NGS
Погода

Сейчас-3°C

Сейчас в Новосибирске

Погода-3°

пасмурно, без осадков

ощущается как -8

4 м/c,

с-в.

754мм 55%
Подробнее
0 Пробки
USD 93,29
EUR 99,56
Реклама
Бизнес истории «Это можно сравнить с тем, что вы пришли в офис, а здания больше нет»: как блокировка Instagram* убивает микробизнес

«Это можно сравнить с тем, что вы пришли в офис, а здания больше нет»: как блокировка Instagram* убивает микробизнес

Предприниматели еще работают над старыми заказами, но новых могут уже не дождаться

Где и как продавать уроки рисования, эксклюзивные сумки и детские трусики — теперь большой вопрос

За годы работы в России Instagram* стал не только одной из самых популярных соцсетей, но и уникальной площадкой для малого бизнеса. С его блокировкой индивидуальные предприниматели и самозанятые новосибирцы, по сути, лишились виртуальной витрины, на которой выставляли плоды своей деятельности. Те, для кого Instagram* был одной из площадок, «просто» потеряли значительную часть доходов. Куда хуже пришлось тем, кто полностью выстроил свою работу на функционале полузапрещенной социальной сети. Мы поговорили с новосибирцами, которые строили бизнес в Instagram*, а теперь не знают, как платить за кредиты и ипотеки и подумывают о смене профессии.

21 марта 2022 года Тверской городской суд Москвы разрешил гражданам России и юридическим лицам пользоваться Instagram* и Facebook*, если они «не участвуют в запрещенной законом деятельности», однако блокировки социальных сетей не прекратились, и многие пользователи решили не усложнять себе жизнь использованием VPN-сервисов. Продажу онлайн-рекламы в России сервис прекратил еще раньше, 5 марта, и люди встали перед фактом: работать по-старому уже не получится.

Можно было предложить, что почти за месяц в новых условиях блогеры-предприниматели адаптируются и найдут новые площадки. Но пока картина совсем не радужная. Часть пострадавших от «обнуления» социальной сети настроены оптимистично и готовы пробовать себя на других онлайн-платформах, а часть — не знает, как работать и жить дальше. Но абсолютно все сходятся в одном: чего ждать — непонятно.

Ольга Перегоедова, художник, онлайн-репетитор по изобразительному искусству


В Instagram* Ольга известна как Оля Лукоевна. В своем профиле в соцсети она выставляла собственные картины и рисунки учеников, проводила прямые эфиры и активно общалась с подписчиками. Найти настолько уже удобную для себя и учеников виртуальную площадку она пока не смогла. Из-за финансовых потерь художнице пришлось отказаться от аренды студии: теперь она работает из дома и не знает, где хранить холсты.

Ольга подумывает отказаться не только от преподавания, но и от рисования на холстах

— У меня было 15 тысяч подписчиков. Понятно, что не все они следили за мной постоянно, но какая-то часть аудитории читала мои посты, смотрела сторис и так далее. А уже те, кто становился учениками, они переходили в более близкое общение в «Телеграм».

Этот месяц я фактически не работала. Эмоционально сложно было что-то делать. Постоянно выбивала из колеи вся ситуация. Я не просто потеряла в деньгах, я сижу без денег.

Это можно сравнить с тем, что вы пришли в офис, а здания больше нет. Или есть, но оно полуразрушено, и вы не можете полноценно работать: сторисы грузятся медленно, эфиры вести сложнее. [Сколько потеряла денег] в цифрах, я пока не могу сказать: у меня есть ученики, с которыми мы раньше начали и продолжаем сейчас работать. Сейчас я запускаю новый курс. Вчера несколько человек его оплатили, но все они из старых учеников, которые ходят ко мне на всё подряд.

На новый курс записываются только старые ученики

Если в «Инстаграме»* я работала несколько лет, и там аудитория накопилась, люди привыкли, что они заходят в ленту и там, кроме меня, и их близкие, и родня, и какие-то другие художники, жизнь светская происходит, в «Телеграме» же такого нет, в каждый канал нужно специально зайти. Сейчас я веду его для тех, кто не использует Instagram* из-за блокировки, народу туда из 15 тысяч перешла только тысяча. В «ВК» я настраиваю [профиль], но пока результат неясен: там не так всё бодро работает, как в «Инсте»*.

Если раньше, до февраля, мы могли считать, что понимаем, как устроена жизнь, то сейчас никакого понимания нет. Я решила, что буду уменьшать расходы, ужиматься. Перестала снимать мастерскую, оттуда всё вывезла и по разным местам распределила. Думаю попробовать другой формат в живописи, может быть, больше не буду писать на холстах, потому что нет такой возможности.

Как дальше наладить деятельность, я вообще не знаю. Я в полном замешательстве, даже есть мысли сменить сферу деятельности.

Константин Стронг, самозанятый. Шьет эксклюзивные сумки и кошельки из кожи


Константин больше семи лет занимается изготовлением сумок. Он никогда не вел активную жизнь в социальных сетях и завел профиль в Instagram* только ради того, чтобы искать новых клиентов. На его маленьком бизнесе сказалась не только блокировка социальной сети, но и санкции. Несмотря на двойной удар по своему делу и убытки, Константин настроен скорее оптимистично.

Вместо итальянской кожи Константин собирается пользоваться белорусским импортозамещением

Покупатели сами меня находили через Instagram*. Еще в прошлом году это была самая популярная платформа, на которой можно было найти любую услугу и работать было удобно: сразу изображения, видео, всё на одном ресурсе. Если взять товар, который продавался только в Instagram*, то продажи упали больше чем в 10 раз: обычно продаю 60 [сумок и кошельков] в месяц, в этом — 4 было. Я получил всего 20 тысяч. Как и всех у меня есть ипотека, кредиты... Платить нужно в четыре раза больше, чем я в Instagram* заработал. Тут еще и одно на одно наложилось [падение доходов у клиентов на блокировку Instagram*], и люди просто начали экономить деньги. Я ведь заложник своего качества: у меня покупали новый кошелек не потому, что старый порвался, а потому что, например, надоел цвет и хочется новый.

Кожаный шопер — как элегантная альтернатива авоське

Благо, есть другие ресурсы, но они приносят значительно меньше денег: Instagram* приносил основной доход. Другие площадки работают хуже: на «Вайлдберриз» демпингуют другие продавцы, у которых вложения — миллион-два-три, которые могут тратить много денег на рекламу, соответственно, с ними самозанятый конкурировать не может. Карточку свою там «поднимать» — это дорого. «ВКонтакте» — ресурс неплохой, тоже можно продвигать свой товар, там сейчас большой наплыв аудитории, можно сделать площадку, и кто первый станет там хорошим магазином, тот будет зарабатывать.

Буду теперь шить из белорусской кожи. Белорусские заводы пытаются сделать производство, похожее на итальянское, пока безуспешно, но пытаются. По качеству у них кожа нормальная, но выбор цвета, палитра, конечно, меньше.

Искать замену итальянской коже Константин планирует в Белоруссии

У меня порядка ста постоянных клиентов, они регулярно заказывали себе и дарили своим друзьям, родственникам, коллегам [мои изделия]. Заказы с других площадок есть, очередь — до конца мая. И я не думаю, что всё будет в итоге плохо. Приобрести товары из-за рубежа нет возможности, и тот, кто производит их сам, останется в плюсе.

Елена Ганина, вместе с мужем — индивидуальным предпринимателем — шьют многоразовые подгузники


Для Елены Instagram* тоже был идеальным ресурсом: именно эту социальную сеть предпочитали молодые мамы в декрете. Три года детские подгузники приносили ее семье стабильный доход, а потом поток новых клиентов резко иссяк. Пока подсчитать убытки женщина не может: маленький социальный бизнес мучительно переползает на новые площадки, а основной доход приносят лояльные покупатели, давно перешедшие из «Инстаграма»* в мессенджеры и параллельный проект мужа.

Елена уверена, что найдет новые каналы продаж, но пока не имеет четкого плана действий

Мы занимаемся производством и продажей детского специализированного белья. Это замена подгузников, такие специальные многослойные трусы. Работали в основном в «Инстаграме»*. Там аудитория, подходящая нам, люди довольно легко идут на контакт, всё просто, удобно. У нас 17 тысяч подписчиков, получали… в разные времена по-разному, ну в среднем 250 тысяч [от продаж в Instagram*] выходило.

В связи с подорожанием одноразовых подгузников бизнес Елены может пойти в гору

Сейчас рекламы нет, и мы пока еще не поняли, как дальше теперь продвигаться. Перешли в «ВК», и сейчас выходим на «Озон», на «Вайлдберриз», на другие площадки. Тех же охватов, что были в «Инстаграме»*, нет. Вообще нет. Прямо совсем нет. Во сколько раз упали [охваты], пока не могу отследить: пока мы еще доделываем заказы, которые пришли, когда Instagram* работал. Есть люди, которые заказывают через WhatsApp, это те же старые наработки.

Четких планов по продвижению товаров у Елены, как и у других блогеров-бизнесменов, нет

Поэтому пока еще всё более-менее, а как будет дальше, неизвестно. Сложно анализировать, но думаю, адаптируемся как-нибудь. Может быть, старые добрые интернет-магазины возродятся. В любом случае наш продукт всегда будет актуальным, детей будут всегда рожать. Если бы вы через два месяца позвонили, можно было бы сказать что-то определенное, как будет дальше. Сейчас — ничего определенного у нас нет.

Сразу после блокировки Instagram* блогеры-миллионики и бизнесмены, работавшие в социальной сети, рассказали о том, как собираются работать дальше.

* Социальная сеть Instagram запрещена в России. Meta признана экстремистской организацией, ее деятельность в России запрещена.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства
Объявления