28 ноября воскресенье
СЕЙЧАС -5°С

«Ситуация вообще ужасная»

Руководитель сетей «Бахетле» и «Лидер экономии» объяснил, кто виноват в скачке цен, когда они перестанут расти, и назвал продукты, которыми торгуют в убыток

Поделиться

Поделиться

Справка: Агеев Александр Станиславович — родился в 1971 году в Барнауле, окончил НЭТИ (ныне НГТУ) в 1993 году, с 2005 года — директор по корпоративному управлению холдинга «Новые торговые системы» («Универсам удачных покупок», «Лидер экономии», «Супермаркет плюс», «Бахетле», «Добрянка», «Правильное пиво»).

Когда остановится рост цен на продукты? Чего ожидать?

Здесь можно говорить о 4-месячном, полугодовом временн лаге от курса доллара, который установился в декабре. Если за это время курс доллара будет стабильным, условно говоря, 60–70 руб., то, по моим оценкам, в мае мы выйдем на стабилизацию: все старое сырье будет уже истрачено, а новое — закуплено по новым ценам. Население будет привыкать к новому уровню цен на всё.

На сколько еще, по вашим оценкам, вырастут цены?

По нашим оценкам — они уже выросли на 20–40 %. К маю можно ожидать еще 10–15 %.

Почему растут в цене продукты, которые произведены в России из российского же сырья, например, сахар или хлеб?

Есть так называемые биржевые продукты, на которые устанавливается общемировая цена, в долларах.

Пшеница — тоже биржевой продукт, но там ситуация несколько иная. Производители подняли цены на хлеб, но мы не считаем, что это сделано своевременно. С 1 февраля вошло в силу постановление правительства о дополнительных экспортных пошлинах на вывоз зерна. Это заградительная мера — зерно в стране должно подешеветь. Мы считаем, что можно было подождать, пока цены придут в другое равновесное положение, которое позволило бы в нашей стране на хлеб цены не поднимать. Но производители хлеба давят, давят очень активно. У нас 4 основных производителя хлеба всего лишь в Новосибирске и области, которые контролируют 80 % рынка. Фактически это монопольное положение. Если они договорились — очень сложно. По мясопереработке ситуация аналогичная. С молоком еще жестче — там всего 3 производителя, которые контролируют процентов 80 рынка. Самое интересное, что они как на выходе свою продукцию контролируют, так и на входе. Они фермерам, производителям могут диктовать условия по закупке сырья.

Поделиться

То есть в том, что молочная продукция подорожала, вы считаете, их вина?

Это их запросы, да. Понимаете, мы транслируем только цену. Я вообще хотел бы сказать, что зачастую то, что рассказывают в СМИ, особенно на государственном телевидении, о том, что сети диктуют цены в стране — абсолютно неверная интерпретация. Она удобна для восприятия населением — с деньгами-то расстаются именно в магазине. Исторически сетевая розница никогда не делала большой наценки на товары первой необходимости. Не потому, что мы альтруисты, а потому что есть конкуренция. У сетей эти товары называются индикаторами, — то, на что человек в первую очередь внимание обращает. Это хлеб, молоко и т.д. По ним очень жесткая конкуренция.

Если у тебя цены чуть-чуть выше, покупатель уйдет в магазин через дорогу. Поэтому никогда на молоко и на хлеб у ритейлеров не было высокой наценки. А сейчас ситуация вообще ужасная для нас складывается:

поставщик уже поменял цену, у конкурентов еще остались продукты по старым ценам, а мы уже распродали. Нам приходится ставить в минус.

Каковы минимальная и максимальная наценка на продукты в сетях?

От 0 до 40 %. Ушли времена 100%-ной наценки очень давно. Понятно, что есть продукция не первой необходимости — алкоголь, сигареты, дорогой кофе и т.д. На этот продукт есть свой покупатель. Тут может быть наценка 35 %, например.

В какой ситуации может быть наценка 0 %?

Когда мы вынуждены держать цены на уровне закупочных, чтобы удержать покупателя, который может уйти в магазин, где продают остатки продуктов по старым ценам. Нам чем интересен человек, который покупает молоко, хлеб, сметану? Тем, что он еще что-нибудь у нас купит. Если мы его упустим, то упустим собственную прибыль. Поэтому и низкие наценки, иногда бывает и минус. Нет сейчас у ритейлеров каких-то бешеных наваров.

А у производителей?

Нам кажется, что сейчас многие производители пользуются ситуацией. Допустим, уходит с рынка большой блок импортных сыров. Естественно, быстро нарастить этот объем нереально. Возникает дефицит, чем он покрывается? Он покрывается ценой.

На какие еще продукты цены растут именно из-за дефицита?

Говядина. Сейчас она растет в цене, так как импортеры не успели переориентироваться с европейских рынков.

А как в магазинах эконом-сегмента изменился средний чек за последние месяцы? Люди стали меньше покупать еды или перешли на более дешевые продукты?

Люди пока еще не почувствовали, мне кажется, уменьшения количества денег. Я думаю, что сейчас будет так же, как и в 2009 году: с копченой колбасы уйдут на докторскую, с йогурта — на кефир. В тоннах, килограммах наша сеть продаст, может быть, даже больше в этом году. Но качество будет другим. Люди будут экономить. Общая тенденция такова, что

в кризис люди начинают интуитивно бояться ходить в большие магазины, чтобы не потратить лишнего. Спрос будет перетекать в магазин у дома.

Люди перестанут делать закупки в гипермаркетах?

Да, будут реже закупать много, чаще покупать в магазине рядом. Люди будут перетекать в формат дискаунтера. Кризисы позже всего касаются форматов премиум и самого низкого. В середине люди сваливаются вниз. Надеемся, что покупатели «Бахетле» и «Добрянки» останутся с нами, потому что в структуре затрат этих семей на продукты они были невысокими — было выделено на еду 20 %, станет 25 %, они это спокойно перенесут. Мы ожидаем приток клиентов в эконом-сегменте и сохранение численности клиентов в премиум-сегменте.

Ива Аврорина

Фото Анны Золотовой (1), depositphotos.com (2)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку