26 октября понедельник
СЕЙЧАС +0°С

Умирает зайчик мой

В лесах Новосибирской области массово гибнут длинноухие зверьки — зоологи и охотники назвали причину исчезновения русаков

Поделиться

Охотники бьют тревогу — зайцы в Новосибирской области умирают от неизвестной болезни. Об этом рассказал 6 февраля начальник департамента по охране животного мира НСО Михаил Стукало. Впервые о неизвестной болезни было упомянуто в ноябре 2012 года на заседании совета при губернаторе НСО по вопросам охраны объектов животного мира.

На самом же деле численность зайца сокращается уже давно, просто раньше об этом не говорилось во всеуслышание. «Это произошло не 2, не 3 года назад — заяц начал пропадать как бы не 10 лет назад», — рассказали корреспонденту в Новосибирском охотничьем хозяйстве «Таежник». Охотники вспоминают, что раньше за один световой день на лыжах в лесу можно было добыть 2-3 зайца по следам (троплением), а командой загоном — по 5 штук на человека.

Сокращение численности зайца наглядно иллюстрирует начальник отдела регулирования и использования объектов животного мира Валерий Куруленко: в 2004 году в Новосибирской области было 71 тыс. зайца-беляка и 7 тыс. зайца-русака, в 2012-м — 44 тыс. беляка и 3,3 тыс. русака, а в 2013-м — 49 тыс. беляка и 2,7 тыс. русака. То есть численность беляка хоть как-то растет, а вот русака такими темпами скоро может вообще не остаться.

Есть всего несколько районов НСО, где наблюдается прирост популяции зайцев: в Тогучинском, Барабинском, Здвинском, Искитимском, — сообщил Валерий Куруленко. Там плотность заселения местности зайцем колеблется от 3,5 до 7,5 особей на 1 тыс. гектаров. А ведь есть районы, где даже на тысячу гектаров нет даже одного ушастого — в Северном и Кыштовском районе плотность заячьей популяции менее 1 особи на 1 тыс. га.

Точные причины сокращения численности зайцев в НСО пока не выяснены. Однако почти все специалисты уверены, что охота тут ни при чем: во-первых, по данным Валерия Куруленко, добывается ежегодно не более 10 % популяции зайца.

Во-вторых, зайца сейчас не встретишь даже там, где охотники в принципе не бывают. «Сейчас его днем с огнем не сыщешь, даже в тех местах, где охотников нет. Вот почему мы обратили внимание!» — сообщил директор Западно-Сибирского филиала ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства Россельхозакадемии Владимир Телепнев.

Заяц относится к видам, охота на которых не квотируется, однако разрешение на охоту (путевка) подразумевает ограничения: не более 1 русака и 1 беляка в день и не более 5 русаков и 10 беляков в сезон, рассказал Валерий Куруленко. В охотничьем хозяйстве «Комаринское» рассказали, что разрешение на охоту на зайца стоит сравнительно недорого — от 100 до 500 руб., есть, например, путевка «2 в 1» на зайца и лисицу — всего 350 руб. Для сравнения: разрешение на кабана стоит 5 тыс. руб., на косулю — 15 тыс. руб.

Одной из причин снижения численности зайца охотники считают засилье клеща. По рассказам Телепнева, не раз находили в лесах мертвых зайцев, практически полностью облепленных клещами. Охотники рассказывают, что клещи размером с ноготь большого пальца человека облепляют шею молодых зайчат и раздуваются, как огромные горошины.

«Слюна клещей токсична, особенно для молодых животных», — старший научный сотрудник института систематики и экологии животных СО РАН Наталья Ливанова подтвердила, что при высокой заклещевленности может быть действительно большая смертность зайчат. С белками такого не наблюдается лишь потому, что бельчата все-таки меньше времени проводят на земле и менее доступны для клещей, также у них выше способность к самоочищению, чем у зайцев. Наталья Ливанова согласилась с тем, что вполне резонно связать сокращение численности зайцев с ростом численности клещей. Клещи развиваются циклически, и, как правило, если в одном районе их больше, то в другом меньше — впрочем, их массовой вспышки по области в целом за прошедшие годы не наблюдалось.

Телепнев также напомнил: «Мы перестали бороться с серой вороной, грачом — они молодняк зайца только так крошат».

По мнению Телепнева, возможной причиной сокращения численности зайца могут быть также глистные заболевания или даже изменения климата. Однако старший научный сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН Сергей Абрамов считает, что если бы имела место эпизоотия, это вызвало бы массовый падеж. Но ведь об этом охотники не говорят — речь идет о снижении численности, а не увеличении трупов в лесу. Даже серьезное снижение численности зайца, скорее всего, никак особенно не повлияет на экосистему региона в целом, считает Абрамов. Да, охотники отмечают, что уже сейчас начинает меняться рацион питания соболя и лисицы, однако заяц — не единственный их источник питания, резюмировал Абрамов, предполагая, что популяция длинноухих может восстановиться.

Зинаида Кузнецова

Фото thinkstockphotos.com

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!