16 января суббота
СЕЙЧАС -12°С

Почему падает рубль и как хранить деньги? Три экономиста из Новосибирска — о том, что будет с курсами валют

Рубль переживает неспокойные времена — он падает на фондовых рынках, а доллар и евро растут. Почему?

Поделиться

Слева направо: Эдуард Коложвари, Ольга Валиева и Геннадий Ляскин

Слева направо: Эдуард Коложвари, Ольга Валиева и Геннадий Ляскин

Поделиться

Экономисты из Новосибирска спрогнозировали возможный курс рубля

Рубль в очередной раз ослабил свои позиции — в сентябре, по данным Московской биржи, отечественная валюта упала по отношению к доллару на 3,56 рубля и к евро — на 2,67 рубля. Журналист НГС Мария Тищенко задала новосибирским экономистам одни и те же вопросы: почему падает рубль, как на это влияют экономические и политические события (такие как пандемия, отравление Навального, ситуация с Арменией и Азербайджаном), стоит ли ожидать роста цен и что будет с курсами валют дальше.

«От новостей рубль не сильно зависит»

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Эдуард Коложвари, доцент кафедры финансового рынка и финансовых институтов НГУЭУ

Эдуард Коложвари считает, что угадать, что будет с рублём, можно с вероятностью 50% в любом случае

Эдуард Коложвари считает, что угадать, что будет с рублём, можно с вероятностью 50% в любом случае

Поделиться

— Рубль у нас падает очень давно. Причин, чтобы он рос, нет, кроме такого фактора как увеличение цен на нефть. Согласитесь, рубль у нас падает на любом новостном фоне — войны, дипломатические скандалы, заявления политиков и так далее. Здесь есть прежде всего фундаментальная причина — курсообразование валютное Центробанком осуществляется исключительно на рыночной основе, то есть равновесное предложение валюты на рынке и формирует этот спрос. То есть сказать, что рубль искусственным образом сдерживается, мы не можем уже около шести лет. Какой у нас рубль — это объективное состояние экономики.

К сожалению, экономика у нас не усложняется, нет прорывов, прироста в производстве или технологиях. Более-менее слабый рубль, конечно, выгоден экспортёрам — прежде всего, это топливно-энергетический комплекс. Они получают увеличенную выручку в рублях при дорожающей валюте — это позволяет им платить налоги и балансировать бюджет.

Я думаю, что от новостей рубль не сильно зависит, потому что погоду на курсообразование определяют несколько игроков, которые продают валюту, и эти скачки формируют другие факторы.

Правительство старается, чтобы цены не росли, у них есть определенные показатели инфляции, но они измеряют её по очень ограниченному кругу продуктов — картошка, капуста. Они у большинства населения есть, но по большому счёту индекс немного лукавый, потому что не измеряется по бензину, недвижимости, акцизным товарам. И они достигают хороших результатов в своей реальности.

Я сам замеряю свою продуктовую корзину и считаю, что за год она вырастает примерно на 15–20%. Это моя личная инфляция, и я не считаю ещё импортные запчасти, лекарства. Понятно, что будет дорожать продукция, которая закупается за рубежом. Чтобы продукция, купленная по новому курсу, дошла до прилавков магазинов, нужно, чтобы прошло три-четыре месяца. Но повышение цены может привести к тому, что люди не будут покупать тот или иной товар, потому что у нас много магазинов, розница развита. Но у нас же есть и монополии, которые пытаются повышать цены и обосновывать это какими-то непонятными расчётами, например, РЖД, ЖКХ, услуги мобильной связи. С этим нужно работать, у государства не всегда получается.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Очень радостно, что у новосибирцев есть сбережения, что у нас есть хоть какая-то экономика, занятость, люди, у которых деньги появляются и возникает вопрос, как хранить деньги. Хорошо, что есть планы на будущее, — отпуск, образование детей, на погребение многие у нас копят, на недвижимость. По большому счёту, всё меньше остаётся интересных ниш, в которых непрофессионалы могут зарабатывать, так скажем, лёжа на диване. Потому что, чтобы получить ощутимую доходность — 20–30% годовых, надо будет работать: понимать движение фондового рынка, искать варианты, думать. Это уже работа. Каждый для себя уже будет решать, надо ли ему так зарабатывать или лучше по основному месту получения дохода, увеличивая его там.

Самый популярный вариант у нас — это банковские вклады, процентные ставки на которые в стране падают. Количество денег на вкладах даже немного прирастает, но изменяется их структура: меньше становится срочных вкладов, потому что это невыгодно, и появляются накопительные счета, копилки с относительно высоким процентом. На фондовом рынке можно как выиграть, так и проиграть, да и, по большому счёту, он не предназначен для зарабатывания денег, это последствия возникновения капиталов, а не причина.

Что будет с рублём? Как бы ни ответил, вероятность угадывания будет 50%. С одной стороны, я понимаю, что лучше быть не может, взяться неоткуда: нефть у нас резко не подорожает, переизбыток в мире; в бюджете траты всё больше и больше становятся, может, все снова сядут по домам и будут ждать субсидий. Все поняли, что это неплохо, и пошли дискуссии о вменённом доходе, когда ты сидишь дома, а государство тебе платит какую-то сумму. Такие исследования сейчас идут, мы за ними следим. Скорее всего, рубль будет идти к красивой цифре 90 или 100 за доллар.

«Не должно быть сильного проседания — до 100 рублей за доллар»

Ольга Валиева, старший научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН

Ольга Валиева уверена, что государство должно изменить отношение к бизнесу

Ольга Валиева уверена, что государство должно изменить отношение к бизнесу

Поделиться

— Есть две причины падения рубля, которые считаются фундаментальными. Первая — падение мирового спроса на сырьевые товары (нефть и газ), в результате которого наша экономика только за первое полугодие 2020 года не досчиталась порядка 15% налоговых доходов в бюджет. В результате сейчас экономике сложнее выполнять свои обязательства.

Вторая причина — появление пандемии в марте. Фактически все страны самоизолировались, все связи были разорваны, экономики по многим отраслям просто встали: нет платёжеспособного спроса, денежных поступлений. Глобальная экономика, по прогнозам, упала более чем на 5%, экономика России — на 10–15%. В результате из-за пандемии правительство вынуждено было принять срочные меры по финансированию сферы здравоохранения, отсрочке налоговых платежей, компенсациям родителям, имеющим детей определённого возраста, субсидиям некоторым налоговым агентам, например, авиаперевозчикам («Аэрофлот» получил порядка 7 миллиардов рублей).

В результате незапланированные расходы увеличились на 20–25%. Увеличился бюджетный дефицит, и всё это сильно ударило по способности страны выполнять бюджетные обязательства. К дополнительным причинам, оказавшим существенное влияние на волатильность рубля, можно отнести войну Азербайджана и Армении, когда Россия традиционно выступает на стороне Армении, а Турция, как страна НАТО, — на стороне Азербайджана.

Текущее падение больше обусловлено политическими, нежели экономическими рисками и фундаментально надолго не может отразиться на падении рубля. Не должно быть сильного проседания, как прогнозировали раньше, — до 100 рублей за доллар. Я к тому, что финансовых макроэкономических причин для сильного обесценивания рубля нет, потому что наши международные резервы очень хорошие — порядка 580 миллиардов долларов, с марта растёт фонд национального благосостояния, поэтому финансовая подушка в государстве есть.

Эти скачки, волатильность рубля, также связаны с ожиданием второй волны, нервозностью. Но роста цен всё равно следует ожидать, потому что любое обесценивание рубля приводит к тому, что цены на импортные товары — сырьё, комплектующие, материалы — повышаются, продолжается рост цен на энергоресурсы, ЖКХ и так далее. Это целая цепочка, которую мы наблюдаем давно.

Сколько я себя помню, наверное, с 90-х, возникает вопрос у людей, как же хранить деньги. Конечно, это доллар и евро по 30%, остальное — рублёвые депозиты на чёрный день — это классика, но, безусловно, есть недооценённые инструменты — рынок акций, облигаций, где есть хорошие перспективы для роста. На мой взгляд, имеет смысл прислушаться к инвестиционным консультантам (только не играть самостоятельно на биржах, если вы новичок), которые дадут хорошие советы: например, что в марте нужно было брать акции биофармацевтических компаний, потому что был прогноз на их рост.

Есть люди, которые в 90-х покупали и до сих пор с акциями «Газпрома» себя прекрасно чувствуют. Это на тот случай, когда люди продают квартиры, и у них на счетах большие рублёвые активы. Сейчас даже в онлайн-банках есть хорошие варианты подбора финансовых инструментов.

В дальнейшем, мне кажется, не нужно драматизировать по поводу ситуации с рублём. У Центрального банка прекрасная монетарная политика, которая сдерживает инфляцию. Глобального обесценивания не будет, потому что нет фундаментальных причин, но наш рубль сильно подвержен политическим и экономическим стрессам, поэтому многое будет зависеть от глубины воздействия второй волны: насколько просядет экономика, как она будет восстанавливаться, насколько просядет глобальная экономика и как быстро смогут восстановиться экономические связи и продуктовые/технологические цепочки поставок.

К примеру, наша экономика уже в сентябре прекратила восстановительный рост. Отсрочки налоговых платежей и выплаты сильно обезводили наш бюджет, поэтому, по идее, государство должно стимулировать налоговых агентов к экономической деятельности через льготы, создание благоприятной институциональной среды. У нас же мы видим вместо этого включение опять репрессивного аппарата — заходят прокуратура, Роспотребнадзор и начинают всех проверять. В этом нужно остановиться и понять, что важнее — налоги или затягивание гаек?

Пока не пройдёт реформа контрольно-надзорной деятельности, про которую давно говорят, не появится, наконец, «регуляторная гильотина», которая лишит части полномочий надзорные органы, пока государство не начнёт смотреть на бизнес как на равноправного партнёра, а не как на дойную корову, ничего в лучшую сторону не поменяется на самом деле.

Я думаю, что рубль должен отскочить назад — к уровню 76–78 рублей за доллар, 88 — за евро. Но если вдруг вторая волна будет очень серьёзной и глобальная экономика в очередной раз скатится в кризис, то и 100 рублей может быть за доллар. Я не люблю делать такие крайние прогнозы. Я оптимист. Специально посмотрела отчёты Минфина — цифры говорят, что наша экономика достаточно устойчива, надеюсь, что так это и останется.

«Очередной провал, но он не такой сильный, как в 2014 году»

Геннадий Ляскин, заведующий кафедрой экономической теории НГУЭУ

Геннадий Ляскин советует не реагировать на волатильность и не принимать каких-то оперативных решений, связанных с покупкой валют

Геннадий Ляскин советует не реагировать на волатильность и не принимать каких-то оперативных решений, связанных с покупкой валют

Поделиться

— Две очень болезненных, но очень популярных темы — это что происходит с российским футболом и с валютным курсом. Сейчас мы наблюдаем очередные антирекорды: рубль серьёзно дешевеет по сравнению с другими валютами. Волатильность рубля очень высока.

Сошёлся комплекс негативных факторов: с одной стороны, у нас проявили себя высокие геополитические риски, связанные со строительством «Северного потока», обсуждение отравления оппозиционера Алексея Навального, которое вызвало очередной пакет санкций, пандемия. Необходимо упомянуть ещё разгорающийся конфликт между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе. Следует понимать, что по глобальной экономике двигается огромное количество спекулятивных капиталов, и валютный курс развивающейся страны, в частности, рубля, может быть снижен не из-за каких-то внутренних причин, а просто потому что этим спекулянтам понадобились деньги в другом месте.

В настоящий момент валютным спекулянтам понадобились валюты для инвестирования в защитные активы. Множество факторов сошлись, и мы наблюдаем этот очередной провал, но он не такой сильный, как в 2014 году.
Как бы второй волной коронавируса ни пугали, но правительства многих стран уже поняли, что могут с ней справиться. Правительство уверено, что эпидемия из-под контроля не выйдет. До самых экстренных мер, которые были весной, уже не дойдёт.

При повышении валютного курса импортные товары дорожают, продавцы меняют ценники на более высокие, а когда валюта укрепляется — обратно не снижают. Мне кажется, у нас инфляция в следующем году может пробить отметку 5%.

Совет № 1: не нужно пугаться волатильности и делать какие-то резкие движения. На мой взгляд, рубль обязательно укрепится. Доллар и евро по отношению к рублю сильно переоценены. К Новому году мы будем наблюдать корректировку. Многое будет зависеть от второй волны коронавируса, от того, что произойдёт между Арменией и Азербайджаном, в Белоруссии, как пройдут выборы в США и так далее. В 2020 году произошли события, которых раньше экономика не видела, поэтому волатильность может наблюдаться ещё долгое время, но не нужно судорожно на неё реагировать.

Если стоит вопрос, в какой валюте хранить деньги, то важно четко себе представлять, с какой целью это делается. Инструментом хранения могут быть акции, иностранная валюта, вклад, просто нужно понимать, для чего. Если ваша цель — накопить деньги на отпуск, то нужно это делать в валюте страны, в которую вы планируете поехать. Если нужно просто сохранить денежные активы, то можно подумать о портфеле с комбинацией активов. Нужно подходить к сбережениям системно и ответственно, а не менять судорожно рубли на доллары и наоборот, иначе можно потерять на покупках и продажах.

Не думаю, что рубль пробьёт трёхзначные цифры в любом случае, но колебаться будет вокруг отметки 74–75 за доллар, причем разница между долларом и евро будет расширяться.

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ7
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ8
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...