17 января воскресенье
СЕЙЧАС -9°С

«Родила — клуша. Не родила — эгоистка?»

Интервью с новосибирскими феминистками, которые заклеили весь центр Новосибирска листовками против сексизма и мужского превосходства

Поделиться

Поделиться

Недавно в центре Новосибирска были замечены картинки с выставки «Феминистский карандаш-2». Почему стикеры были совсем маленькими и неприметными?

Катерина Шемякина (К.Ш.): А зачем нам больше? Если бы мы хотели создать эпатаж, как «Фемен» (украинское женское движение, ставшее известным благодаря акциям с обнаженной грудью для привлечения внимания. — А.Н.), то мы бы использовали другие средства. А у нас смысл акций другой — чтобы заметили заинтересованные и смогли нас найти. У женщин должно быть свободное пространство, где бы их не затыкали, где бы не обесценивался их жизненный опыт. Может, кто-то посмотрит на это и поменяет свое отношение к феминисткам. К женщинам вообще.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Чего вы, собственно, добиваетесь?

Наталья Васютина (Н.В.): На первых порах — изменения мировоззрения. В том числе через объединение женщин в группу для защиты своих прав. Допустим, есть у меня знакомая, которая недовольна поведением своего мужчины, но как повлиять на него, она не знает. Идея о том, что мужчина главный по умолчанию, настолько пропитала общество, что женщины доходят до ненависти к себе. Нужно создавать альтернативу такой ситуации.

Кто такие новосибирские феминистки?

Н.В.: Это инициативная группа молодых женщин от 20 до 31 года, которые решили самоорганизоваться. Я, например, учитель рисования, Катерина — аспирантка Института ядерной физики. Среди нас есть биологи, информатики, гуманитарии, представительницы рабочих профессий.

К.Ш.: Собрались мы как-то раз в прошлом году втроем или вчетвером, точно уже не помню, и подумали, что надо чаще встречаться, обсуждать те темы, которые нас волнуют. Сделали группу «ВКонтакте», стали искать единомышленников. Можно сказать, мы уже отметили свой первый день рождения.

Сколько человек входит в движение феминисток в нашем городе?

Н.В.: Сколько нас сейчас — трудный вопрос. Активных — человек пять, но есть еще десятки сочувствующих, которые периодически появляются на собраниях разным составом. Еще в 60-х годах XX века американские феминистки второй волны стали проводить встречи, которые назывались ридинг-группами и группами роста самосознания. Мы тоже собираемся вместе, обсуждаем актуальные вопросы и открываем для себя новые аспекты социального взаимодействия.

К.Ш.: За год мы успели обсудить личный опыт. Например, дискриминацию при учебе, когда ради одного мальчика у группы девочек с гумфака переносят защиту диплома на неделю вперед, чтобы парня в армию не забрали. Дискриминацию при приеме на работу. Есть целый список профессий, куда женщинам вход воспрещен. Например, водители электричек. Также мы обсуждали свое отношение к запрету абортов, к насилию в семье. Ситуации рассматривали рядовые, с которыми в той или иной форме сталкивается каждая женщина. Теперь изучаем феминистскую литературу. Недавно читали Андреа Дворкин, статья называется «Биологическое превосходство». Дворкин говорила, что она как еврейка категорически против любого превосходства. Между тем сексисты очень любят цитировать ее как пример злобной феминистки-мужененавистницы. Для себя мы этот миф развенчали.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Кстати, о мифах. Насколько современная феминистка чужда женственности? Обязательно ли ей стричься налысо, курить и таскать шпалы?

Поделиться

Н.В.: Скажите, а много ли мужчин у нас сейчас шпалы таскают? И давайте не будем понимать под женственностью только стремление нарядиться в платье, чтобы понравиться мужчине. Феминистка может носить и длинные волосы, и каблуки, но факт привязки к мужчине у нее отсутствует. Феминизм вообще-то выгоден мужчинам, потому что женщины при таком раскладе не требуют, чтобы за них платили в кафе, заваливали цветами, покупали дорогую одежду. Феминизм — это ведь не тотальный матриархат, не аксиома, что все мужики — козлы, что надо их уничтожать, а просто идея о том, что женщины хотят идти своим собственным путем и делать то, что им интересно.

Есть те, кто считает, что феминистки — лесбиянки. Каковы ваши отношения с новосибирским ЛГБТ-сообществом, с Булатом Барантаевым?

Н.В.: Многие из нас замужем или состоят в отношениях. Но есть среди наших знакомых и представители ЛГБТ-сообщества, потому что они в принципе есть в нашем городе. А кто такой Булат Барантаев?

Борец за права городских секс-меньшинств…

Н.В.: Нет, мы его не знаем. ЛГБТ в сознании многих — это геи. То есть феминистки за ними, мужиками, опять же как за каменной стеной.

К.Ш.: Повестки ЛГБТ и феминизма во многом пересекаются, и мы вполне могли бы устраивать совместные акции. Но у нас были столкновения с геями, которые считают женщин вторым сортом: с такими существами, дескать, даже спать нельзя, они нам только детей рожать могут. Так что тут все не так просто.

Есть ли в Новосибирске какие-то специфические формы ущемления прав женщин в сравнении с другими городами России?

Н.В.: Наверное, чтобы ответить на этот вопрос, надо как следует поездить по стране. Хотя бытовое насилие, например, будет насилием без привязки к месту.

К.Ш.: Общественная установка, что он главный, буквально вынуждает мужчину «затыкать» женщину, напоминать ей, кто в доме хозяин. Так же как некое условное общество требует от женщин быть «женственными», оно требует от мужчин быть «мужественными». Рисковать во что бы то ни стало. Поэтому у мужчин такая низкая продолжительность жизни.

Угнетали ли лично вас?

Н.В.: Это еще один стереотип. Что, мол, ее муж бьет, поэтому она стала феминисткой. Почему я, наблюдая ущемление прав женщин, не могу им сочувствовать? Без привязки к личному опыту?

Опасно ли у нас быть феминисткой?

Н.В.: Странно, почему вы не спрашиваете: приятно ли у нас быть феминисткой? Общество ведь очень неоднородно, дробится по социальному статусу, по интересам. Нельзя утверждать, что всё оно настроено к нам агрессивно. Есть люди, которые готовы рычать на всё, что им непонятно.

К.Ш.: Андроцентризм (установка на то, что мужчина главный. — А.Н.) — центральная идея нашего общества. Возьмем комментарии на НГС под новостью о нашей акции. Даже женщины там пишут: «А-а-а, феминистки, собаки, что вы там пишете? Я хочу к плите!». Как будто кто-то их заставляет к нам присоединяться, за косы от этой плиты оттягивая? Это все наследие 90-х годов, когда феминисток рисовали чем-то опасным, завезенным из Европы. Мол, открыл им дверь в транспорте, а они на тебя заявление в суд подали за оскорбление.

Н.В.: Мне кажется, образ таких ненавидящих мужчин существ возник еще раньше. В Советском Союзе… Все страшилки о феминизме, если вдуматься, основаны на женских страхах. «Вот свяжешься с ними — станешь страшной, и никто тебя замуж не возьмет».

Вас пытались побить за ваши акции?

К.Ш.: Скажем так, прецедент был, но нам бы не хотелось это обсуждать.

То есть брутальные мужчины не стыдятся поднимать руку на женщин, если они феминистки?

Н.В.: Мы для них не женщины. У феминизма есть символ — знак Венеры со сжатым кулаком. Первого мая прошлого года к нам подошел дяденька и, гаденько улыбаясь, предложил заменить кулак на фигу. Тем самым, по его мнению, отражалась вся суть феминизма.

К.Ш.: Периодически мужчины спрашивают, будем ли мы показывать грудь. В общем, демонстрируют свой уровень культуры по мере сил.

Анна Наумцева

Фото Анны Золотовой (1), автора (2)

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...