Политика интервью «Искать более спокойную работу не к лицу»: Андрей Травников — о губернаторстве, городском хозяйстве и планах «на Москву»

«Искать более спокойную работу не к лицу»: Андрей Травников — о губернаторстве, городском хозяйстве и планах «на Москву»

Губернатор Новосибирской области дал большое интервью для НГС: мы поговорили о благоустройстве, застройке, метро и улице Ленина

Андрей Травников уверен, что сейчас не время искать более спокойное место работы

Новосибирск — мегаполис, культурная и научная столица, место, куда престижно приехать получать высшее образование, где высокими темпами развивается жилищное строительство. Но вместе с тем это город со своими болевыми точками и пока не реализованными перспективами, будь то нехватка мест в школах, пробки, гаражи посреди высоток или отсутствие инфраструктуры в районе новостроек. О том, чем Новосибирск и Новосибирская область могут гордиться, какие вопросы еще только предстоит решить, а также нужна ли столице Сибири своя пешеходная улица, дождемся ли мы развития метро и почему работать в регионе лучше, чем в федеральном центре, — в большом интервью губернатора Новосибирской области Андрея Травникова главному редактору НГС.

О статусе столицы Сибири


Андрей Александрович, почти шесть лет вы работаете губернатором Новосибирской области. Довольны ли результатами? На вторую пятилетку запал есть?

— Если руководитель абсолютно доволен своей работой, то смерть перспективам этого руководителя. Но в целом, конечно, результаты есть. Они вдохновляют, побуждают работать дальше, строить планы.

Сегодня мы переживаем такой период в истории, что, наверное, метаться и искать себе другую, более спокойную работу не к лицу ни одному серьезному руководителю. Я благодарен президенту, что он никаких других задач передо мной не поставил, одобрил мое намерение участвовать в выборах губернатора, надеюсь на поддержку новосибирцев. Хочется продолжить работать в Новосибирской области.

Что, если смотреть не с точки зрения управленца, политика, а горожанина, вас изначально зацепило в Новосибирске, привлекло?

— Новосибирская область очень разная. Это, кстати, и зацепило. Это ощущается во всём — и в природе, и в структуре экономики. Новосибирск — огромный мегаполис со всеми вытекающими отсюда последствиями: с проблемами, с перспективами, со своими прелестями.

Новосибирская область — разная, считает губернатор

А чего Новосибирской области в целом и городу в частности не хватает? Можно ли сказать, что Новосибирск имеет все причины называть себя столицей Сибири? Потому что на это звание периодически претендует Красноярск.

— Да, притязания на этот статус появляются в основном у красноярцев. Но если говорить о нас, то на этот вопрос ответили сами горожане. Я сейчас вспоминаю 2017 год. Тогда и от горожан, и от представителей бизнеса, руководителей разного уровня, элиты звучало: какая же мы столица, если у нас много лет ничего крупного не строится, никаких глобальных проектов не реализуется.

И вот за это время, за шесть лет, удалось начать реализацию ряда глобальных проектов в Новосибирске и рядом с ним, некоторые крупные объекты уже построены.

Но в последние годы звучит такой тезис: какая же мы столица, если у нас такие проблемы с благоустройством? Сами же горожане и подсказывают, что нужно делать сейчас. Наверное, пришло время уделять внимание текущим городским проблемам, благоустройству, содержанию дорог, развитию транспорта.

Ну а в целом это действительно столица Сибири, транспортный и логистический центр, и мы системно его последние годы развиваем.

Что в плане благоустройства, точнее его отсутствия, нужно искоренить, убрать, что сразу бросается в глаза?

— Если говорить о внешнем облике Новосибирска, то многие вещи бросаются в глаза. Я отвечу как управленец: некоторые подходы в плане содержания улиц удивительно устарели. Мне довелось поработать в разных городах и территориях, да и когда едешь на отдых или в командировку, так как мое сознание профессионально деформировано, первым делом обращаешь внимание, как в других регионах подходят к дорожному строительству, благоустройству, содержанию.

Конкретный пример: ямочный ремонт — и это не только проблема Новосибирска, кстати. С большим трудом удалось приучить коллег к тому, что ямочный ремонт должен начинаться еще до того, как сойдет снег, и продолжаться не только в мае-июне, а идти весь сезон. Я, честно говоря, не ожидал, что в XXI веке встречу на дороге рабочего с отбойным молотком при ремонте люков на дорогах. Но это до сих пор есть. И это, конечно, нужно искоренять.

Почему-то бытует мнение, что всё, что за Уралом, — это далеко, провинция, ссылка. Я с этим в корне не согласна, причем, находясь почти год в Новосибирске, мнение свое не изменила. А вы? Как переломить мнение?

— Я учился в Москве, в Петербурге некоторое время жил и работал. Могу сказать, что москвичи считают провинцией всё, что находится за пределами самой столицы и подмосковных дачных поселков. Наша страна огромна, не каждый европеец может побывать за Уралом, и люди мыслят стереотипами: Сибирь — это очень далеко, очень холодно, живут здесь потомки ссыльных. Еще десять лет назад я замечал со стороны москвичей отношение к нам как к «понаехавшим» и определенный культурный снобизм со стороны петербуржцев. В Новосибирске никогда не было чего-то подобного. Людей отличает спокойное и одинаково равное ко всем отношение: и к коренным жителям, и к тем, кто приезжает сюда жить и работать.

Андрей Травников отмечает, что Новосибирск — гостеприимный город с большим туристическим потенциалом

Каким вы видите современный Новосибирск: культурным центром или образовательным, куда едет огромное количество молодых людей учиться? Когда я приехала из Челябинска, мне казалось, что через каждые два дома можно встретить университет, — это впечатляло. Такого нет в Челябинске или Екатеринбурге.

— Вы правы. Общепризнанно, что Новосибирск — образовательный и научный центр, здесь есть вся инфраструктура для этого, и ее нужно развивать. Это, без сомнения, культурная столица.

И — скажу неожиданную вещь: это туристическая столица. У нас произошла переоценка туристического потенциала Новосибирска и области года три назад. Еще пять-шесть лет назад мы считали, что город молодой, каких-то знаковых исторических объектов у нас нет. Нет такой природы, как в Шерегеше или на Горном Алтае. Нет у нас озера Байкал — много чего у нас нет, что есть в традиционных туристических местах. Тем не менее туристический поток в Новосибирск мощный.

Можно ли предположить, что эти люди здесь транзитом?

Можно, но тем не менее они останавливаются в наших гостиницах, посещают наши культурные места. У нас свои направления туризма: медицина, развлекательный, гастрономический туризм. Курортный — у нас много санаториев и реабилитационных центров. Туризм — новое направление, которое дополняет характеристики Новосибирска.

Вы согласны, что Новосибирск — гастрономическая столица? Мне кажется, здесь очень вкусно готовят.

— Самое главное, что это отмечают гости города. На любом крупном мероприятии, недавно, например, проходил масштабный форум «Архипелаг», с кем бы я ни говорил, все отмечают удивительно качественную и разнообразную ресторанную инфраструктуру.

О благоустройстве и транспорте

Вопросы создания условий для комфортной жизни в Новосибирске и области — самые сложные

Если возвращаться к вопросам благоустройства. На какие болевые точки города в первую очередь именно сейчас нужно обращать внимание? Что по силам изменить за три-пять лет? Нам, например, читатели чаще всего жалуются на пресловутую пыль и дороги.

— В приоритете как раз то, что можно сделать за три-пять лет. Этого времени достаточно, чтобы кардинально изменить какие-то вещи или хотя бы запустить такие процессы, чтобы жители почувствовали перемены к лучшему.

Во-первых, нам нужно решить до конца вопрос с острой нехваткой мест в школах в Новосибирске. В новых быстрорастущих районах, возможно, мы не сможем полностью уложиться в поставленный срок, но в масштабах агломерации этот вопрос будет закрыт. Речь не только о строительстве новых, но и о реконструкции существующих школ.

Второе — реформа общественного транспорта: обновление подвижного состава и изменение подходов к его содержанию.

Еще один очень важный вопрос: содержание городских территорий — изменение подходов к этому. Сегодня большая масса претензий горожан не к качеству улиц и дорог, а именно к их содержанию и низкой пропускной способности.

Все эти вопросы находятся в приоритете. Есть намерение реализовать ряд проектов по решению транспортных проблем, строительству новых развязок. Например, долгожданный проект так называемой Матвеевской развязки. Ряд проектов обеспечат пропускную способность на Большевистской, еще несколько обеспечат доступность быстрорастущих отдаленных районов: Калининского, Ленинского, Кировского. Это возможно реализовать за пять лет.

Также важно продолжить реализацию программ по созданию комфортной городской среды, по которым уже много сделано: это благоустройство, создание скверов, парков, лесопарков самого разного масштаба и формата. Горожане тепло поддерживают эту работу, и мы видим, что зеленых и комфортных общественных пространств становится больше.

Но ведь всё это проблемы, объективно говоря, не новые, как думаете, почему они не решались или решались не в том темпе и не с тем усилием? Та же проблема содержания улиц…

— Знаете, денег много не бывает, финансовые ограничения влияют напрямую. До возможностей Москвы или нефтяных столиц нам далеко. Даже если сравнить ситуацию в Москве и Петербурге, то отличия видны, бюджеты разные, возможности тоже.

Но вспомним классику: разруха не в клозетах, а в головах. Конечно, нужно менять подход к благоустройству.

Проблемы дорожных заторов должны хотя бы отчасти решить новые развязки

Достаточно ли именно Новосибирск получает денег на развитие и эффективно ли они расходуются? Ведь, опять же, значительная часть налоговых поступлений из города уходит в областную казну. Планируется ли увеличить вливания — на те же дороги или озеленение, например.

— Как уже было сказано, много денег не бывает, но мы стараемся с каждым годом увеличивать помощь областному центру по приоритетным направлениям. Серьезную поддержку оказало решение президента по запуску нацпроектов. Они стартовали в 2018 году, и в течение этих лет, какие бы сложные периоды мы ни переживали — пандемию, постпандемию, санкции, — нацпроекты только увеличивались. И по направлениям, и по объему. Мы стараемся максимально участвовать во всех федеральных программах, которые только есть. Не участвуем, пожалуй, только в одной — по оздоровлению Волги (шучу). Это дает дополнительные возможности.

Программы нацпроектов область выполняет полностью?

— Реализуются программы на сто процентов. Не скрою, бывают сложные периоды (рост цен, нехватка ресурсов), у строителей что-то смещается по срокам, но ни одного проекта не остановлено, ни от одного не отказались. Конечно, нужно объективно признать, что ресурсы требуются еще в большем объеме, особенно если это касается содержания территорий и дорожного строительства.

Хочу привести положительный пример. В 2019 году мы вместе с городской командой обсуждали ситуацию в сфере общественных перевозок. Она была удручающая: 7,5% от объема перевозок наземным транспортом — за муниципальными предприятиями, база фактически разрушена, автобусный и троллейбусный парк изношены почти на сто процентов.

Полностью переходить в вопросах городского хозяйства на контрактные отношения нельзя, уверен губернатор

Мы тогда приняли решение о запуске программы обновления подвижного состава сначала исключительно за счет областных и городских денег, потом была возможность использовать БКД (нацпроект «Безопасные и качественные дороги». — Прим. ред.), но я сразу поставил условие: недостаточно просто поменять автобусы. Нужен был ряд управленческих решений: по изменению маршрутов, по укреплению экономики муниципальных предприятий, по развитию их материальной базы, по подготовке персонала. И сегодня результат виден, хотя многое еще предстоит сделать, особенно в плане электротранспорта. Но с 7,5% объем перевозок, осуществляемых муниципальными предприятиями, вырос до 30%. Кратно увеличились экономические показатели предприятий. Это пример того, что увеличение бюджета должно сопровождаться комплексными решениями, и тогда будет ощутим результат. Я на этом настаиваю.

Следующая отрасль — сфера содержания города, коммунальная техника тоже изношена. Дорожные предприятия не в лучшем положении.

«Я доношу до своих коллег — городских и областных, — что я не кассир и моя задача — не раздать деньги, а заставить работать всех, кто рядом со мной»

Вместе с деньгами должны приниматься дополнительные усилия и решения.

Город не планирует в вопросе содержания территорий переходить на контрактные системы?

— Полностью на контрактную систему переходить неправильно — это такая же система, как в общественном транспорте. Есть конкурентные виды услуг, рынки — те же общественные перевозки или содержание территорий, но отдавать всё на откуп частникам чревато последствиями. И мы это уже в Новосибирске проходили. Все-таки значимую долю на этом рынке должны держать муниципальные предприятия. Как минимум 30, а лучше 50%, чтобы задавать тон, стандарты качества. Что-то можно отдавать на аутсорсинг, но полностью разрушать муниципальную систему нельзя.

Мы уже договорились об укреплении дорожных предприятий, не только городских, но и районных. Главы районов должны быть полноценными хозяевами своих территорий, должны иметь ресурсы, возможности и нести ответственность, а не переадресовывать все претензии общегородскому департаменту.

Главы районов должны быть хозяевами территорий, считает Андрей Травников

Сколько требуется времени, чтобы полностью обновить городской транспорт? Много вопросов от читателей мы получаем, к примеру, по трамваям.

— Выдерживая набранные темпы, за ближайшие два года реально обновить весь парк автобусов и троллейбусов у муниципальных перевозчиков. По трамваям программа тоже реанимируется. В этом году мы вместе с белорусами (речь идет о работе российско-белорусского предприятия «БКМ-Сибирь». — Прим. ред.) продолжим реконструировать трамваи.

То есть речь всё же идет о реконструкции, а не о закупе новых вагонов?

— Реконструкция себя оправдывает, потому что вагон трамвая стоит безумных денег: несколько десятков миллионов рублей. В Новосибирске наработана хорошая практика использования имеющихся тележек, советское железо — оно практически вечное, — его ремонтируют, на тележку ставят современный кузов первой комплектации, это фактически отверточная сборка нового трамвая. Это хорошая практика, она будет продолжена, а дизайн мы получим новый. Наша задача — по десять вагонов реконструировать каждый год.

В реконструкции нуждается только подвижной состав? А рельсы, депо — наверняка тоже не в лучшем состоянии?

Если говорить об инфраструктуре путевого хозяйства, то она крайне изношена. Ни одно транспортное предприятие самостоятельно не может обновлять подвижной состав. Это всегда внешние бюджетные инвестиции. Но чтобы содержать и обновлять и путевую, и сетевую инфраструктуру, у предприятий должно хватать своих ресурсов. Почему в Новосибирске это не так, мне еще предстоит разобраться и вместе с городскими властями найти решение.

О застройке и реновации

Новосибирск активно строится, но не всегда процессы проходят правильно и гладко

Как думаете, готов ли социально активный бизнес вкладывать в развитие города и области? И есть ли у нас такой бизнес?

— Такой бизнес есть, и примеров его участия в развитии города достаточно. От небольших до глобальных: от парка «Ельцовка» до кампуса университета. От участия в строительстве социальных объектов в новых микрорайонах (есть даже уникальный пример, когда застройщик бесплатно строит детский сад) до участия в проектах по благоустройству. От новогоднего украшения своих объектов до строительства за свой счет улиц и проездов в жилые кварталы.

Это движение нужно развивать. До пандемии такая практика была более активной, когда, например, застройщики передавали городу бесплатно земельный участок, кто-то за свой счет разрабатывал проектно-сметную документацию и передавал городу под дальнейшее строительство. Были примеры, когда за свой счет застройщики строили школы и город или область потом их выкупали в рассрочку на два-три года. Я считаю, что самые сложные времена мы пережили, и эту практику нужно массово снова применять. Здорово, что есть такие примеры, и их всё больше и больше.

Но есть и другие примеры, когда застройщик шантажирует город и готов передать земельный участок под строительство школы только на возмездной основе, но такие случаи единичные.

Вообще Новосибирск занимает одну из лидирующих в России позиций по вводу нового жилья. Но такое ощущение, что иногда застройщики думают только о себе и прибыли, но не о комфорте для горожан. Точечная хаотичная застройка, ввод жилья без инфраструктуры — какая работа ведется в этом направлении? Есть ли приоритет в строительстве по типу КРТ?

— Да, сейчас у региональной власти появились инструменты, которых не было раньше. Это как раз комплексное развитие территорий (КРТ). Раньше застройщик мог скупить земельные участки, объединить их и воткнуть посреди ветхих малоэтажных домиков «свечки».

Сегодня многие новые кварталы Новосибирска создаются по программе КРТ, пройдены комплексные процедуры, определены инвесторы, все знают, что эта территория будет застраиваться комплексно, нельзя хаотично что-то делать. Там должна быть и социальная, и транспортная инфраструктура. А под реализацию отдельных КРТ есть в том числе поддержка федерального бюджета. Инфраструктурные бюджетные кредиты, которые область получила, мы направляем и на строительство сетей и дорог будущих КРТ.

Как вы относитесь к реновации города в широком смысле?

— «Пилот» такого подхода — московская реновация. Она, конечно, более глобальная, она касалась даже пятиэтажек и многоэтажных домов, Сегодня это вылилось в инструмент КРТ для всей страны. Я полностью согласен, что в центре мегаполиса не должно быть неблагоустроенных «деревень» или огромных гаражных кооперативов, которые не только внешний облик портят, но и существенно снижают безопасность территории.

Застройка должна сопровождаться созданием инфраструктуры

Опять же, в городе довольно много недостроев — понимаю, что это вопрос мэрии, но ощущение, что как раз мэрия им не сильно-то озабочена. А ведь это лицо города. Как решать эти вопросы?

— Город обвинять здесь нельзя, у города нет инструментов воздействия на таких собственников недостроенных зданий. По жилищным долгостроям, это так называемая проблема обманутых дольщиков, государство придумало пути решения в виде фонда, и в ближайший год мы полностью закроем эту проблему. А в отношении коммерческих объектов — например, печально известный автовокзал — инструментов изъятия из частной собственности нет. Недавно с визитом к нам прилетал премьер-министр Белоруссии. Так вот, там задумались над проблемой заброшенных построек и сейчас разрабатывают закон, подобный тому, как мы изымаем земли сельхозназначения, если они не обрабатываются в течение трех лет. Аналогичный закон об изъятии объектов в городах, которые стоят недостроенными, портят облик и снижают безопасность, разрабатывается в Белоруссии. Мы о таком инструменте пока только мечтаем. Но я двумя руками за то, чтобы такое право у властей (городских и областных) появилось. Не можешь сам завершить — у тебя забирают объект, возможно, выкупают, отдают тому, кто сможет завершить работу. Но иной раз даже собственников не найти на территории РФ. Работа очень сложная. И пока рычагов у властей нет.

О местах в школах и науке

Кампус НГУ станет дополнительным рычагом привлечения студентов в Новосибирск, отмечает Андрей Травников

Мы уже отметили, что Новосибирск — это центр науки. И вы уже обозначили, что в этом звене — дошкольное образование — школьное — среднее или высшее — научная деятельность — есть пробел: школы. Когда в областном центре, да и в области в целом активно начнут строить школы? Какие механизмы для этого есть? Планируется ли «разгружать» старые учебные заведения?

— Проблема со школами острая, причем я не могу даже выделить конкретные районы в Новосибирске, где она не стоит, потому что жилищное строительство идет везде, и в центре в том числе. Здорово, что количество детей прирастает с каждым годом. В первый класс в этом году пойдет почти на тысячу ребятишек больше, чем в прошлом. Это тенденция последних лет.

Но это и вызов властям, и мы используем все инструменты и программы, которые помогут решить проблему. За последние пять лет это областные программы: 54-я и 57-я школы построены исключительно за областные деньги. Все нацпроекты, где предусмотрено строительство школ, мы используем. Это нацпроект «Образование», проект по стимулированию жилищного строительства, в котором раньше тоже присутствовало строительство школ.

Это городская и областная программы создания мест в существующих зданиях — допустим, если в школах помещения использовались не по назначению, сдавались в аренду, мы их возвращаем. Используем возможность сделать перепланировку существующих зданий. В качестве примера могу привести инженерный лицей НГТУ. В этом году мы перевели начальную школу лицея в бывшее здание детского сада, которое не использовалось по назначению в полной мере. Только за счет таких решений за последние пять лет создано дополнительно 11 тысяч мест. Фактически это пять больших школ.

Школа в микрорайоне «Евроберег» — одна из самых современных в Новосибирске

Будут ли активно использоваться концессии с ВЭБ РФ?

— Инструмент концессии — тяжелый и менее удобный, чем госзаказ, но и его мы используем, сегодня шесть школ строятся по концессии. Мы не стремимся расширять его масштабно.

У меня есть уверенность, что в ближайшие два-три года остроту этой проблемы мы снимем.

В «Ясном береге» школу построят?

— Что касается «Ясного берега»: школу там обязательно построят, я надеюсь, что застройщик найдет силы пойти городу навстречу. Там проблема в земельном участке.

Переходя от школ к вузам. Расскажите подробнее о строительстве кампуса НГУ. Как идут работы, что регион получит от реализации проекта?

— Активно идет строительство. Первая часть проекта — строительство физматшколы — реализуется за счет благотворителя, без бюджетных средств. У здания высокая степень готовности, ожидаем, что в первом полугодии 2024 года оно будет введено в эксплуатацию. Вторая часть: строительство собственно кампуса за счет федерального бюджета. Это три здания университета, лаборатории, аудитории и проектно-исследовательские помещения. Федеральный заказчик организовал, видимо, круглосуточную работу на объекте.

Что это дает? При всей своей компактности Новосибирский госуниверситет — это лучший региональный вуз страны. И у него появляются дополнительные возможности для подготовки большего количества студентов, появится возможность для исследований, новых проектов. Это первое. Университет стал объединяющим центром в Академгородке. Раньше эту функцию выполняла Академия наук, Сибирское отделение. Сейчас университет сформировался как второй научно-исследовательский центр. Кроме того, собственно стройка дает возможность загрузить наш строительный и промышленный комплекс: работы много, на всех хватит.

В программе «Академгородок 2:0» приоритет — это «СКИФ», вторым номером идет как раз кампус университета.

О медицине на селе и онкопомощи

В оказании первичной медпомощи, по словам губернатора, регион достиг успехов

Строится жилье, надеемся, что будут школы. А как с медициной? Опять же, строительство семи поликлиник регулярно обрастает слухами, проверками. Мы всё же их увидим?

— Безусловно, увидим, но есть претензии к подрядчику по задержке сроков. Дело в том, что на фоне пандемии серьезно поменялись нормативные документы и требования к медицинским объектам. Нам пришлось менять проекты. Мы согласовали сроки, но то, что в этом году вместо обещанного июня мы увидим поликлиники только к осени, — это уже зона ответственности частного партнера и подрядчика. Строим сейчас много, а строителей не хватает. Поэтому приходится «дотягивать» объекты в ручном режиме.

Только строители или все предприятия столкнулись с кадровым голодом? Когда есть места, готовы платить, а людей нет?

— Так и есть, и это ожидаемо, я в предыдущие годы говорил об этом руководителям предприятий. Экономика развивается высокими темпами, выше среднероссийских. Создаются дополнительные рабочие места, а людей не хватает. Здесь только два решения: очень активно участвовать в подготовке собственных кадров. Каждое крупное предприятие должно просто дневать и ночевать в школах, колледжах и университетах. Второе: повышение производительности труда. Это новое оборудование и новые подходы. Нацпроект «Производительность труда» популярен у наших промышленников.

Судя по всему, с дальнейшим развитием экономики объемы строительства не спадут, поэтому рабочие руки нужны.

Здесь хотелось бы уйти немного в область. Тридцать сельских районов, пять городских округов, есть очень отдаленные: как там обстоят дела с организацией первичной медпомощи? Какие программы поддержки медицины на селе действуют, успешно ли они реализуются?

— Для полноты картины было бы здорово вспомнить, что было лет пять назад. Вы ранее задавали вопрос: что можно сделать за три-пять лет? Можно сделать революцию. Я считаю, что в сфере первичного медобслуживания населения на селе нам удалось сделать маленькую революцию. Недавно мы с Олегом Ивановичем Иванинским (бывший министр здравоохранения НСО, депутат Госдумы. — Прим. ред.) вспоминали, что в ЦРБ не было флюорографов и маммографов. Люди ездили в соседний район или в город. А о таком инструменте, как мобильный ФАП, только мечтали, только начинали это обсуждать. Изготовителей не было, с заводами мы только начинали это проговаривать.

В этом году в каждой ЦРБ у нас будет минимум по одному мобильному ФАПу. А в некоторых — и по две мобильные амбулатории. Сегодня есть целая сеть межрайонных центров, оборудованных не хуже областных клиник, таких как онкодиспансер и областная больница. Это центр амбулаторной онкологической помощи с МРТ, КТ и кабинетами химиотерапии, это региональные сосудистые центры, современные лаборатории. Если раньше для пациента из области это была целая церемония и поездки в Новосибирск, то сегодня весь спектр анализов делают фактически в каждой ЦРБ. Мы максимально приблизили помощь к людям.

Областной перинатальный центр

В 2018 году на встречах с ветеранами звучал вопрос: как нам добраться до Новосибирска, чтобы попасть в больницу? Сегодня спрашивают: как добраться до Татарска, Карасука, Куйбышева, потому что вся узкоспециализированная помощь есть там. И эти вопросы решены маршрутами общественного транспорта, кроме того, для доставки пациентов приобретены «Газели».

Открытие сети центров гемодиализа — еще один уникальный, пожалуй, для всей страны проект. Узловые больницы оборудованы такими кабинетами. Необходимость ехать в Новосибирск сократилась просто в разы. Первичная помощь максимально приближена к территориям.

Видим, что активно строятся ФАПы — но не получится ли, как, например, в какой-то период в Челябинской области: новый ФАП есть, а работать некому?

— Программа ФАПов начиналась как областная, мы с депутатами заксобрания приняли решение о приоритете строительства на селе. Мы начали в 2017 году сами, потом она плавно вошла в нацпроект и сегодня продолжается.

Главный вопрос для специалистов — жилищный. Мы в отдаленных населенных пунктах строим ФАПы сразу с квартирой, чтобы приехавшему работать фельдшеру было где жить. И они едут! У нас есть хорошее подспорье — медицинские колледжи готовят средний медперсонал, а в 2018 году был запущен интересный формат: младший и средний медперсонал стали готовить на базе отдельных ЦРБ, под образовательные лицензии.

Кроме квартир при ФАПах в 2018 году запущена программа строительства служебного жилья для бюджетников на селе. Эффект от нее есть, безусловно. Эти квартиры предоставляются медикам, учителям, участковым полицейским и работникам культуры.

ЦРБ в Ордынском районе

Еще один довольно острый вопрос: оказание помощи онкобольным. Мы получаем от читателей жалобы на то, что очереди на первичный прием к онкологу доходят до двух месяцев, столько же — на химиотерапию. Как-то возможно решить эту проблему?

— Хотелось бы разобраться с этими случаями, насколько они массовые. Дайте нам координаты, мы, во-первых, поможем, а во-вторых, на примере таких фактов мы разберемся, в чем причина. Потому что в целом создание межрайонных центров онкологической помощи (ЦАОП) переворотом в этой отрасли за последнее время назвать можно.

Я помню долгие дискуссии в 2018–2019 годах с консервативным медицинским сообществом. Тогда продвигался традиционный медицинский подход: всё, что высококвалифицированно, должно быть централизовано — только онкодиспансер и никто больше не должен лечить онкобольных. Даже было мнение, что другим клиникам нельзя оказывать такую помощь. И тогда онкодиспансер был очень перегружен. Но за счет реализации концепции максимального приближения помощи, за счет создания ЦАОПов, не только в отдаленных районах, но и в Новосибирске, причем некоторые частные клиники вошли в этот проект наряду с государственными медучреждениями, за счет создания мощной диагностики, центров лучевой терапии (это теперь и онкодиспансер, и первая клиническая городская больница, и частный центр на территории 25-й медсанчасти) удалось эту нагрузку снять, распределить и приблизить помощь к пациентам. Стандарт ожидания сегодня — до двух недель. Это если мы говорим о приеме специалиста и проведении консилиума. Это общероссийский стандарт и даже мировой. А с частными случаями, где ждут дольше, хотелось бы разобраться. То же и с химиотерапией: в 90% случаев удается обеспечить помощью через семь дней после консилиума онкологов.

То есть сейчас нет острой необходимости в строительстве онкоцентра?

— Есть! И дело не только в наращивании мощностей для нашего региона, но и в укреплении нас как медицинской столицы. Мы заинтересованы в таком проекте. Кроме того, технологии не стоят на месте. Появляются новые подходы и оборудование, приборы, поэтому здание для размещения всего этого тоже необходимо.

Но проект очень дорогой, и без поддержки федерального правительства мы даже не осмелимся взяться за него. Тем не менее с частным партнером проработка идет, готовятся земельные участки, медико-технологическое задание. Мы не отказываемся от идеи.

А пока продолжаем приближать помощь к пациенту. Это удобно, потому что химиотерапия, гемодиализ — это регулярная потребность. Сейчас сложно представить, как люди раньше жили. ЦАОП есть сейчас в Барабинске, в Татарске, жители Венгеровского, Северного, Чановского района имеют возможность за час-полтора доехать до кабинета химиотерапии. А раньше? Шесть часов только в одну сторону.

Повторюсь, я считаю, что это просто переворот в области оказания медицинской помощи, и дальше мы будем внедрять эти возможности, потому что уверен: не должно всё концентрироваться в одном центре.

О метро, улице Ленина и работе в Москве

«Дорожка дальше меня не прельщает», — улыбается Андрей Травников

Вопрос из разряда «мечты»: станцию метро «Спортивная» построили, но всё не могут открыть. Когда уже? И ждать ли развития метро в ближайшие годы?

— Будет развиваться! Все решения, которые требуются от областного уровня, приняты, средства выделены на переработку проектно-сметной документации по Дзержинской линии. Все остальные вопросы нужно задать уже городу. А «Спортивную» мы, конечно, скоро откроем.

Еще один волнующий всех вопрос: улицу Ленина в Новосибирске то перекрывают, то открывают, то перекрывают частично. Похоже на метания. По вашему мнению, нужна ли городу полноценная пешеходная улица? Реальна ли вообще перспектива «пешеходизации» и готова ли область помогать городу в реализации такого проекта?

— Мое мнение однозначно: в центре Новосибирска должна быть пешеходная зона. Лично я для нее ничего другого, кроме улицы Ленина, себе не представляю. Но, может быть, я не так хорошо разбираюсь в организации движения в центре, поэтому горожане могут подключиться и подсказать, какие еще улицы могли бы стать пешеходными. Такое начинание я готов поддержать на всех уровнях: и политически, и финансово.

Фестиваль цветов на улице Ленина

Ну и последнее. Бытует мнение, что для губернаторов главное — отчитаться перед Москвой и заработать себе хорошую репутацию, чтобы проторить дорожку дальше и выше. Как вы относитесь к такому подходу и что можете сказать о себе?

— Дорожка дальше меня не прельщает. Но бывают ситуации, когда делают предложение, от которого нельзя отказаться. Я не стремлюсь пойти выше и дальше, и губернатором стал неслучайно, несколько лет готовил себя к работе именно в регионе. Возможно, доля случая была в том, что я стал губернатором именно Новосибирской области. Несколько лет назад у меня была возможность прикоснуться к работе в федеральных органах власти, и я понял, что не хочу, не стремлюсь работать в Москве.

Один мудрый человек, прошедший все ступени в карьере: от муниципальной до крупной федеральной руководящей должности, сказал мне, когда я принял решение работать в регионе: «Я тебе завидую! В твоей работе каждый вбитый гвоздь сразу становится виден». Действительно, здесь все шишки получаешь сразу, все претензии от людей. Но и результаты твоей работы также сразу видны. Мне это нравится.

Выборы губернатора Новосибирской области пройдут в сентябре. Мы публиковали большой разбор обо всех кандидатах.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
418
Читать все комментарии
Форумы
ТОП 5
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
«Падали в обморок от духоты и часами ждали трамвай». Правдивая колонка футбольного фаната из России о чемпионате Европы в Германии
Георгий Романов
Мнение
Львам повезет. Чего ждать от оппозиции Венеры и Плутона — советы астролога
Елена Коржаневская
Мнение
«Мало походят на идеальных супругов»: журналистка НГС о том, почему Петр и Феврония — не лучший пример семейной идиллии
Анна Скок
Корреспондент
Рекомендуем
Знакомства
Объявления