NGS
Погода

Сейчас-1°C

Сейчас в Новосибирске

Погода-1°

пасмурно, без осадков

ощущается как -4

2 м/c,

сев.

754мм 75%
Подробнее
0 Пробки
USD 93,59
EUR 99,79
Реклама
Спорт интервью Вперед, камрады! Сибирячка потратила 100 тысяч, чтобы пробежать сверхмарафон в Африке

Вперед, камрады! Сибирячка потратила 100 тысяч, чтобы пробежать сверхмарафон в Африке

Она 8 часов бежала старейший в мире марафон Comrades в ЮАР — на трассе спортсменам предлагали пиво и картошку

Ксения Егошина пробежала сверхмарафон в Африке: длина дистанции — 90 километров

34-летняя Ксения Егошина профессионально спортом никогда не занималась. Но однажды решила после работы проветрить голову и пробежаться в парке. И всё, втянулась. Теперь женщина и сама бегает, и муж с маленькой дочкой от нее не отстают. А недавно Ксения вернулась из Южной Африки, где несколько часов бежала Comrades — один из самых продолжительных марафонов с дистанцией в 90 километров. Корреспондент NGS.RU Илья Калинин встретился с марафонщицей после ее возвращения в Новосибирск и узнал, каково это, бежать полдня под палящим африканским солнцем, да еще и за свои кровные деньги.

Ксения Егошина — руководитель новосибирского филиала российской сети спортивных школ для взрослых I Love Supersport. 34 года. Замужем. Есть дочь 5 лет. Увлеклась бегом в 2013 году. В 2014 году пробежала свой первый полумарафон (21 км), а в следующем году — марафон (42 км). В 2019 году поучаствовала в ультрамарафоне Comrades — одном из самых продолжительных в мире. Дистанция проходит в ЮАР, ее длина 90 км. В конце августа 2022 года Ксения пробежала Comrades второй раз, улучшив собственное время. А 18 сентября установила личный рекорд в марафоне в Москве: 3 часа 33 минуты и 12 секунд.

— Что это за марафон — Comrades?

— Это старейший марафон в мире. Первый раз, по-моему, проводился в 1921 году участником Первой мировой войны в честь своих боевых товарищей. С тех пор забег проводится каждый год за исключением тех лет, когда были какие-то военные действия, пандемия…

— То есть в 2020 его не было?

— В 2020-м и в 2021-м был перерыв. Я бегала в 2019-м и в 2022-м. Особенность этого забега, что один раз бегут эту трассу, которая условно называется «Вверх» — это из Дурбана в Питермарицбург (города в ЮАР. — Прим. ред.), а на следующий год трасса разворачивается в обратную сторону. И бегуны бегут условно «Вниз» — из Питермарицбурга в Дурбан. Расстояние 90 километров.

Фрагмент трассы марафона Comrades — под горку

— Вам это зачем?

— Мне это для эмоций, для такой истории, которая останется со мной на всю жизнь. Пока готовишься к дистанции и, конечно, пока находишься там, когда бежишь, — это просто невероятно! Это постоянный внутренний диалог с собой, огромные эмоции от того, что ты находишься в совершенно другой части света, там куча болельщиков — много очень людей выходит на трассу в день забега. Это на несколько городов праздник: все выходят, выстраиваются вдоль трассы, и все 90 километров — огромная поддержка от местных жителей. Это такое путешествие вглубь себя за впечатлениями и эмоциями.

— Вся ваша поездка длилась больше недели, как на работе к этому отнеслись?

— Дело в том, что у меня работа и хобби сплелись воедино. Я руковожу новосибирским филиалом спортивной школы для взрослых: это большая федеральная сеть I Love Supersport. И получается, мне не надо брать отпуск. Во-первых, я могу удаленно многие дела делать, а, во-вторых, такие поездки действует вдохновляюще на наших учеников — бегунов-спортсменов, которые потом тоже себе ищут какие-то интересные старты, ставят большие цели.

— А в семье как отреагировали?

— Привыкли уже все (улыбается). Мой муж любительски тоже занимается спортом: насмотрелся на меня и начал с бега, потом перешел в триатлон. Сейчас балансирует между триатлоном и бегом. Кстати, когда я была в Африке, он вместе с нашей дочкой был в Красноярске на забеге: ровно в тот же день, 28 июля, муж бежал марафон, а накануне дочка — 500 метров. Так что мы все с медалями (смеется).

С дочкой — она тоже втянулась в бег

— Как добирались до места? Как с визой и перелетом дела обстояли?

— Прелесть этого путешествия в том, что виза не нужна — просто печать поставили в паспорт. В ЮАР ничего не надо. Минус в том, что это сложный долгий перелет. Я летела до Москвы, потом пересаживались и летели в Каир, потом в Йоханнесбург, а уже оттуда — в Дурбан. А потом около часа на такси до отеля. Путь до конечной точки составил около 30 часов.

— Финансовая часть на ком: перелеты, проживание в гостинице?

— Это любительский спорт, в нем каждый человек за себя платит. Ты сам решаешь, куда тебе лететь, сколько денег тратить. Я тратила свои деньги.

— И сколько всё удовольствие стоило?

— Авиабилеты в пределах 70 тысяч рублей, но тут чем раньше берешь, тем дешевле получается. Я решилась только за два месяца, так как не понятно было: случится ли вообще забег, учитывая ситуацию в мире. Очень хорошая цена у нас была за отель: 11 тысяч за пять суток. Мы жили с девчонками вчетвером в двухкомнатном номере. Слот у меня был куплен ещё в 2020 году до пандемии: я на него потратила 15 тысяч рублей.

— Слот?

— Слот — это право на участие в забеге. Как билетик в театр или в кино. В него входит организация всего забега, поскольку это большая работа большого количества людей. Каждый участник забега получает еще стартовый пакет: рюкзачок, кепку фирменную и футболку. Плюс кучу разных пробников от спонсоров-партнеров и всякую макулатуру (рекламные буклеты. — Прим. ред.). Остальное — карманные расходы и деньги на питание. Всего получилось в пределах 100 тысяч рублей.

Ксения всерьез увлеклась бегом в 2013 году

— Отель вам организаторы подсказывали или сами нашли?

— Организаторы особенно ничего не рекомендуют. Есть сложившееся сообщество россиян, кто-то даже ежегодно ездит на этот забег, и с тобой делятся опытом те, кто уже участвовал. Они рассказывают, где жить, какие-то бытовые вопросы объясняют. Отели, которые рекомендуют бывалые, находятся вдоль береговой линии океана — это считается туристическим и безопасным районом. Вообще Дурбан — портовый город, где криминал в расцвете, а это место относительно безопасное. Поэтому жить лучше было здесь, но вечерами всё равно лучше никуда не ходить, а сидеть дома. Прогуливаться надо днем, пока светит солнце.

— Сколько всего людей участвовало в марафоне?

— В этом году было около 13 тысяч участников, но это для Comrades мало: в 2019 году было 18 тысяч. Но для ультрамарафона с не очень типичной дистанцией в 90 километров 13 тысяч — очень много! Если сравнить с нашим полумарафоном Раевича, который недавно был, так там было всего 1300 человек. А тут 13 тысяч человек со всего мира!

— Из России много участников?

— В этом году из России, по-моему, было чуть больше тридцати человек. Опять же в 2019 году, если сравнивать, было пятьдесят. Из Новосибирска я одна была. Много было людей из Москвы, Екатеринбурга, Челябинска, Петербурга, Ростова.

— Как проходило соревнование?

— Старт забега в пять тридцать утра. Из Дурбана на трансфере от организаторов мы приехали в Питермарицбург. Ехали час — час двадцать. И часа в четыре утра мы были на месте в стартовом городке. Там нужно было сдать вещи в камеру хранения — это те вещи, которые мы получаем на финише — и двигаться к своему кластеру. Стартовая линия складывается из нескольких кластеров, где бегунов распределяют в зависимости от того, как они собираются бежать — ты заранее заявляешь скорость, с которой планируешь бежать. Это делается для того, чтобы люди, которые одинаково бегут, были в одной группе и не мешали как-то друг другу.

Старт очень атмосферный: сначала включают гимн ЮАР, а потом их народную песню — Shosholoza. В переводе это обозначает что-то вроде «иди вперед», «не сдавайся». Она очень красивая, мелодичная, и ее поют все, даже группы поддержки на трассе. Ну, а потом звучит не стартовый пистолет, как это обычно бывает, а «Кукареку!» Это тоже традиция Comrades: однажды кто-то из бегунов громко спародировал петуха, и с тех пор эта традиция поддерживается.

С мужем

— Как с питанием и водой обстоят дела во время забега?

— Марафон — это 90 километров удовольствия, где через каждые два-три километра расположен пункт питания. На пункте питания всегда есть вода и изотоник — специальный напиток, который восполняет в организме соли и минералы. Чаще всего есть апельсины, бананы и фирменная южноафриканская картошечка. Я не пробовала, правда, но говорят, вкусная. Где-то с середины трассы появляется «Кока-Кола» и безалкогольное пиво от спонсоров. Помимо официальных пунктов есть много и неофициальных, где местные люди выходят со своими сэндвичами, печеньем, мясом. Реально с детками с подносами стоят.

— Получается есть на бегу?

— Во-первых, существует специальное спортивное питание, которое все бегуны берут с собой: это гели в вытянутых пачках — на бегу отрываешь крышку и выпиваешь. Хранятся они в беговой сумке. Изотоник тоже в специальных пакетиках, от которых откусываешь часть и пьешь на бегу или выливаешь на себя, если хочется освежиться. Так делают те, кто торопится. Но есть и другая категория бегунов, кто не особенно торопится — им главное просто финишировать и получить эмоции. И они на пунктах питания спокойно останавливаются, спокойно пьют, едят и двигаются дальше. Такие паузы совершенно не запрещены: каждый двигается в своем комфортном темпе, но только понимает, что ему нужно уложиться в определенный лимит.

— А как же бананы, апельсины? Их как на бегу есть?

— Хватают с подноса или волонтер тебе подает. Они небольшими кусочками нарезаны. Вот с сэндвичами посложнее: тут придется остановиться, чтобы съесть.

В семье Ксении бегают все

— Необходимо пробежать дистанцию за какое-то определенное время?

— Лимит всей гонки 12 часов. Если ты не укладываешься в 12 часов, то тебе не дают медаль — ты не финишируешь официально. Финиш закрывается, даже если ты находишься буквально в двух шагах. И для того, чтобы уложиться в этот лимит, существует несколько отсечек: они нужны для понимания, как бежит бегун, успевает ли он уложиться в эти 12 часов или нет.

— Это какие-то замеры средней скорости бегуна?

— У каждого на груди и спине есть стартовый номер, и на этих номерах есть электронные чипы. И когда ты пробегаешь мимо этих отсечек, система считывает чип. Например, надо пройти эту точку до 12 дня, и если больше 12 дня, то тебя снимают с трассы. То есть там рассчитана минимальная скорость, при которой ты можешь уложиться в 12 часов.

— Победителей — трое? Первое, второе, третье места?

— Каждый финиширующий получает медаль. Здесь это довольно интересно устроено: в зависимости от того, за сколько ты добежал, ты получаешь разные медали. Вот, например, если ты финишируешь в последний возможный час, ты получаешь медную медаль. Я ее получила в 2019 году, когда бежала 11 часов 19 минут. В этом году я получила медаль, которую дают всем, кто финиширует с 07:30 до 21:00, это — четвертая с конца медаль. Она из двух металлов состоит: вроде как серебро и бронза. И каждая медаль именная. Первые десять человек, добежавшие до финиша, получают золотые медали. Мой результат в этом году был 8 часов, 41 минута и сколько-то секунд.

Южноафриканскую ультрамарафонскую дистанцию в 90 км Ксения пробежала за 8 часов и 41 минуту

— Что было самым сложным?

— Самое сложное — это всегда подготовка, потому что сам забег — всегда праздник. Каждую неделю приходилось совершать пять-шесть беговых тренировок, бежать сложные и длительные кроссы. Вот, например, самая длительная тренировка у меня длилась пять часов: я пять часов бежала и местами переходила на шаг, чтобы настроить организм. В неделю я набегала от 80 до 115 километров.

— Как вообще бегалось? Это же Африка, там жара, наверное, стоит?

— Марафон проводится в наше календарное лето, а в ЮАР это зима. Раньше старт традиционно проводился в июне. В 2019 году забег был тоже в июне, это — начало их зимы. По моим ощущениям, было жарче, чем сейчас в августе. Когда мы бежали сейчас, температура была в пике днем в районе 22 градусов, очень мало прямого солнца и во второй половине дня дул ветер, и было пасмурно. Но главное, что не было прямого солнца. То есть довольно комфортно было всё.

— Удалось окунуться в местную жизнь или всё было исключительно в рамках марафона?

— Всё как-то в основном складывалось вокруг забега. Мы, конечно, ходили прогуливаться вдоль океана, наслаждались местной кухней. Там свежайшие морепродукты, очень вкусно и недорого по сравнению с Новосибирском. Однажды я в кафе покупала блюдо: штук восемь больших королевских креветок, рис и какие-то овощи. Достаточно большая тарелка, за нее я отдала, наверное, рублей 300–350. Но тарелка реально очень большая была, у нас бы это всё стоило рублей 800, и было бы не так вкусно (смеется). И это даже был какой-то средний сегмент, можно было найти дешевле. Но можно и дороже.

А вообще там можно съездить на сафари, посмотреть животных. Многие едут в Кейптаун, который находится не так далеко от Дурбана. Там множество живописных мест: мыс Доброй Надежды, пингвины, киты — в общем, чего там только нет, есть где разгуляться. Но я была ограничена в количестве свободных дней.

В обычной жизни Ксения такая же, как и остальные девушки

— Какой результат был самый лучший в этом году?

— Среди женщин лучшей стала российская бегунья из Екатеринбурга Александра Морозова. Она участвовала в забеге четвертый раз и впервые победила. Ее результат 6 часов и 13 или 17 минут. Второе и третье места заняли бегуньи из Южной Африки и, по-моему, из Польши. А у мужчин весь пьедестал заняли спортсмены из ЮАР.

— В других марафонах тоже участвуете?

— Конечно, это наша жизнь. Просто так бегать не интересно — интересно готовиться к каким-то вдохновляющим целям. Пока не было этого марафона в ЮАР, я бегала ультразабеги в горах: в Дагестане, на Алтае, в Краснодарском крае. В год два-три-четыре забега себе придумываю, чтобы не расслабляться.

Селфи на финише

— Как вы вообще пришли в бег? Легкой атлетикой в детстве занимались?

— Нет, не занималась. Я ходила в музыкальную школу и провела там девять или десять лет. Моя история с бегом началась в сознательном возрасте. Регулярно заниматься бегом начала в 2013 году, в 2014-м пробежала свой первый полумарафон — это 21 километр. В 2015-м пробежала первый марафон — это 42 километра. Потом в течение нескольких лет растила дочь и думала: что дальше после 42 километров? Мне было очень интересно, какие еще дистанции есть и способна ли я их бежать. И вот в 2017 году с маленькой дочкой на руках я загуглила топ ультрамарафонов в мире. И один из них был Comrades, который сразу меня загипнотизировал.

— А с чего вдруг вообще когда-то решили заняться бегом?

— У меня еще не было ребенка, не было семьи, я тогда жила в Москве. Рядом с домом было два прекрасных парка, а у меня было много работы, и нужен был какой-то способ проветривать голову. Я приходила поздно вечером с работы, обувалась, одевалась и выходила на пробежку — просто проветрить мозги. Как бежалось — так бежалось, без какого-либо плана. А потом мне попалась на глаза статья, где были интервью людей, которые финишировали на марафоне. Это были обычные люди. И для меня это стало огромным открытием: оказывается, такие большие дистанции по 42 километра бегают не только профессионалы, но и обычные люди — такие же, как я. Одному, например, было 80 лет, другому — 18. И я такая: «Что, серьезно? Так можно?» В общем, меня это очень заинтересовало. Я узнала, что в Москве будет полумарафон, и стала самостоятельно готовиться к забегу. В общем, пробежала и не умерла на финише. И тогда случилось открытие любительского бега: я поняла, что это — что-то классное и то, что мне очень нравится.

10 сентября, в Новосибирске прошел полумарафон имени Александра Раевича — NGS.RU показал 15 вдохновляющих кадров с этого глобального мероприятия.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства
Объявления