Недвижимость проблема В осаде: на детской площадке новостройки оказался частный дом — застройщик отказался его сносить

В осаде: на детской площадке новостройки оказался частный дом — застройщик отказался его сносить

В нём нет ни света, ни воды — владельцы в страхе покинули дом после начала стройки за забором

Из 5–6 домов, которые по старой памяти называют «аулом», остался только один

В конце прошлой недели по соцсети «ВКонтакте» разошёлся пост об одиноком домике, зажатом между двумя новостройками: его владельцы съехали из него, едва началась стройка, испугавшись за свою жизнь, и долго ждали предложения от застройщика, чтобы передать ему землю. Но хотя миллионов они не просили, адекватного предложения не было. Сейчас застройщик и вовсе не выходит на связь, продолжая при этом активно строить парковку прямо за забором. Жильцы же новостройки получили вместо спортплощадки во дворе ещё один двор и печную трубу под окнами. Как посреди детской площадки остался частный дом и могут ли владельцы новеньких квартир требовать от застройщика его выкупа, выясняла корреспондент НГС.

Татьяна Горожанова встречает корреспондентов НГС на детской площадке новостройки на улице Михаила Кулагина, 35. С одной её стороны — высокий коричневый забор из металлопрофиля, над ним торчит обшитый синим сайдингом чердак и крыша единственного оставшегося на площадке дома по улице 5-я Кирпичная Горка, 95А. С двух сторон его подпирают высотки: сданная и строящаяся.

Татьяна и её сестра в этом небольшом домике, который построил их отец, родились и выросли. Уже пропавший со всех карт частный сектор женщина называет «аулом» — всего здесь было 5–6 домов. Большая часть домов и земли в собственность оформлены не были, поэтому, когда территорию в начале 2010-х приобрела компания «Новосибирск СтройМастер К», с расселением особых проблем не возникло.

Владельцы стараются поддерживать на участке порядок — он у соседнего дома как на ладони

— По соседству за забором жила моя бабушка, у неё было очень много земли, но документы не были оформлены. Когда «СтройМастер» зашёл на стройку, люди кинулись оформлять, а им уже запретили, — вспоминает Татьяна.

В собственность были оформлены только два участка: их и соседний. Соседям, по информации Татьяны, в итоге дали три однокомнатные квартиры (причём одна из них находится в доме по соседству, в одном из долгостроев «Закаменского»), а их дом оставили «на десерт».

С 2012 года в доме нет ни света, ни воды. Электричество было рассчитано на два участка, и его не успели переоформить — столб просто снесли. Вода в «ауле» всегда была полузаконной: летом по самодельному водопроводу от колонки, зимой — из самой колонки, которая сегодня закрыта и в принципе среди асфальта под новостройками выглядит несколько инородно.

До последнего момента в доме жил отец Татьяны, но с началом стройки ему пришлось съехать

Очень быстро прямо над домом выросли два башенных крана, и оставаться в нём было просто опасно, хотя, говорит Татьяна, отец жил здесь до последнего и всё время приходил проведать дом. После его смерти полтора года назад за домом продолжают приглядывать сама Татьяна и её мать: всё-таки двор под чужими окнами, надо, чтобы всё выглядело прилично, будто оправдывается женщина.

Инициативная группа жителей новостройки соседством недовольна: у дома печное отопление — такое под окнами мало кому понравится. Татьяна вспомнила, что однажды кто-то влез в дом и печь разломал — пришлось писать заявления в полицию, а потом выстраивать её заново.

В дом неоднократно забирались мародёры, печь ломали, а окно однажды оказалось разбито: в стекле осталось круглое отверстие — как от пули, но саму пулю не нашли

— Нам говорили — мол, сидите, она [Вера Коновалова, гендиректор компании «Новосибирск СтройМастер К». — Прим. ред.] вас снесёт, вы не должны здесь остаться. Но пока у неё финансовые трудности. В УАСИ сказали: «Вас нет на плане». Здесь же планировались волейбольная площадка, футбольное поле, — говорит женщина. — Была девочка из инициативной группы: они тоже писали, что покупали абсолютно другой вид, а по факту получили этот.

Генеральный директор «Сибирской Юридической Компании» Сергей Карпекин отмечает, что если дольщики вкладывались в конкретный проект с конкретным благоустройством, но не получили его, у них есть право жаловаться. Но здесь нужно тщательно изучать документы.

Домик оказался зажат со всех сторон и весной участок буквально усыпан мусором, который на него кидают с балконов

— Территория должна быть использована целевым образом, в противном случае получается, что дольщики были введены в заблуждение, и по этому поводу можно затеять тяжбу. А насколько технично были оформлены документы, надо смотреть. Застройщики часто объявляют, как у них красиво будет, а де-факто у них проект этого не содержит, — комментирует юрист. — Вполне возможно, что для эксплуатации жилого дома отведена просто земля по отмостке с небольшими отступами, а территория спортивной площадки — это отдельный участок, и они могут сказать: «Ну извините, это наш участок, хотим — строим, не хотим — не строим».

Дольщикам в «СтройМастере» в то же время говорили, что с владельцами дома ведут переговоры. Переговоры действительно были, признаёт Татьяна Горожанова, но непродуктивные. Сперва семье за участок с домом в пешей доступности от двух станций метро предложили студию в доме на улице Хилокской, 1Б площадью порядка 20 кв. м. Когда они не согласились, предложили нежилое помещение в цоколе новостройки того же «Новосибирск СтройМастера К» в Заельцовском районе. Последним предложением в 2016 году были 400 тысяч рублей каждому из трёх собственников, и с тех пор с руководством застройщика Татьяна не встречалась.

Забор периодически сносит строительной техникой, строители его уже даже не восстанавливают

По независимой оценке, увесистый том которой женщина показывает корреспондентам НГС, 3 сотки земли и маленький домик за «Сибирским Моллом» на рынке сегодня стоят 8,94 млн рублей. Хотя Татьяна подчёркивает: цена обсуждаемая.

Руководитель офиса АН «Жилфонд» Сергей Жигарев отмечает, что подобные объекты часто продаются в четыре раза дороже рынка.

— Исходя из расчета, что дома не сегодня-завтра могут быть снесены, цены на них астрономические. В центре города по линии метро земельный участок с жилым домом на двух хозяев на улице Писарева стоит 7 млн 500 тысяч рублей. Есть дом на той же улице по цене 8 млн рублей, — говорит эксперт. — На Кирпичной Горке, согласно данным по сделкам, дом площадью 71 квадрат был продан за 1 млн 750 тысяч рублей. И вот это как раз реальная цена за такой дом.

Татьяна недоумевает: между её домом и новостройкой — всего 9 метров, и по СНиП сдать её не могли, но сдали

Даже такую сумму за участок в компании-застройщике заплатить оказались не готовы: по словам Татьяны Горожановой, Вера Коновалова ей призналась, что в строящемся доме квартир уже «по нулям», а сама она — банкрот. Ни подтвердить, ни опровергнуть ни эту информацию, ни информацию о предложениях компании семье не удалось: на запрос в «Новосибирск СтройМастер К» не ответили, по телефону связать со специалистом, который мог бы прокомментировать ситуацию, не смогли.

Между тем, по данным официального сайта застройщика, в давно сданном доме на улице Михаила Кулагина, 35 квартиры в продаже ещё есть. Студию площадью 19,97 кв. м в нём продают за 1,43 млн рублей, «трёшка» в 83 квадрата стоит почти 6 млн рублей.

Стройка вокруг дома не прекращается уже 7 лет

Юристы убедили Горожанову, что сейчас какой-то диалог с застройщиком можно вести только через суд. Иск уже подан в Октябрьский районный суд, ближайшее заседание назначено на 9 сентября. Но женщина готова идти и дальше: говорит, что хочет справедливости.

На вопрос, почему семья просто не хочет остаться на месте и отстроить дом, Татьяна качает головой: очень дорого. Одно только подведение электричества обойдётся не меньше сотни тысяч рублей — в том случае, если «Новосибирск Строй Мастер К» разрешит вести работы на их территории. Татьяна в принципе сомневается в том, что им дадут разрешение даже перестроить существующий дом: участок слишком маленький, а соседние дома слишком близко.

Участок предлагают продать под коммерческую застройку уже частные лица, но пока владельцы ведут судебное разбирательство с застройщиком

При этом после того, как история разошлась по соцсети «ВКонтакте», женщина, помимо слов поддержки, получила ещё и коммерческое предложение: частное лицо предлагало ей выкупить участок под коммерческую застройку. Но пока она ответила отказом, сославшись на судебное разбирательство.

По мнению Сергея Карпекина, использовать участок как-то ещё, помимо того, чтобы продать застройщику, можно. Если на нём стоит дом и он зарегистрирован в собственность — его можно реконструировать. Но коммерческий объект сюда если и «посадишь», то нестационарный: капитальные сооружения по городским правилам можно строить на участке не меньше тысячи кв. м. Да и тот придётся согласовывать с властями.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Мнение
Возвращение Жанны Фриске и Билан на зеркальной ладони: сибирячка побывала на премии МУЗ-ТВ — впечатления из партера со звёздами
Екатерина Родченко
Мнение
«Люди считают себя объектами потребления»: почему мужчины изменяют и не хотят жениться — мнение психотерапевта
Игорь Лях
Врач-психотерапевт
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
Летнее Солнцестояние — 2024: как подготовиться к этому дню и зарядиться энергией — советы астролога
Юлия Тарантина
Мнение
Полнолуние в Козероге этой ночью: как оно скажется на знаках Зодиака и чего нельзя делать в этот день — советы астролога
Елена Коржаневская
Рекомендуем
Знакомства
Объявления