2 декабря четверг
СЕЙЧАС -8°С

Семья купила полдома, а теперь боится оказаться под рухнувшей крышей. Что случилось с жильем за 2 млн

Фоторепортаж из дома, где уже лопнули стены и тянут за собой крышу

Поделиться

Семья Жарковых купила половину большого дома на улице Профилактической, вот только из-за нерадивой соседки может оказаться погребенной под обвалившейся крышей

Семья Жарковых купила половину большого дома на улице Профилактической, вот только из-за нерадивой соседки может оказаться погребенной под обвалившейся крышей

Поделиться

Семья Жарковых решила переехать из Читы в Новосибирск и купила тут половину большого дома. Но оказалось, что соседка забросила свою часть и переехала, а Жарковы не могут заставить ее сделать ремонт. Они ходят по судам и каждый день надеются, что на них не упадет крыша. Благополучие этой семьи полностью зависит от решения суда и благоразумия соседки по дому. Корреспондент Илья Калинин побывал в гостях в опасном доме и выслушал историю людей, по сути оказавшихся в заложниках у одинокой матери ребенка-инвалида.

Но сразу им никто не сообщил, что дом был с «сюрпризом»

Но сразу им никто не сообщил, что дом был с «сюрпризом»

Поделиться

Эта печальная история семьи Жарковых началась в 2019 году. Тогда они решили перебраться из родной Читы в Новосибирск — поближе к сыну и внуку, который здесь обосновался и жил уже десять лет.

Правая половина здания была, по сути, заброшена

Правая половина здания была, по сути, заброшена

Поделиться

— Сын женился, внук появился… Ну а мы туда-сюда ездим, а это же далеко. Вот он (сын. — Прим. ред.) и говорит, мол, в Забайкалье уже критическое состояние — работы нет, давайте, переезжайте. Вот мы и переехали: там всё продали, а тут купили, — рассказывает корреспонденту НГС Любовь Жаркова.

В Новосибирске семья Жарковых присмотрела жилье в частном секторе Дзержинского района. Нашла добротный кирпичный дом постройки середины 1950-х годов и выкупила его половину (дом был на два хозяина) за 2 миллиона рублей.

Вторая половина дома принадлежала одинокой матери Светлане Адамович, проживавшей тут когда-то с сыном-инвалидом

Вторая половина дома принадлежала одинокой матери Светлане Адамович, проживавшей тут когда-то с сыном-инвалидом

Поделиться

Предположительно, еще за год до продажи второй половины дома Адамович съехала отсюда в муниципальное общежитие

Предположительно, еще за год до продажи второй половины дома Адамович съехала отсюда в муниципальное общежитие

Поделиться

На второй половине остались вещи, словно хозяева уехали из дома буквально на выходные

На второй половине остались вещи, словно хозяева уехали из дома буквально на выходные

Поделиться

То, что дом оказался с «сюрпризом», выяснилось только во время оформления прописки всех переехавших. Уже внесен был задаток, в Чите уже всё было продано, уже пришел контейнер с вещами…

По факту же во второй половине строения уже никто не живет более трех лет

По факту же во второй половине строения уже никто не живет более трех лет

Поделиться

— Нам изначально не было видно, в каком состоянии вторая половина дома. Нам сказали, что там идет ремонт. А хозяев не было. На заборе — «Злая собака». Да и как мы туда пойдем, это же не наша половина. А вот 11 сентября [2019 года] мы поехали прописываться. И вот только там я узнаю, что [Светлана] Адамович (хозяйка второй половины дома. — Прим. ред.) уже где-то год там не живет. И что стена там разрушена, — вспоминает самая старшая член семьи Нина Лаврентьева.

Нина Леонтьевна участвовала в покупке дома, но увидеть, что происходит у соседей, она не могла из-за высокого забора

Нина Леонтьевна участвовала в покупке дома, но увидеть, что происходит у соседей, она не могла из-за высокого забора

Поделиться

Как рассказывают Жарковы, у матери-одиночки Светланы Адамович два взрослых сына и маленький сын с инвалидностью. Женщина якобы пыталась достроить дом всё это время, но ремонт так и не продвинулся: одна стена дома и часть крыши стояли разобранными долгое время, и никто в порядок их и не приводил.

Туалетная комната тоже словно и не брошена несколько лет назад

Туалетная комната тоже словно и не брошена несколько лет назад

Поделиться

Сама же Светлана Адамович с младшим сыном жила в муниципальном маневренном фонде. Жила вроде как временно — на период ремонта. Но ремонта как такового, говорят Жарковы, здесь не велось.

Стены во второй половине дома уже в критическом состоянии — лопнула штукатурка

Стены во второй половине дома уже в критическом состоянии — лопнула штукатурка

Поделиться

— Потом, после 11 сентября она (Адамович. — Прим. ред.) решает продать свою половину. Приходили покупатели и готовы были за 700 тысяч забрать их часть. И мы уже в ладоши хлопали. А как же нам не хлопать: крыша-то на подпорах. А она — общая. Крыша сползает и тянет нашу за собой. И у нас тоже начало всё рваться, — рассказала Нина Лаврентьевна.

Но самый главный «сюрприз»: на соседней половине дома нет части стены

Но самый главный «сюрприз»: на соседней половине дома нет части стены

Поделиться

В итоге семья Жарковых подала иск в Дзержинский районный суд, который в октябре 2020 года вынес постановление, что Адамович будет делать ремонт в ноябре 2020 года. Но этого не случилось. А теперь, говорят жильцы второй половины, и тем более не случится: строительные материалы подскочили в цене очень сильно.

Кроме того, в доме также разобрана часть крыши

Кроме того, в доме также разобрана часть крыши

Поделиться

Жильцы второй половины дома убеждены: Светлана Адамович только делает вид, что ведет ремонт, для того, чтобы и дальше жить в муниципальном маневренном фонде. Даже выделенную в конце 2019 года на ремонт дома Дзержинской администрацией материальную помощь Адамович не получила: не смогла собрать необходимые для этого справки.

Сползающая из-за разобранной стены крыша со стороны части дома соседки тянет за собой и жилую половину — уже лопнули стены и пришлось ставить стяжки

Сползающая из-за разобранной стены крыша со стороны части дома соседки тянет за собой и жилую половину — уже лопнули стены и пришлось ставить стяжки

Поделиться

— Мы ей (Адамович. — Прим. ред.) предлагали помочь с ремонтом: и свет подключим, и бетономешалку дадим, и сварочный аппарат. И баню затопим, будем воду греть. Но она, видите, как… Идем из администрации, а она говорит: «Вот признали бы дом аварийным, дали бы нам с сыном однокомнатную, нам больше ничего и не надо». А по поводу той продажи: купить-то ее часть дома хотели, но опекунский отдел запретил продавать. Сказали, мол, делай ремонт. А она говорит: «Куда я дену ребенка?» А ей сказали: «Иди и работай». С таким ребенком, мол, можно работать, — рассказала Нина Лаврентьевна.

Полуразрушенная стена и крыша дома поддерживаются только деревянными подпорками

Полуразрушенная стена и крыша дома поддерживаются только деревянными подпорками

Поделиться

Сейчас семья Жарковых повторно судится с владелицей второй половины дома. Хочет, чтобы суд вынес какое-то решение по дому, пока он не развалился совсем. Крыша, которая медленно сползает с нежилой стороны, тянет за собой и часть дома семьи Жарковых. Да уже так, что стены второй половины дома начинают покрываться трещинами. И это несмотря на то, что новые жильцы полностью отремонтировали свою часть крыши и укрепили со своей стороны фундамент строения. Трещины на половине дома Жарковых обнаружились в начале этой весны.

Нина Лаврентьевна признаётся, что уже перенесла инфаркт из-за всего этого

Нина Лаврентьевна признаётся, что уже перенесла инфаркт из-за всего этого

Поделиться

Еще одна опасность: незваные гости, которые стали появляться в 2020 году. Неизвестные сбили замок с калитки и использовали дом то ли как временное жилье, то ли просто воровали какие-то оставленные вещи. Обращение к местному участковому ничего не дало: полиция же дежурить круглосуточно не будет.

Любовь Жаркова боится, что крыша может неожиданно завалиться в одну из ночей

Любовь Жаркова боится, что крыша может неожиданно завалиться в одну из ночей

Поделиться

Евгений Жарков полностью отремонтировал свою половину дома, но это от возможной разрухи не спасает

Евгений Жарков полностью отремонтировал свою половину дома, но это от возможной разрухи не спасает

Поделиться

Евгений Жарков, который полностью отремонтировал половину дома — от фундамента до крыши, рассуждает: разрешили бы им «разрезать» здание на две части, он бы пошел на это даже за счет своих площадей. Сделал бы зазор по всему строению — от фундамента до крыши, а потом укрепил свою часть, а соседская жила бы отдельной жизнью.

— Но кто нам стену даст отрезать? — задается вопросом Евгений.

Даже не спасает новый укрепленный фундамент, куда, по словам хозяина, он израсходовал около семи тонн бетона

Даже не спасает новый укрепленный фундамент, куда, по словам хозяина, он израсходовал около семи тонн бетона

Поделиться

Пока Жарковы вынуждены жить в постоянном напряжении: а не обрушится ли в какую ночь им на голову крыша. И самый старший член семьи Нина Лаврентьевна говорит, что из-за этого уже перенесла один инфаркт.

Внутри дома на половине Жарковых заметны трещины

Внутри дома на половине Жарковых заметны трещины

Поделиться

— А если дом разрушится, что мы с нее (с Адамович. — Прим. ред.) возьмем? Ну подадим мы на нее в суд, отсудим, а что с нее взять? Она ребенком прикрывается. Ей-то потом, конечно, жилье дадут. А нам, что случись, кто жилье даст? Мы ведь тоже хотим жить не на вокзале, — разводит руками Любовь Жаркова.

Продолжать ремонт невозможно: нельзя толком сделать ни внешнюю отделку, ни внутреннюю

Продолжать ремонт невозможно: нельзя толком сделать ни внешнюю отделку, ни внутреннюю

Поделиться

Хозяин дома готов был бы «разрезать» его пополам, лишь бы избежать обрушения из-за соседской безалаберности

Хозяин дома готов был бы «разрезать» его пополам, лишь бы избежать обрушения из-за соседской безалаберности

Поделиться

Корреспондент НГС обратился за комментариями к Светлане Адамович, но по ее трем телефонным номерам на звонки так никто и не ответил. Не было реакции и после оставленных журналистом голосовых сообщений с просьбой пояснить свою позицию.

Пока ситуацию с тем, как тут дальше жить Жарковым, решает Дзержинский суд — уже, кстати, второй

Пока ситуацию с тем, как тут дальше жить Жарковым, решает Дзержинский суд — уже, кстати, второй

Поделиться

В сентябре 2020 года НГС рассказал, как живут в разрушающемся доме жители улицы Панфиловцев. Хоть деревянный барак и признан аварийным, власти расселять его не спешат. В одной из квартир крыша уже обрушилась, а в мэрии уточняют, что дом должен быть расселен до 2028 года.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ8
  • УДИВЛЕНИЕ4
  • ГНЕВ17
  • ПЕЧАЛЬ19

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку