«Поначалу кажется, что это не так уж и важно». Как живут в стране, которая 40 лет под санкциями, — рассказ иранки

Люди обходят блокировки с помощью VPN и пьют Coca-Cola

После 1979 года Иран изменился не только из-за санкций — в стране произошла исламская революция, которая повлияла на все сферы жизни

После 1979 года Иран изменился не только из-за санкций — в стране произошла исламская революция, которая повлияла на все сферы жизни

Поделиться

С середины февраля Россия живет в новых условиях. Западные страны ввели жесткие экономические санкции, эффект которых уже заметен даже тем, кто не читает новости. В последнее время Россию часто сравнивают с Ираном — страной, которая живет под санкциями уже 40 лет. Мы поговорили с Азитой, которая приехала учиться в Новосибирск из Ирана. Девушка рассказала, как там живут обычные люди.

По некоторым оценкам Россия уже обогнала Иран по количеству санкций, хотя отдельные эксперты считают, что корректнее сравнивать не количество санкций, а степень их влияния. Иран — страна, которая живет под санкциями уже 40 лет. Первые санкции ввели еще 1979 году, когда случилась исламская революция. Поводом стал захват американских дипломатов. Очередной пакет санкций на страну наложили в 80-е, во время конфликта с Ираком.

За всё время Иран пережил несколько санкционных волн — их то ослабляли, то снова усиливали. В качестве основных поводов введения санкций называли: поддержку терроризма, развитие ракетно-ядерной программы, нарушение прав человека. В период ослабления страна пыталась привлекать инвестиции, чтобы развивать технологии, но этого времени было недостаточно, чтобы почувствовать результаты.

Кроме запрета на экспорт нефти, санкции ограничивали снятие валюты и возможность ее покупать, возможность вести бизнес с зарубежными партнерами, импорт товаров. В 2012 году Иран отключили от системы SWIFT. В последнее время в разговорах о положении России эксперты часто говорят про иранский сценарий, когда в стране была бешеная инфляция, пустые полки, падение уровня жизни.

Жизнь в Иране изменилась не только из-за санкций, большую роль сыграла религия. До исламской революции Иран был светской страной: западная мода, зарубежная музыка, реклама и супермаркеты. После революции началась исламизация всех сфер жизни — от образования до кодекса поведения иранских женщин, которым нужно было забыть про дерзкие мини, брюки клеш и закрыться хиджабом. Кроме того, власти ограничили свободу слова и усилили контроль за СМИ. Не готовые к новой жизни иранцы покидали страну, правда лишь те, кто мог себе это позволить. Большинство осталось на родине и было вынуждено привыкать к новым реалиям.

Принято считать, что за отсутствие хиджаба в Иране строго наказывают. Азита говорит, что это не так. Для обычных людей это не так строго, как для политиков и публичных людей

Принято считать, что за отсутствие хиджаба в Иране строго наказывают. Азита говорит, что это не так. Для обычных людей это не так строго, как для политиков и публичных людей

Поделиться

В прошлом году на НГС вышла статья про 20-летнюю Азиту из Ирана, которая приехала в Новосибирск учиться на медицинском факультете НГУ. Она рассказывала, как привыкает к сибирским морозам, чем отличаются люди в Сибири и в Иране. В этот раз мы спросили Азиту о том, как живут на ее родине — в стране, которая 40 лет живет под санкциями. Старшее поколение еще хорошо помнит о том, как жили до исламской революции, а люди младше 40 лет другой жизни просто не видели. Но современные иранцы знают, что происходит в стране, когда заканчивается период послаблений и начинается новый виток санкций.

— Могу сказать, что жизнь людей после введения санкций точно меняется. И это тяжело. Люди начинают чувствовать это, когда всё вдруг становится дороже, а зарплата не повышается, — отвечает на вопрос Азита.

После первых санкций, введенных в Иране, не все сразу поняли, что это значит. Осознание приходило, когда изменения сказывались на обычной жизни и были вроде как незаметными. В статьях про Иран жители страны вспоминают рассказы своих родителей, которые помнят, как это было: сначала исчезли предметы не первой необходимости — японская техника, духи, косметика. Потом канцтовары, туалетная бумага, через какое-то время начинался дефицит продуктов.

Азита говорит, что у ее знакомых, которые помнят время до санкций, только теплые воспоминания о том времени. Они говорят, что жизнь была проще и они больше чувствовали себя счастливыми. Просто были довольны тем, что у них было, а деньги, хоть и всегда важны, не имели такого значения в жизни, как сейчас.

За 40 лет санкции в Иране то ослабляли, то вновь усиливали. Иранцы рассказывают, что страна нашла пути их обходить, но уровень жизни в стране остается невысоким

За 40 лет санкции в Иране то ослабляли, то вновь усиливали. Иранцы рассказывают, что страна нашла пути их обходить, но уровень жизни в стране остается невысоким

Поделиться

— Но Иран богат природными ресурсами, у нас развивается сельское хозяйство, — оптимистично говорит Азита. — Но уровень жизни невысокий. Мы много делаем сами, но всё равно эти товары в итоге для нас дороги. 1 доллар — это много. Поэтому людям нужно больше и больше работать, что-то придумывать, чтобы зарабатывать больше. Мы экспортируем, но импорта почти нет. А средняя зарплата в Иране очень низкая.

Как пишет издание «Коммерсантъ», минимальная зарплата в Иране растет гораздо медленнее, чем инфляция. На 2022 финансовый год правительство установило ее в размере, эквивалентном примерно $200, в то время как потребительская корзина товаров первой необходимости — вдвое дороже.

По словам Азиты, цены на одни и те же товары разные. До очередной волны санкций, например, что-то можно было найти дешевле, а после усиления всё снова дорожает, и эти же товары для большинства становятся недоступными. Люди об этом говорят, но больше друг с другом, потому что открыто критиковать эту ситуацию — не приветствуется.

— В Иране есть Coca-Cola, но нет «Макдоналдса». Но на самом деле наши гамбургеры и пицца намного вкуснее, чем «Макдоналдс», «Бургер Кинг» или «Папа Джонс», — делится впечатлениями Азита о повседневной жизни.

Несмотря на все ограничения и блокировки, Иран не отрезан от мира — люди пользуются интернетом и соцсетями и даже смотрят новинки зарубежного кинематографа через пиратский рынок.

— Зарубежные фильмы можно легко загрузить, потому что некоторые люди покупают иностранные фильмы за рубежом, а потом продают их внутри страны, — приводит пример Азита. — Но можно найти и без оплаты, с помощью VPN. Есть много сайтов, на которых можно слушать музыку и смотреть фильмы бесплатно.

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

подписаться в telegram

В Новосибирске Азита учится на врача и еще не решила, где будет жить и работать. Она гордится уровнем медицины в Иране и говорит, что в стране много замечательных хирургов. Кроме того, Иран экспортирует свое медицинское оборудование и вполне может конкурировать с миром в области науки и медицины. В то же время она приводит печальную статистику: 70% специалистов, по ее мнению, хотят уехать за границу, чтобы больше зарабатывать в долларах. Несмотря на религию, ранние браки в Иране случаются не так часто, семьи создают и после 30 лет, и даже после 40 лет. Азита говорит, что это связано с тем, что жить непросто.

Через несколько дней после того, как Азита ответила на вопросы корреспондента о жизни под санкциями, девушка попросила добавить еще кое-что:

— Жизнь под санкциями тяжела. Поначалу кажется, что это не так уж и важно, но с течением времени вы чувствуете разделение между собой и миром. На мой взгляд, каждому человеку для решения проблем нужна надежда, а санкции убивают надежды обычных людей. Возможно, богатые люди найдут свои пути, потому что деньги могут решить проблемы быстрее. Но не для обычных людей. Жизнь становится дорогой. Некоторые люди говорят, что это ненадолго и пройдет. Но я думаю, что даже если это произойдет, последствия остаются и они еще долго будут ощущаться. Получается, что до санкций у людей было то, на что они имели право, у них была их жизнь. А после они должны пытаться получить то, на что раньше и так было право, на то, что было их жизнью. Поэтому у людей часто пропадает надежда. А надежда — это важно.

Азита поделилась, что в последние дни часто думает о значении этого слова и напоминает, что ее собаку зовут Hope, что в переводе с английского — надежда.

Что еще почитать про санкции и их влияние

Будут сильно падать доходы: экономисты объяснили, что означает дефолт для Новосибирска и к чему он приведет.

Зона за 30 миллиардов: репортаж из комплекса, который должен спасти Новосибирск от кризиса.

Этот кризис ни с чем не сравнить: как подорожают продукты в 2022 году и стоит ли бояться дефицита.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Новости РЎРњР?2
Новости РЎРњР?2