1 августа воскресенье
СЕЙЧАС +20°С

Мать его так

Шурин вице-губернатора пнул в грудь пожилую женщину — ее сын решил отомстить и нечаянно выстрелил в упор

Поделиться

Поделиться

Суд поставил точку в деле экс-сотрудника регионального Управления ФСКН Сергея Оголихина, который в сентябре 2012 года в подъезде своего дома застрелил из травматического пистолета «Оса» 49-летнего Сергея Еремина. Оголихин, который больше года провел в СИЗО, был освобожден прямо в зале суда, получив в наказание 1 год исправительных работ по ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Впрочем, приговор Заельцовского районного суда можно расценивать и как запятую в громком процессе — семья погибшего с приговором не согласилась. Вице-губернатор Новосибирской области

«Это совершенно объяснимо и нормально, я их прекрасно понимаю и сочувствую им как людям», — подтвердила готовность к такому развитию событий адвокат Сергея Оголихина Наталья Коноплева. Сам экс-подсудимый комментировать приговор не стал, передав через своих бывших коллег, что пока не готов к общению с журналистами.

Подполковник Сергей Оголихин, бывший сотрудник спецназа внутренних войск, оперуполномоченный по особо важным делам УФСКН по Новосибирской области, до задержания и последующего увольнения из органов был достаточно известной персоной. От имени управления он участвовал в круглых столах, присутствовал на публичных мероприятиях — например, на антинаркотической акции «Выбери жизнь» в крематории, запомнившейся автопробегом катафалков по Новосибирску. После ареста был уволен. Ночь с 25 на 26 сентября 2012 года Оголихин провел с друзьями в караоке-клубе, откуда вернулся домой около 4 часов утра и сразу лег спать.

О погибшем 49-летнем Сергее Еремине известно немногое. По профессии повар, накануне приехал погостить к сестре Людмиле — она живет в одном подъезде с Оголихиными.

Поделиться

По материалам дела, события того утра развивались так. Около 11 часов утра пожилая мама Оголихина возвращалась домой и зашла в подъезд дома № 169 на Красном проспекте. И столкнулась нос к носу с Ереминым, который спускался по лестнице. Зампрокурора Заельцовского района Сергей Чернов рассказал: родные погибшего в суде сообщили, что Еремин накануне инцидента не спал трое суток и находился в неадекватном состоянии — причину собеседник уточнять не стал.

«Женщина заходит в подъезд, видит незнакомого мужчину, который бьет ее в грудь ногой. Просто, без всяких слов и, как она говорит, «с удивленным взглядом», — описал события того утра Сергей Чернов.

Дальше события, по его словам, развивались молниеносно: женщина вбежала в свою квартиру на 2-м этаже и разбудила сына Сергея. Наркополицейский выскочил на площадку, схватив хранившийся дома травматический пистолет «Оса» «на всякий случай». Еремин уйти никуда не успел — он так и остался в подъезде. После того как мать указала сыну на обидчика, мужчины схватились в драке. «[Оголихин] отбивает его удары и в процессе отбития ударяет его рукой, в которой находится травматический пистолет «Оса». Происходит выстрел светозвуковым патроном, который предназначен для оглушения и ослепления. Но с учетом того, что выстрел получился в упор, смерть наступила моментально», — добавил Сергей Чернов.

Семья погибшего настаивает: была не драка, а избиение, которое закончилось выстрелом из пистолета, чтобы «добить» соперника. Причем инцидента с мамой Оголихина, уверены они, не было вовсе — мужчины просто случайно столкнулись в подъезде и повздорили. «Он [Сергея] поймал, избивал — а потом сверху вниз выстрелил. Какая там неосторожность?» — считает Виктор Козодой.

В прокуратуре парируют: непредумышленность убийства доказали две экспертизы, сделанные в Новосибирске и в Барнауле, восстановившие ход событий.

Сотрудник следствия, знакомый с делом, также отметил, что раскрыть дело удалось во многом благодаря самому Оголихину. «Если бы он не пришел и не дал сам явку и показания 12 ноября, дело, скорее всего, вообще было бы приостановлено как нераскрытое», — признался он на условиях анонимности.

Начальник Алтайского краевого бюро судебно-медицинской экспертизы Валерий Башмаков рассказал: «Эксперты не делают вывода о виновности или невиновности, это делает только следователь. Но в ходе комплексной медико-баллистической экспертизы действительно можно определить взаиморасположение [потерпевшего и стрелявшего]. Баллисты определяют направление выстрела, а судебно-медицинские эксперты определяют направление раневого канала. И если это все совпадает — на основании этого восстанавливается [картина произошедшего]».

Статья «Причинение смерти по неосторожности» (109 УК РФ) встречается не часто. Как сообщила представитель следственного управления СК РФ по НСО Марина Кинжалова, в 2013 году Следственный комитет передал в суды всего 8 таких дел.

В судебной практике чаще встречается вторая часть статьи — в ней есть приставка «вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». В Новосибирске с такой формулировкой довольно часто попадают под следствие врачи. Так, по ч. 2 ст. 109 УК РФ в 2013 году дали 2 года ограничения свободы хирургу военного госпиталя Сергею Бондаренко, у которого на операционном столе скончался пациент-призывник. По этой же статье выдвигали обвинение в отношении врачей ЦКБ СО РАН после смерти студента НГУ Дмитрия Пестерева в ноябре 2012-го. Спустя год Следственный комитет закрыл дело «за отсутствием состава преступления».

Адвокат Павел Яровой не считает, что дела, связанные с убийством по неосторожности, априори спорные: «Как правило, там все сразу более или менее понятно: умысла явного нет, просто так произошло, что человек умер. Достаточно «ходовая» статья — и у нас, и во всем мире».

Александр Агафонов

Фото Александра Ощепкова (1), Ирины Малыгиной (2)

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...