Работа истории Галина витает в облаках: сибирячка работает на башенном кране сменщиком сына — город у нее на ладони

Галина витает в облаках: сибирячка работает на башенном кране сменщиком сына — город у нее на ладони

Она пошла в крановщицы назло родителям и вырастила детей, которые тоже оказались в кабине на высоте

Галина и Вячеслав Климовы работают посменно на одном кране

Галина и её сын Вячеслав работают на одном башенном кране. Галина считает, что это вполне женская профессия, а Вячеслав говорит, что работа под силу внимательным и неконфликтным людям. Мать и сын работают посменно: они видят ночной город и предсказывают погоду, делятся профессиональными секретами и шутят над коллегами. Корреспондент встретилась с представителями трудовой династии и попросила их рассказать о работе под облаками. Подробности — в материале НГС.

Галина живёт под Новосибирском, на работу ездит на электричке со станции Крахаль. Рассказ о своей работе она начинает с признания, что машинистом башенного крана стала скорее назло маме.

«Она хотела, чтобы я пошла в лесотехнический техникум. И каждый день долбила меня, долбила. А я просто села и поехала в другое место. Там, где старшая сестра училась, потом средняя сестра. Людмила, Вера и я пошли на крановщицу. Мы учились в Семипалатинске, — рассказывает Галина. — Людмила какое-то время поработала, а я нет — успела замуж выскочить, невтерпёж было. А потом дети пошли, отложилась работа».

После выхода на пенсию Галина работает напарником своего сына Вячеслава на башенном кране 

Впервые на башенный кран попала, когда пришла к сестре на работу, ещё в детстве. А по-настоящему начала работать с 25 лет. «В тот момент разнорабочей была — на лопате то есть. Делала бетон, раствор. Строили на Героев Революции дом. А там крановщик потерялся — он как уходил в отпуск, так на 9 месяцев. Все смеялись, говорили, что родил, наверное, уже там, — смеётся она. — А он просто на рыбалку уезжал, потом на охоту, пока это всё не закончится, не выходил на работу. И увольнять не увольняли, потому что крановщик был хороший. И вот мне сказали: "Ты же типа крановщица, иди, садись". Боже мой, какая это была жуть. Не умел, да ещё и забыл».

Галина взахлёб перечисляет модели кранов, объясняет, почему один лучше, другой хуже, и говорит, что на «китайце» так вообще страшно, а «38-й после КБ-100 — это вообще сказка». На кране она работает уже больше 20 лет. Строила Горский жилмассив, Берёзовую, «Матрёшкин двор».

У Вячеслава хобби — лошади, но сейчас на это практически нет времени

Галине 55. После выхода на пенсию она продолжает работать. Сначала хотела попробовать что-то другое, но быть уборщицей или упаковывать яйца, говорит она, — совсем не то: «Постоянно в затылок дышат, что-то указывают». А на кране чувствуешь себя человеком, к тому же это романтика.

«Вы знаете, часто либо смог, либо туман в городе. А вчера поднимаюсь, горизонт чистый. Вот сколько взгляда хватает, всё чисто и лес, дома красивые, — рассказывает она. —

А раньше у нас были ночные смены. Я же не могла потом без этой красоты, привыкла смотреть на ночной город, сейчас он такой красивый стал».

Город с высоты птичьего полёта она показала сыну Славе, когда тот был школьником. «Я, наверное, во втором или в третьем классе учился. Хорошо помню эти ощущения, всё так любопытно было. — вспоминает Вячеслав. — Мне казалось, что раз мама всегда высоко, значит всё видит, всё знает — куда я ходил, где гулял. (Смеется.) Она, конечно, проявляла хитрость. На самом деле на работе нужна концентрация, внимание и по сторонам особо некогда смотреть. Она мне просто говорила, что видела, где гулял, где курил. Я спрашивал: "Где?". Она: "С крана, конечно". Я правда думал, что она всё видит».

Галина проработала машинистом башенного крана почти 20 лет

Галина проработала на кране 20 лет, у Вячеслава стаж пока поменьше — 6 лет. После кризиса 2008 года работать на стройке ему стало невыгодно. «Мои профессии плотно связаны со строительством. Стропальщик, бетонщик. Я смежные профессии осваивал. Отделочник — мебель в свое время делал», — говорит Вячеслав. Но через некоторое время он решил вернуться к работе машинистом башенного крана. Сейчас они с Галиной работают по очереди в одной кабине.

Свою профессию они не считают какой-то особенной или сложной. «Я всегда почему-то считала, что крановщик башенного крана — это женская работа на стройке. Нужно быть собранным, сосредоточенным, внимательным, особенно если работаешь с кирпичом. Главное только, чтобы кран был технически исправен. А всё остальное зависит от крановщика, — уверена она. —

У меня соседка железнодорожник, которая вкручивала болтушки с утра до самой ночи. Вот женская это работа или мужская?».

Вячеслав считает, что главное — не пол работника, а его способности. «Каждый может с этим справиться. Я бы не назвал это чем-то физически опасным или в принципе тяжёлой работой. Это, скорее, нервное напряжение, способность человека устанавливать контакт, проявлять гибкость. Нужно правильно оценивать ситуацию. Где-то характер проявить, а где-то, наоборот, сдержанность. Когда мне это удается, это, наверное, и есть самый приятный момент в работе», — объяснил он.

Свою работу Вячеслав называет связующим звеном и говорит, что ему сверху виднее, что происходит на стройке, несмотря на то что разговоров не слышит.

«Я вижу облака, как погода меняется, когда люди ещё не заметили. Например, начинаем какую-то работу, а я смотрю, что гроза идёт или стена дождя. Так что предупреждаю, — делится наблюдениями Вячеслав. — Сверху видно, кто главный, какие у людей взаимоотношения. Знаю даже тех, с кем не знаком. У нас один человек приходит, когда я уже на кране, а уходит, когда я ещё на кране. Его называют усатым, а для меня он лысый».

Вячеслав пытался работать отделочником и мебельщиком, но все равно вернулся на кран

Привычки обсуждать работу дома у матери и сына практически нет, но иногда они дают советы друг другу. «Кто-то ведь может неправильно что-то оценивать, — рассуждает Вячеслав. — Если бы я разговаривал о работе с чужим человеком, то, возможно, он сказал мне: "Ох они какие, а ты молодец". А так можно увидеть какой-то критический взгляд».

Работа с сыном, говорит Галина, — явление временное, и так сложились обстоятельства, что на пенсии приходится работать. Тем не менее, говорит она, нужно ценить то, что есть, и по работе даже скучает: «Я три дня отдохнула, поднимаюсь — раствором пахнет, сваркой пахнет, — смеётся она. — Сейчас заливочку сделаем, всё классно будет». И всё же отдохнуть хочется, особенно попутешествовать, признаётся Вячеслав, — хотя бы по России, а лучше на Восток, в Китай например.

Дочь Галины тоже несколько лет работала крановщиком, но потом решила выучиться на медсестру. «Да, у нас династия. Сестра, там ещё другая сестра, ещё две тётки. Как-то удалось поколение, — говорит Вячеслав. — Я не буду настаивать, чтобы мои будущие дети овладели этой профессией. Если захотят залезть на кран, думаю, смогу им позволить такое. Но мне бы хотелось, чтобы они были разносторонними, чтобы у них было как можно больше навыков. Если не навыков, то хотя бы интересов».

Совместная работа детей и родителей — нередкое явление, особенно для бизнеса. В прошлом году, например, отец и сын открыли бургерную возле часовни и назвали её в честь себя.

Анна Богданова

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
170
Читать все комментарии
Форумы
ТОП 5
Мнение
Львам повезет. Чего ждать от оппозиции Венеры и Плутона — советы астролога
Елена Коржаневская
Мнение
Супер-Маша и солдафон: в прокат вышел фильм «Не одна дома» с Миланой Хаметовой — почему его стоит посмотреть родителям
Алёна Золотухина
Журналист НГС
Мнение
Четыре знака Зодиака почувствуют особое влияние от перехода Марса в Тельца: советы астролога
Юлия Тарантина
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Рекомендуем
Знакомства
Объявления