28 сентября вторник
СЕЙЧАС +2°С

Я задыхаюсь. Как пациенты больниц выживают без кислорода и почему Минздрав не видит проблему

Новосибирцы сами покупают кислород своим заболевшим родным — баллончика за 600–800 рублей хватает всего на 20 минут

Поделиться

В некоторых больницах (например, в ковидном госпитале <nobr class="_">№ 11</nobr>) установлены централизованные системы подачи медицинских газов с газификаторами на жидком кислороде. Они выведены из стены — над больничными койками

В некоторых больницах (например, в ковидном госпитале № 11) установлены централизованные системы подачи медицинских газов с газификаторами на жидком кислороде. Они выведены из стены — над больничными койками

Поделиться

В начале июля новосибирский завод «Сибтехгаз», который производит кислород для ковидных госпиталей, на 8 часов остановил свою работу из-за отключения электроэнергии. Минздрав и «Сибтехгаз» утверждают, что это никак не отразилось на ситуации в ковидариях, — пациенты бесперебойно получали медицинский кислород. Но сами новосибирцы рассказывают об обратном — по их словам, перебои возникают до сих пор. Некоторые вынуждены за свой счет покупать родным дорогие баллоны с кислородом. Что происходит в больницах — медицинский обозреватель НГС Мария Тищенко записала истории пациентов и обратилась за комментарием к властям.

Зачем пациентам с коронавирусом нужен кислород? COVID-19 поражает легкие. У людей с таким диагнозом часто падает сатурация (уровень насыщения кислородом крови) и развивается дыхательная недостаточность. Хорошей сатурацией считается уровень 95–100%, при более низких показателях пациентам требуется дополнительная кислородная поддержка. Иначе самостоятельно им очень сложно дышать: появляется сильная одышка, тяжело делать вдохи и выдохи. Чем сильнее падает сатурация, тем более опасным становится состояние человека.

История № 1

61-летняя жительница Бердска Татьяна Иванова сначала неделю лечилась самостоятельно дома. Врача не вызывала — надеялась, что организм справится с болезнью.

— Все эти дни у мамы была температура 39, которая сбивалась только на пару часов набором жаропонижающих. Я просил ее каждый день измерять сатурацию пульсоксиметром, чтобы держать ситуацию под контролем, — рассказывает Антон Иванов.

Так выглядит прием передач в бердской больнице

Так выглядит прием передач в бердской больнице

Поделиться

Днем 9 июля сатурация упала до 92, а к вечеру и вовсе стала 88. Антон Иванов несколько раз звонил в скорую и добился того, чтобы она приехала в течение часа. Женщину госпитализировали, уже в больнице взяли мазок на коронавирус. Также ей сделали рентген.

Переписка Татьяны Ивановой с сыном. Женщина пишет, что ей не дали кислород: якобы его нет

Переписка Татьяны Ивановой с сыном. Женщина пишет, что ей не дали кислород: якобы его нет

Поделиться

— Сатурация временами падала до 75. Медики подходили, измеряли сатурацию, предлагали лечь на живот и говорили, что кислорода нет, на всех не хватает. Со мной связался мужчина, у которого там лежит жена, у нее тяжелее состояние. И даже самым тяжелым на два часа дают подышать кислородом, потому что он ходит по палатам: один концентратор на 5–8 человек. Мне не только за маму страшно и обидно, но и за других людей, которые задыхаются. Концентраторы стоят не таких великих денег, а их не хватает в больницах. Я бегом побежал в аптеку и купил два баллона кислорода, отвез. Заказал еще, — утверждает Антон.

Здесь Татьяна пишет сыну, что дышит кислородом. Но не больничным, а тем, что купила ее семья

Здесь Татьяна пишет сыну, что дышит кислородом. Но не больничным, а тем, что купила ее семья

Поделиться

Один такой баллон в среднем стоит от 600 до 800 рублей — по словам Антона Иванова, его хватает на 20 минут. Самая низкая цена, которую он нашел в интернете, за один баллон — 590 рублей.

Антон сам покупал кислород для мамы, потому что в больнице его на всех не хватало. Это чек на покупку пяти баллонов

Антон сам покупал кислород для мамы, потому что в больнице его на всех не хватало. Это чек на покупку пяти баллонов

Поделиться

Бердчанин уже обратился в Минздрав, Генеральную прокуратуру РФ и в приемную президента. В своих жалобах он указал, что на тот момент мама пять дней лежит в больнице, а кислород ей не дают, хотя сатурация падает, и что больнице, по его мнению, не хватает концентраторов (эти обращения имеются в распоряжении редакции НГС).

— При этом врачи говорят, что всё хорошо, кислород есть. Хотя со мной связываются еще другие люди и говорят, что там не только с кислородом проблемы, но и якобы с лекарствами, например с дексаметазоном,— настаивает Антон Иванов.

13 июля Татьяну Иванову увезли в реанимацию. По данным на 19 июля, женщина до сих пор находится там в тяжелом состоянии.

Антон говорит, что родственники других больных боятся поднимать эту тему, — переживают, что это может отразиться на отношении врачей

Антон говорит, что родственники других больных боятся поднимать эту тему, — переживают, что это может отразиться на отношении врачей

Поделиться

История № 2

Татьяна Кращенко сообщила о перебоях с кислородом в 11-й больнице в воскресенье, 18 июля. У нее там на пятом этаже лежала мама — 70-летняя Нина Терещенко. Женщина болела с 22 июня, лечилась сначала дома, но потом из-за падения сатурации врач посоветовал госпитализацию. Ее положили в больницу 29 июня.

На следующий день после этой переписки, по словам Татьяны, ее мама уже не могла ни говорить, ни писать

На следующий день после этой переписки, по словам Татьяны, ее мама уже не могла ни говорить, ни писать

Поделиться

— Кислород там подается по 10 литров в минуту. С утра 10 июля была снижена подача кислорода. Люди начали задыхаться. 11 июля подачу кислорода не восстановили. Ставили уколы с лошадиной дозой гормона, чтобы не задохнулись. У мамы, помимо того что кислород поступал ниже нормы, еще сломан сам аппарат для подачи кислорода. Врачи его посмотрели, покрутили, сделать не смогли и сказали, что специалистов по ремонту нет. У нее вместо кислорода в нос попадала вода. Мне запретили привозить свой кислородный концентратор, а почему, не объяснили, — рассказывает Татьяна Кращенко то, что ей известно со слов мамы. Поговорить с самой женщиной было невозможно — она находилась в реанимации.

Пациенты 11-й больницы и в предыдущие волны жаловались на отключения кислорода

Пациенты 11-й больницы и в предыдущие волны жаловались на отключения кислорода

Поделиться

Еще 9 июля у Нины Терещенко сатурация была 90, а после перебоев с кислородом, как утверждает ее дочь Татьяна, уровень опустился до критических 62. Вечером 11 июля женщину — после многочисленных звонков родных в больницу — перевели в другую палату, где был работающий кислородный аппарат.

— Видимо, вечером они кислород добавили, а до этого понижали из-за аварии на заводе. Сотрудники подтверждали, что кислород убавили, а в справочной говорили, что всё хорошо и что только на пару минут могли не подавать, но только из-за того, что перезаправляли баллоны. Но люди сразу почувствовали сниженную подачу. Это было после двух суток мучений: она очень ослабла, и ей нельзя было шевелиться, так как сатурация совсем упала. Потом удалось поднять до 78. Мама сказала, что если бы ее сразу положили на работающий аппарат, то, возможно, она бы уже поправилась.

Эти сообщения были отправлены 10 июля. Жить Нине Терещенко оставалось чуть больше недели

Эти сообщения были отправлены 10 июля. Жить Нине Терещенко оставалось чуть больше недели

Поделиться

12 июля пенсионерке стало немного полегче, но потом она попала в реанимацию. 18 июля Нина Терещенко умерла.

Другие жалобы

В редакцию НГС за последнюю неделю также поступали жалобы о нехватке кислорода в больнице № 25. Эту же информацию журналисту рассказывал источник, работающий в этом медучреждении, но потом кислород завезли. Один из читателей сообщил, что только с помощью многочисленных звонков добился того, чтобы его родственнику выдали кислород — в итоге тот провел без кислородной поддержки всего полчаса.

Также новосибирцы сигнализировали, что 15-минутное отключение кислорода было и в искитимской больнице. По словам источника НГС, это произошло 12 июля, но Минздрав эту информацию опроверг.

Что за беда с кислородом? Опровержения Минздрава


В распоряжении редакции НГС есть данные только на 15:00 12 июля. В тот день, по данным регионального министерства здравоохранения, в больнице № 25 было в наличии более 3 тонн кислорода, в больнице № 11 — 1,4 тонны, в бердской больнице — 299 литров.

— Руководители медорганизаций ежедневно отслеживают расход кислорода в инфекционных госпиталях стационаров и формируют соответствующие заявки в «Сибтехгаз». Благодаря совместной оперативной работе, сбоев в обеспечении кислородом медорганизаций в настоящее время нет. Поставки осуществляются по графику, в зависимости от потребности каждой медорганизации, — утверждают в Минздраве.

В бердской больнице, по данным ведомства, кислородную поддержку и ее объем лечащий врач назначает индивидуально с учетом тяжести протекания заболевания:

— Все пациенты инфекционного госпиталя бердской больницы, нуждающиеся в кислородной поддержке, обеспечены кислородом. Состояние пациентов, находящихся на кислородной поддержке, оценивается в динамике, и в случае его стабилизации пациента постепенно переводят на самостоятельное дыхание. Для работы централизованной системы подачи кислорода бердской больницы в настоящее время необходимо в среднем 36 баллонов кислорода в сутки. Ежедневно по заявке больница получает не менее 40 баллонов. Поставки осуществляются регулярно после 20 часов. Помимо этого, терапевтическое отделение инфекционного госпиталя оснащено 46 автономными кислородными концентраторами.

Много или мало 299 литров кислорода для бердской больницы, непонятно, редакция НГС задала уточняющий вопрос Минздраву, но ответ пока не поступил. По сути, пациентам могут давать разное количество литров кислорода — всё зависит от состояния здоровья, но в среднем, по словам сотрудника одного из ковидных госпиталей Новосибирска, один пациент может потреблять от 3 до 10 литров в минуту, а на ИВЛ потребность в кислороде еще больше. Например, в реанимации, где лежат пациенты в тяжелом состоянии, нужно 20 или 30 литров в минуту.

Если взять в качестве примера обычную палату, в которой пациенту подают кислород по три литра в минуту, то это 180 литров в час и 4320 литров за сутки. Если в бердской больнице на 15:00 12 июля оставалось 299 литров, то их, по нашим подсчетам, сверенным с сотрудниками ковидных госпиталей, хватило бы, например, на полтора часа для одного пациента с подачей кислорода три литра в минуту. На пациента в реанимации нужен был бы больший объем. Правда, как отмечал Минздрав, в больнице есть и автономные концентраторы (которые сами выделяют кислород из воздуха).

Так выглядят концентраторы, которых, по утверждениям новосибирцев, хватает не всем

Так выглядят концентраторы, которых, по утверждениям новосибирцев, хватает не всем

Поделиться

На заводе «Сибтехгаз» журналисту НГС кратко ответили, что обязательства по контрактам, заключенным между их компанией и больницами № 11 и 25, исполняются в срок и в полном объеме.

Ранее мы тоже писали об отключениях кислорода в больнице № 11: дочь одного из пациентов считает, что такие перебои повлияли на смерть ее отца.

Вы столкнулись с проблемой нехватки кислорода? Или знаете, почему так происходит? Свяжитесь с медицинским обозревателем НГС Марией Тищенко (можно анонимно): m.a.tishenko@yandex.ru или по телефону: +7 961 845-55-78 (WhatsApp, СМС, Telegram).

По теме (7)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК8
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ50
  • ПЕЧАЛЬ15

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.
Загрузка...
Загрузка...