Криминал эксклюзив «Я думал, мы достигли дна»: дело о краже 90 миллионов из ячейки «Альфа-Банка» дошло до суда — но следствие по нему не закончили

«Я думал, мы достигли дна»: дело о краже 90 миллионов из ячейки «Альфа-Банка» дошло до суда — но следствие по нему не закончили

Преступника найти не удалось, поэтому потерпевший адвокат решил вернуть деньги через суд

Юрий Гольдберг — первый потерпевший по громкому делу, добравшийся до суда

В суде прошло предварительное заседание по гражданскому иску новосибирского адвоката Юрия Гольдберга, который заявил о пропаже 90 миллионов рублей из его банковской ячейки. Инцидент произошёл ещё в 2020 году, но установить причастных так и не удалось, дело приостановили. НГС узнал, какие вопросы у потерпевших вызывает расследование, что считает банк и как Верховный суд однажды уже решил похожий конфликт.

Что было на суде?

В Железнодорожном районном суде Новосибирска в понедельник, 1 июля, прошло предварительное рассмотрение иска адвоката Юрия Гольдберга — потерпевшего по делу о пропаже денег из отделения «Альфа-Банка» на Советской в 2020 году. Так как расследование уголовного дела приостановили, он хочет добиться возврата денег в гражданском суде. По словам адвоката, на суде был и представитель банка.

— Я думал, что мы достигли дна, но снизу постучали. Представитель банка заявил ходатайство о пропущенном сроке исковой давности. Видимо, он думает: «Мы своими действиями поспособствовали в том, чтобы украсть ваши деньги, но это же было давно, три с половиной года назад, поэтому зачем вам это всё нужно?». Это как минимум безнравственно, — говорит Юрий Гольдберг.

Заявление АО «Альфа-Банк» есть в распоряжении НГС — организация просит суд отказать в удовлетворении Юрия Гольдберга в полном объёме.

— Как указано в иске, истец «09 ноября 2020 года… обнаружил, что деньги исчезли». Таким образом, с исковым заявлением в суд истец обратился к банку с пропуском исковой давности. При указанных выше обстоятельствах, оснований для удовлетворения требований истца не имеется. Так как истцом пропущен установленный законом трёхгодичный срок исковой давности, что является самостоятельным основанием для отказа истцу в удовлетворении исковых требований, — сказано в документе.

Юрий Гольдберг с доводами представителя банка не согласен. По его словам, на истечение срока давности влияет то, что расследование уголовного дела приостановили.

— Конечно, никакой срок не прошёл, потому что год шло следствие, потом оно было приостановлено. Соответственно, прошло не три с половиной года, а два с половиной. Тем не менее, суд взял десять дней, чтобы подумать над этим ходатайством, — уточнил собеседник.

Рассмотрение дела продолжится 11 июля.

О том, что Юрий Гольдберг готовит иск к «Альфа-Банку», НГС писал в апреле, когда он подал досудебную претензию с требованием вернуть пропавшие из его банковской ячейки 90 миллионов рублей. В сейфе, по словам адвоката, было около 90 миллионов рублей. Банк в ответ заявил, что оснований для удовлетворения требований нет.

— Учитывая, что согласно п. 5.1.3. договора банк обязуется обеспечить клиенту возможность помещения предмета хранения в сейф и изъятие его из сейфа вне чьего-либо контроля, в том числе со стороны банка, у банка отсутствуют сведения о предметах хранения, находившихся в сейфе, — сказано в ответе, который есть в распоряжении НГС.

Также в «Альфа-Банке» уточнили, что сотрудники «не имеют доступа к предмету хранения и не несут ответственность за его сохранность и целостность».

Вопросы адвоката к следствию

Уголовное дело после исчезновения денег из отделения банка на Советской, 46/2 возбудили в 2020 году. Юрий Гольдберг тогда заявлял, что пропавшая сумма была его накоплениями более чем за 20 лет. По мнению адвоката, расследованию уголовного дела препятствовали внешние факторы.

— Факты о чем говорят? О том, что оперативные сотрудники, которые работали, которые рыли, реально старались, и мы это видели, им по рукам били на каждом этапе. Они бегут в суд получать разрешение на выемку или постановление на какие-то обыски, но суды отказывают им в проведении тех или иных оперативных мероприятий. Например, на определённом этапе следствия сложилось впечатление, что часть награбленных денег находится в соседней ячейке, потому что столько денег разом забрать было невозможно. Попросили разрешение на вскрытие, потому что собственник не выходил на связь. Но суд говорит: это же банковская тайна! — возмущается собеседник.

Юрий Гольдберг на стадии расследования обратил внимание на проблемы с видеонаблюдением в помещениях банка. По его словам, лишь спустя время выяснилось, что некоторых фрагментов на записях не было.

— Мы с потерпевшими и оперативниками просматривали камеры видеонаблюдения. Через месяц или полтора мы видим, что видео с нарезкой идёт. Начали разбираться. Оказалось, что два дня было выключено видеонаблюдение в банке, причём сам банк об этом не сказал. Представляете, если бы банк с первого дня сообщил, что не работало видеонаблюдение? Сразу было бы понятно, в какие дни совершили преступление, — возмущается он.

Помимо поиска преступника, укравшего деньги, в расследовании дела есть другая сложность: доказать наличие средств в ячейках на момент кражи. Потерпевшие приводят в качестве аргумента результаты исследования на полиграфе. По словам Юрия Гольдберга, его прошли не только клиенты, но и сотрудники банка — одну из них задержали по делу о краже денег из ячеек, но спустя сутки отпустили.

— Понятно, что ячейки вскрывались с помощью сотрудников, потому что вскрыты они родными ключами. Конечно, банк не хотел этого скандала. Часть сотрудников этого офиса быстро и без проблем прошли полиграф, а некоторые сотрудники банка, в частности руководитель службы безопасности, отказывалась проходить полиграф. Не начальник ли службы безопасности отвечает за видеонаблюдение, которое было чудесным образом отключено в банке в период ограбления? — интересуется адвокат.

Расследование уголовного дела приостановили в декабре 2021 года. В пресс-службе ГУ МВД России по Новосибирской области на запрос НГС о ходе расследования уголовного дела в апреле ответили, что Юрий Гольдберг признан потерпевшим, но другие детали не раскрыли, сославшись на тайну следствия.

Вопросы следствия к банку

Уголовное дело по факту кражи в особо крупном размере (пункт «б» части 4 статьи 158 УК РФ) возбудили 16 ноября 2020 года. Когда выяснилось, что в деле несколько потерпевших, материалы объединили в одно производство.

Официально потерпевшими признали троих людей, из ячеек которых с 4 августа по 16 ноября пропали деньги. По данным источника НГС, знакомым с ходом расследования, первым денег лишился новосибирский бизнесмен Игорь Макаров: внутри его ячейки находилось 35 миллионов рублей, 450 тысяч долларов и 100 тысяч евро.

С 25 сентября по 2 ноября того же года деньги исчезли из ячейки бывшего замначальника ГУ МВД России по Новосибирской области Вячеслава Певнева, который сейчас также занимается бизнесом. В ячейке, по данным источника, было 105 миллионов рублей, 200 тысяч долларов и 50 тысяч евро.

В подобных делах доказать наличие денег в ячейке не проще, чем найти преступника

Деньги из ячейки Юрия Гольдберга пропали в период со 2 октября по 9 ноября 2020 года.

Весной 2021 года, когда материалы трёх дел объединили в одно производство, у следователей возникли вопросы к руководству отделения банка на Советской. По данным НГС, за время расследования оперативники выявили нарушения, которые способствовали краже: сотрудники банка не проверяли на соответствие лицо человека и его фото в паспорте, если клиент был в маске (кражи происходили в период обязательного масочного режима из-за эпидемии ковида).

Следователи также выяснили, что сотрудники банка надолго оставляли клиентов в депозитарии, не ограничивая время их нахождения рядом с ячейками. После того как людей провожали в депозитарий, представители банка покидали помещение. Более того, никто не фиксировал вход самих сотрудников в депозитарий, установило следствие.

Нарушения касались и технической составляющей работы отделения. Силовики выяснили, что замки и ключи на ячейках не меняли после смены арендатора, и выявили случаи, когда ключи выносили за пределы банка. Также в 2021 году подтвердились заявления Юрия Гольдберга о неполадках с видеонаблюдением — по версии следствия, на Советской происходили сбои на серверах с записями.

Как доказывать преступление и можно ли вернуть деньги?

Пока шло расследование дела о краже денег из банковских ячеек в Новосибирске, Верховный суд вынес решение по аналогичному случаю в Москве. Согласно материалам дела, жительница столицы Юлия Залетова в 2017 году заключила договор с банком J&T Bank на аренду индивидуальной сейфовой ячейки в депозитарном хранилище.

Она разместила в ячейке сумму свыше 29 миллионов рублей, полученную от продажи недвижимости, подаренной ей матерью. По условиям договора, доступ к ячейке предоставлялся без какого-либо контроля со стороны сотрудников банка.

Изначально все шло гладко: женщина несколько раз пользовалась ячейкой без проблем. Однако спустя несколько месяцев она обнаружила, что сейф пуст, хотя в нем должно было оставаться 22 миллиона рублей.

Полиция возбудила уголовное дело по статье 158 УК РФ (кража в крупном размере). Экспертиза показала, что замок не был вскрыт посторонним предметом, но в механизме нашли пластилин и фрагмент картона, что указывало на использование дубликата ключа. Несмотря на это, следствие не смогло найти виновных, и в 2018 году дело приостановили.

В России есть прецедент — клиентка смогла доказать, что в её ячейке были деньги. Правда, вернуть удалось в разы меньше, чем было заявлено

В 2020 году женщина обратилась в суд с требованием взыскать с банка убытки и компенсацию морального вреда, но все три инстанции местных судов отказали ей. Суд первой инстанции указал на отсутствие доказательств наличия денег в ячейке и вины банка. Апелляционный суд согласился с этим выводом, добавив, что возбуждение уголовного дела не доказывает факт проникновения посторонних лиц. Кассационный суд отметил, что гражданке следовало заключить договор хранения с использованием индивидуального банковского сейфа.

Недовольная решениями местных судов, женщина обратилась в Верховный суд РФ. Верховный суд пришел к выводу, что нижестоящие суды проигнорировали ее ходатайства о предоставлении журнала посещений депозитария и документов об охране помещения. Суд напомнил о статье 922 ГК РФ, согласно которой банк освобождается от ответственности за сохранность содержимого сейфа только при доказательстве невозможности доступа посторонних лиц или непреодолимой силы.

Верховный суд постановил провести новое рассмотрение дела, при котором банк обязан предоставить все запрашиваемые документы и материалы. В итоге Юлия Залетова выиграла суд. Ей не удалось доказать, что в ячейке было 22 миллиона рублей, поэтому суд опирался на ту сумму, которой клиентка точно пользовалась и смогла это подтвердить — 5,9 миллионов. С учётом компенсации и штрафа в 50% от всей утраченной суммы женщине присудили почти 9 миллионов рублей.

Ранее НГС писал, как банк перевел 600 тысяч рублей со счета сибирячки неизвестному лицу — вот как он это объяснил.

Подписывайтесь на Telegram-канал NGS, там мы решили порадовать любимых подписчиков крутыми подарками.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE3
Смех
HAPPY8
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY5
Печаль
SAD2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
138
Читать все комментарии
Форумы
ТОП 5
Мнение
Четыре знака Зодиака почувствуют особое влияние от перехода Марса в Тельца: советы астролога
Юлия Тарантина
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
А можно всех посмотреть? Где еще в Новосибирске можно организовать пешеходную улицу — ищем альтернативу улице Ленина
Стас Соколов
Эксперт
Рекомендуем
Знакомства
Объявления