Реклама
СЕЙЧАС -5°С
Все новости
Все новости

«Говорили: "Давай в кабинет выстрелим": директор Центрального рынка — об успехе, хейте и «рабах» на «Гастрокорте»

Алексей Виноградов руководит рынком на Мичурина уже около 17 лет и, похоже, видел всякое

Чтобы стать директором рынка, Алексей Виноградов переехал в Новосибирск из родного Барнаула

Поделиться

После того, как на Центральном рынке Новосибирска заработал «Гастрокорт», он стал местом притяжения молодежи, да и в целом любителей поесть. И в павильонах с товарами, и в корнерах даже в будние дни нет отбоя от людей: их сотни, если не тысячи. Но всё же то, как за несколько лет изменилась площадка, нравится не всем горожанам. Авторы некоторых отзывов в интернете считают, что «от рынка ничего не осталось — превратился в жральню». Корреспонденты НГС пообщались с директором Центрального рынка Алексеем Виноградовым — он рассказал, как начинал руководить крупным объектом, как относится к хейту и о трансформациях рынка.

Еще чуть-чуть и видео загрузится

Видео: Антон Дигаев, Анастасия Бичакова / NGS.RU

Не пускали в собственный кабинет

Алексей Виноградов руководит Центральным рынком с 2007 года. Ради этой должности он вместе с женой и ребенком переехал в Новосибирск из Барнаула. До этого в родном городе он примерно 7 лет проработал в компании «Мария-Ра», с собственником которой — Александром Ракшиным, познакомился благодаря своему профессиональному увлечению.

Он окончил физкультурный факультет и занимался лыжными гонками. С 1998-го будущий топ-менеджер состоял в юниорской сборной, и с другими местными лыжниками его пригласили на сборы в Москву. Вот только с финансами оказалось сложно. По воспоминаниям Алексея Виноградова, в тот момент у алтайской федерации были трудные времена, она не смогла найти денег на оплату поездки, и вложился как раз Ракшин.

— Однажды я спросил, можно ли у них (в «Марии-Ра». — Прим. ред.) поработать, — говорит Алексей Виноградов. — А когда компания купила 56% акций рынка у новосибирской мэрии, владелец бизнеса предложил мне переехать.

После сделки оставшиеся 44% акций, добавляет Алексей, по-прежнему принадлежали авторитетным предпринимателям, и в первые несколько месяцев новому управленцу и команде из соседнего региона пришлось налаживать с ними отношения. Поначалу его даже не пускали в кабинет.

— Кто-то даже подходил и говорил: «Давай из фаустпатрона в кабинет выстрелим». Я не боялся, но тем не менее для меня это стало непонятным. 30 лет в Барнауле прожил и ни разу таких ребят не видел, — поделился впечатлениями сибиряк.

Росли, а потом бац — и остановились

Как утверждает Алексей, при приобретении Центральный рынок подумывали превратить в какой-нибудь ТЦ, ТРЦ или торгово-офисный центр. Чтобы понять, насколько это действительно нужно, компания съездила за опытом в Москву и несколько европейских стран. Походили, посмотрели, как устроены местные рынки. В результате профиль новосибирского объекта всё-таки оставили, но решили нарастить экономическую эффективность.

В разные годы одни из самых высоких доходов новосибирскому рынку приносил то вещевой, то продуктовый сегмент. Сначала лучше получалось с одеждой и текстилем, ведь раньше их доля здесь достигала 50% (теперь только 20–25%). И уже потом наступил звездный час продовольствия.

Продавцов, предлагающих продукты и деликатесы, по-прежнему множество

Продавцов, предлагающих продукты и деликатесы, по-прежнему множество

Поделиться

По наблюдениям Алексея Виноградова, с 2007 по 2013 год рынок показывал бесперебойный кратный рост прибыли. Но с 2014-го подъем прекратился — вплоть до раскрутки «Гастрокорта». Никаких снижений эффективности в тот период тоже не было — стабильность, но слегка монотонная.

— Просто плато, — комментирует мужчина.

С тоской по 2007-му — в вещевой павильон

Одежда входит в число того, что на Центральном рынке выставляют строго в капитальных строениях. Практика примерять обновки, ютясь на картонке в 30-градусный мороз, уже в прошлом.

Впрочем, по сути за 17 лет в вещевом павильоне ничего не поменялось, царит ностальгическая атмосфера «нулевых». Отовсюду выглядывают манекены, прилавки усыпаны вешалками, на которых чего только не найдешь: от нижнего белья до варежек и курток. В этой части рынка, шутит Алексей Виноградов, буквально остановилось время.

— До весны 2007 года, когда мы начали свою деятельность, павильон практически пустовал. По факту в нем находились лишь продукты. Первым делом их убрали в другой павильон, тоже продовольственный и больше чем наполовину пустой, — подчеркнул собеседник НГС. — А этот, собственно, заполнился вещами — так эффективность у нас увеличивалась в десятки раз.

Манекены сзади — как модели на подиуме

Манекены сзади — как модели на подиуме

Поделиться

По его подсчетам, сейчас пространство вещевого павильона занимают более 350 продавцов — их число регулярно то растет, то немного уменьшается. Центральный рынок — будто живой организм.

Конкуренция между коллегами по рынку весьма слабая — сильнее по отношению к сторонним, не относящимся к нему торговым точкам. И хотя вместе с ТЦ к ней приводит развитие маркетплейсов, рыночных бизнесменов это, как правило, не пугает. У тех, кому удалось адаптироваться к обстоятельствам, сохраняются продажи и покупатели, особенно постоянные.

— В локальную конкуренцию мы так глубоко не погружаемся. В основном смотрим на платежеспособность [арендаторов] и частоту расторжений [договоров] с ними. Для нас показатель — вакантные площади, но здесь свободных нет. И нужно рассматривать, какие группы товаров уходят, приходят, — рассуждает директор рынка, проходя по рядам кофт и штанов. — Но если абстрагироваться от текучки, ротации, то, думаю, всё нормально.

В целом, по его мнению, соревновательный дух помогает совершенствовать сервис.

Запускали со скрипом, а потом понеслась

«Гастрокорт», ломящийся от изобилия, появился в 2021 году. По воспоминаниям Алексея Виноградова, запускался он тяжело, потому что городские рестораторы не спешили организовывать там свои точки — сомневались в затее и опасались, что такой фуд-корт привлечет недостаточно людей и окажется нерентабельным.

— Изначально искали участников. А кто участники? Рестораторы. Многих знаем, я лично со всеми общался, предлагал: «Давайте попробуем. В Москве подобное работает». Они тут себя никак не видели. Хотя необходимые условия давались: за свой счет мы были готовы сделать ремонт и дать [арендные] каникулы от 3 до 6 месяцев. Но нет, девчонки обзвонили весь общепит в городе, и никого не смогли сюда затащить, — признался директор рынка.

Основная причина отказов, полагает он, в том, что нередко рынки ассоциируются у людей с антисанитарией, криминалом и несовременностью. Но это стереотип.

— Взять, опять же, столицу, где рынки уже условные — в лучшем случае от рынка остается 50%, а то, как правило, и 10–20%. Остальное — гастропространство. Но у нас рынок воспринимали как что-то устаревшее, какое-то отстойное, — объясняет Алексей Виноградов.

Директор рынка убежден, что он может быть уютным, необычным и разнообразным

Директор рынка убежден, что он может быть уютным, необычным и разнообразным

Поделиться

И всё-таки полностью скрещивать «Гастрокорт» с привычным рынком его создатели не стали. При всем видимом слиянии их постарались разграничить: мухи, гласит народная мудрость, отдельно от котлет. Поскольку в большинстве своем контингент у них разный, появилась задача сделать так, чтобы люди не мешали друг другу есть и делать покупки.

На старте на гигантском корте обосновались представители «Ресторанного дворика», расположенного в центре Новосибирска.

— Помогло именно то, что до этого на Ленина, 3 мы заполнили первые этажи общепитом, и у нас «выстрелило», даже при том, что площадка активнее летом. В общем, собрали ребят из дворика: «Надежда на вас, давайте. Если не с вами, то не сможем реализовать», — говорит Виноградов. — Ну, конечно, маленько воспользовались своим административным ресурсом. Кое-как, со скрипом, [запустились].

На «Гастрокорте» свыше 100 корнеров с разной едой — от пирожков до крабов

На «Гастрокорте» свыше 100 корнеров с разной едой — от пирожков до крабов

Поделиться

Еще до запуска на реконструкцию гигантского зала под многочисленные кафе потратили 180 миллионов рублей. Ощутимую прибыль, впервые за несколько лет позволившую нарастить эффективность, проект принес не сразу — только в 2022 году. Сейчас заведения «Гастрокорта», а при 156 заключенных контрактах их порядка 130, в совокупности ежемесячно выручают 150–160 миллионов рублей.

— Непосредственно мы с этого зарабатываем 10% — значит, каждый месяц где-то 15 миллионов. Притом весь доход, который был у рынка, остался — мы же на нем не сократили количество торговых мест, пусть по площади они и ужались, — заметил Алексей Виноградов.

От количества корнеров сегодня рябит в глазах: здесь подают бургеры, крабов, вьетнамские блюда и много чего еще. По ощущениям, посетителей сотни, они снуют туда-сюда. Бывает, что им не хватает столиков, и по выходным дополнительные посадочные места оборудуют в вещевом павильоне.

Критика — двигатель прогресса

Пользователи 2ГИС и «Фламп» нередко заявляют, что с появлением «Гастрокорта» «стало негде нормальных продуктов купить»

Пользователи 2ГИС и «Фламп» нередко заявляют, что с появлением «Гастрокорта» «стало негде нормальных продуктов купить»

Поделиться

Несмотря на огромную проходимость и популярность «Гастрокорта», новосибирцы разделились на два лагеря. Судя по отзывам в интернет-сервисах, одним нравятся метаморфозы Центрального рынка, другие заявляют, что он переквалифицировался в «жральню», и теперь «негде нормальных продуктов купить». Алексей Виноградов уверяет, что изучает периодически появляющиеся жалобы, но к критике относится спокойно: старается конструктивно воспринимать ее и постепенно устранять недостатки. Без них не обходится.

— Сотни мелочей, из которых всё складывается: работа и клининга, и техслужбы, и наша, отношения с корнерами. Мебель, туалеты, климат, охрана. Много-много мелких вопросов, создающих общую картинку, — объясняет он. — Но дело в том, что когда мы начинали, даже в саму идею почти никто не верил. «Зачем? Да сюда никто ходить не будет», — такую песню мы слышали в течение первого полугода. Дальше стало получаться чуть лучше, люди пошли, персонал вдохновился. Как против ветра идешь-идешь, и вдруг раз — попутный ветер.

По мнению Алексея, у «Гастрокорта» (и рынка в целом) есть некоторые минусы, которые нужно устранять

По мнению Алексея, у «Гастрокорта» (и рынка в целом) есть некоторые минусы, которые нужно устранять

Поделиться

Неоднократно в сторону Центрального рынка сыпались обвинения. К примеру, летом 2023 года сибиряк заявил, что из-за грязных кроссовок его не пустили туда за мясом, а затем внесли в черный список.

— Так быть не должно. Может, человеческий фактор, либо кроме обуви было что-то еще, — прокомментировал директор рынка. — Мы разбираемся по каждому отдельному случаю, смотрим видео — у нас же свыше 300 камер. Опрашиваем охранников о том, что произошло, кто и что сказал, с чего началось. Сегодня, к счастью, уже очень редко случается, чтобы кого-то необоснованно не пустили. Но если вдруг мы не правы, то пытаемся найти человека и [в качестве извинений] дарим ему сертификат в «Гастрокорт».

Он уточнил, что для обеспечения безопасности на рынке используется система распознавания лиц. В ее базу вносят тех, кто нецензурно выражался, проявлял агрессию, нанес ущерб и так далее. Например, в прошлом году сибирячка потеряла на Центральном рынке очки, поругалась с охраной и также попала в черный список.

Современная форма рабства или всё же шутка

На новогодних каникулах посетительница одного из баров в «Гастрокорте» получила странный чек: на нем в графе «Кассир» было написано: «Помогите, я в рабстве». Фото чека мгновенно разлетелось по Сети.

Алексей Виноградов заверил, что на самом деле это шутка, в результате ставшая пиаром для «Гастрокорта», а сам он отреагировал на нее с юмором. Правда, работнику корнера пришлось несладко — его уволили.

Вскоре пошутившего сотрудника восстановили в должности, заявил директор рынка

Вскоре пошутившего сотрудника восстановили в должности, заявил директор рынка

Поделиться

— Я быстро позвонил, говорю: «Не-не, его восстановите». Мы ему еще премию дали сертификатом в «Гастрокорт», за креативность спасибо. Это безобидная шутка и она же бесплатная реклама, я похвалил работодателей. Ну, конечно, все по-разному на это смотрят. Кто-то возбудился: что происходит, что за современное рабство? — говорит директор Центрального рынка.

Прокачивают манеры


Центральный рынок, смеется Алексей Виноградов, как может, воспитывает гостей.

— В первый год, когда открылись, поражались поведению людей. На все раковины были вынуждены повесили таблички с надписью: «Не сморкаться». Не знаю, у нас это какая-то сибирская черта, что ли, особенно зимой. Со временем заметили, что люди перестали сморкаться, и нас это порадовало, — рассказал он. — А помните фразу «Шляпу сними» из фильма «Кавказская пленница»? Сделали таблички еще и с такой надписью, с фото. Чуть ли не на каждом столбе разместили.

На «Гастрокорте» действуют правила этикета

На «Гастрокорте» действуют правила этикета

Поделиться

Сотрудников рынка зимой 2021 года, наоборот, просили надевать шапки — вернее, новогодние колпаки. Правда, понравилось это не всем.

— Мы не то что заставили. Это был первый год «Гастрокорта», и из всех продавцов человек 5–10 оказались категорически против. Пережили. Зато для посетителей предновогоднее настроение. Думаю, последние от этого выиграли, — прокомментировал топ-менеджер.

Он уверен, что стоит завлекать персонал не только деньгами, но и идеей.

Ранее НГС узнал, кому принадлежат новосибирские рынки: они попадают в скандалы, криминальные сводки и приносят миллионы.

Самые важные новости Новосибирска и региона — в Тelegram-канале NGS.RU. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе событий.

  • ЛАЙК17
  • СМЕХ7
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ31
  • ПЕЧАЛЬ9
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter