29 ноября понедельник
СЕЙЧАС -7°С

«Под эту статью можно загнать любого»

Суд объявил Солодкиных виновными, а экс-губернатора не заслуживающим доверия — эксперты и власти рассказали, что значит для города главный приговор десятилетия

Поделиться

Поделиться

Владимир Городецкий, губернатор Новосибирской области: «Во-первых, виновность Солодкиных установит суд, пока оглашается приговор и решения суда нет. Суд установит виновность и в связи с этим меру ответственности. Да, для имиджа области, конечно же, это урон. Хотя много преступлений совершается, конечно, на любой территории. Но когда преступление такого громкого содержания, связанное с людьми, которые каким-то образом были во власти, это особый резонанс. Я понимаю. Но суд установит меру ответственности. Поэтому, наверное, так долго и идет следствие».

Анатолий Локоть, мэр Новосибирска: «Я думаю, что подобные процессы не идут на укрепление имиджа города Новосибирска. И наша задача — не закрывать на это глаза, не открещиваться. Да, это произошло у нас, было у нас. Но мы должны сделать все, чтобы не было подобных явлений. Чтобы мы работали, таким образом, чтобы изживали все эти пороки. Мне не хотелось бы переходить на реалии. Я тоже был лично знаком. И личные оценки… В жизни разный опыт бывает, но сегодня, руководя мэрией, я ставлю задачу, чтобы были бы неприемлемы явления коррупции, прямой заинтересованности, аффилированности.

В этом заключается наша позиция и это подтверждает ее лучше всяких слов».

Николай Мочалин, депутат Заксобрания, глава ЗЖБИ-4: «Я считаю, что это абсолютно не отразится ни на судьбе области, ни на судьбе города. Корабль плывет, вектор задан. Президент его задал. Никакие там бури в стакане не изменят этого курса. Я далек от этой темы. К Виктору Александровичу Толоконскому я отношусь крайне уважительно, к Владимиру Филипповичу Городецкому — не менее уважительно. Я считаю, что это неправильно, когда начальника ГАИ увольняют за то, что подчиненный у него нажрался. Не может сын отвечать за отца или наоборот — отец за сына. Как может мэр или губернатор отвечать за своего подчиненного? Это в 30-е годы садили: семья, враги народа. А сейчас мы в другом мире живем».

Вячеслав Илюхин, депутат городского Совета: «Решение суда можно еще обжаловать. Прошло много лет, и никакого влияния на политическую жизнь в обществе Солодкины не оказывают.

А что касается приговора… Я же был на суде, наблюдал за процессом. Вообще, это опасная статья — 210-я (организация преступного сообщества. — С.С.). И оторопь берет в связи с методикой ее применения. По сути дела, под эту статью можно загнать любого.

Даже доказательств-то прямых не требуется. Достаточно поймать какого-нибудь киллера, которому пообещать, что у него срок будет поменьше, дать в руки бумажку и все, что нужно, он по этой бумажке прочитает. Страшновато как-то от такой ситуации в стране.

Я очень хорошо отношусь к Александру Наумовичу и Александру Александровичу и преступниками их не считаю. И если даже какие-то огрехи в их жизни были совершены, то они уже за них ответили сполна.

Они без суда просидели в закрытой камере больше пяти лет. И я сейчас смотрю на реакцию людей. Даже если раньше к Солодкиным относились "так им и надо", то сейчас уже большинство им даже сочувствует. Истинную-то суть дела мало кто знает.

Судя по тому, что сейчас и Городецкий, и Толоконский (в администрациях которых работали Солодкины. — С.С.) занимают высокие должности, особо их ничего и не коснулось. И если этого до сих пор не произошло, то и дальше ничего не случится. Да и потом, ну мало ли кто у кого работал».

Геннадий Шишебаров, адвокат Адвокатской палаты Новосибирской области: «Никак не скажется. Политическая судьба тех или иных деятелей определяется не приговором суда. Возьмите историю с Юрченко. Его судьба была решена без всякого суда. Точно так же, но уже другим образом, была решена судьба Толоконского и Беспаликова. Неужели вы думаете, что в администрации президента не знали о том, что происходит в Новосибирске? Об этом было давно известно всем, кого это интересовало. Просто правила, по которым в реальности решается судьба политиков, сильно отличаются от того, что провозглашено в Конституции. И все — чего тут неясного».

Дмитрий Пучкин, независимый политолог: «Все дело Солодкиных я рассматриваю как главный эпизод борьбы четырех групп: чиновники, бизнесмены, представители уголовного мира и силовики.

Основное, вокруг чего была вся эта борьба, — это доходы вещевого рынка. И все остальные эпизоды были к этому делу просто привязаны.

И нужно сказать, что борьба эта закончилась большим успехом правоохранителей.

Но за все это время острота ситуации снизилась, а приз фактически не достался никому. Вещевой рынок прекратил свое существование. И то, что судебный процесс все-таки заканчивается — и заканчивается именно так, — объясняется инерцией. В цивилизованном мире, учитывая все сомнения, которые прозвучали на процессе, в суде присяжных их бы оправдали. Но в этом случае им пришлось бы выплачивать многомиллионные компенсации.

Что касается реакции, то никакой реакции не будет. Разве что теперь представители трех групп будут относиться к силовикам, которые тоже имеют бизнес-интересы, с бьшим почтением. Это для них вопрос очень важный. Когда эта кампания разворачивалась, это было частью начинавшегося тренда на поиск коррупционеров. Но все знают, что это все имитация. Поскольку все эти коррупционные схемы остаются на федеральном уровне. Так что все останутся на своих местах. Это в цивилизованном мире все люди, которые были как-то связаны с этим делом, вынуждены были бы уйти в отставку.

Кроме того, обстоятельства дела Солодкиных демонстрируют взаимоотношения между чиновниками и уголовниками в конце 90-х – начале 2000-х. А сейчас структура взаимоотношений совершенно другая, поэтому сейчас уже никто этих чиновников с должностей не попросит.

Единственное, что у этих чиновников и депутатов могут возникнуть вопросы продолжения карьеры. Их уже не будут продвигать на более высокие посты. Поскольку тот строй, который у нас установился — гибрид бандитского капитализма с авторитаризмом, — предполагает общий компромисс всех элитных групп. А население к этому глубоко равнодушно. Поскольку население само активно участвует в разного рода теневых операциях. Особенно это характерно для Новосибирска. Люди прекрасно понимают, что таковы уж условия существования в нынешнем политико-экономическом строе. Не случайно во время всех избирательных кампаний эта тема никак не поднималась — в политических партиях хватает активистов, которые могли бы попасть под то же самое колесо».

Эдуард Хачатрян, главный пострадавший по делу Солодкиных, финансовый директор рынка «Манэ»: «Ой. Я по этому делу никаких комментариев не буду давать».

Стас Соколов

Фото РИА Новости, Александр Кряжев

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку