да, она художник». Господин Самойленко полагает, что причина неприятия — в том, что советское образование игнорировало огромный (более чем полвека) пласт истории мирового искусства. И эта тенденция сохраняется, пока на Западе детей водят на экскурсии в музеи современного искусства, объясняя смысл экспонатов: «Из-за недостатка образования люди считают, что искусство кончилось с ХIХ веком, а если оно и есть сейчас, оно должно быть красивым и приятным. Хотя с этой функцией в современном мире прекрасно справляется дизайн, а у искусства более сложные задачи. Основы современного художественного языка не дают в школе. Плюс — нетерпимость нашего общества ко всему непривычному».

Артем Слета рассказывает, что его киноклуб уже пытается научить школьников смотреть «другое» кино: «Мы хотим устроить показ «Свалки» для старшеклассников. На «Неделе испанского фильма» мы приглашали школьников на фильм «Я тоже» — об интеграции в общество людей с синдромом Дауна».

«В советское время во всех журналах печатали импрессионистов, — продолжает господин Самойленко. — Не прошло и шестидесяти лет с тех пор, как их клеймили как «мазню», а любая советская домохозяйка уже знала, что это — искусство. И сейчас точно так же нужно обучение художественному языку, начиная с «Черного квадрата».

Продолжая интересоваться художественным потенциалом новосибирского мусора, корреспондент НГС.НОВОСТИ спросила у Виктора Кравченко, директора МУП «Спецавтохозяйство», о его личном отношении к современному искусству. «Любой вправе самовыражаться, да хоть даже и мусором, — ответил господин Кравченко. — В конце концов, это давно известная практика — из мусора и дома строят, и картины, и скульптуры создают, сразу убивая двух зайцев: утилизация и самовыражение. Я лично предпочитаю классическое искусство, но так как я — специалист по мусору, я нормально отношусь».

Елена Полякова

Фото kinopoisk.ru (1, 2), автора (3)

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter