29 ноября воскресенье
СЕЙЧАС -7°С

Дикая температура и месяц борьбы за жизнь. История 67-летней сибирячки, победившей коронавирус

Тамара Барашкова рассказала о лечении в ковидном госпитале, непростых буднях и врачах-героях

Поделиться

Сначала пенсионерка лечилась в главном ковидном госпитале Новосибирска — 11-й больнице. Там она провела 25 дней. Потом ее перевели в военный госпиталь, где она дожидалась контрольного отрицательного теста

Сначала пенсионерка лечилась в главном ковидном госпитале Новосибирска — 11-й больнице. Там она провела 25 дней. Потом ее перевели в военный госпиталь, где она дожидалась контрольного отрицательного теста

Поделиться

67-летняя жительница Новосибирска рассказала, как победила коронавирус

Вы просили хороших историй — сегодня мы расскажем вам именно такую. Статистика показывает, что коронавирус особенно коварен и жесток по отношению к пожилым людям — пенсионеры легко заражаются, болезнь протекает тяжело, да и ослабленный организм с трудом реагирует на лечение. Причина — в возрасте, слабом иммунитете и букете хронических заболеваний. Однако есть случаи и с положительным исходом. Жительнице Новосибирска Тамаре Барашковой — 67 лет. Первая волна коронавируса не затронула ее семью, поэтому все родственники, особенно молодое поколение, полагали, что вирус — это что-то далекое, то, что обычно случается с другими. И очень ошибались. Этой осенью Тамара Барашкова тяжело заболела. Пенсионерка рассказала НГС, как протекала болезнь. В ковидном госпитале она провела почти месяц. Публикуем ее рассказ от первого лица.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Неделю болела дома

Все началось в последние выходные сентября. Мы были на даче, и я возилась в холодной воде — чистила рыбу, которую наловил муж. Он у меня любитель порыбачить, улов был хороший, и я долго с ней занималась. А к вечеру почувствовала себя плохо, стало знобить, морозить. Я решила еще и в баню сходить — чувствую же, что заболеваю, вот и подумала, что надо прогреться в тепле, чтобы не разболеться еще сильнее. Говорят, что, может, баня спровоцировала. Температура, наверное, уже была, но я все равно пошла в баню, думаю, согреться надо, меня всю трясет. Утром встала — 38,8. Два дня на даче пролежала, пила «Парацетамол», температура немного спадала, но через некоторое время опять поднималась до 38,8. Ну, думаем, в город надо ехать.

Позже вызвали врача, он назначил мне лечение, выписал антибиотики, и я неделю лечилась дома. Но ничего не помогало, все это время температура не спадала — 38,8 круглосуточно. Часто хотелось в туалет, хотя я и воды-то почти не пила, по крайней мере не так много. Сильно кружилась голова, я чуть не падала, даже до туалета дойти было физически сложно, такая сильная слабость ощущалась, сил практически не было, шла по стеночке, держась, чтобы не упасть, чуть ли не на четвереньках передвигалась. Так прошла неделя, и старший сын говорит мне: да ты чего, вызывай скорую!

Вызвали скорую, ждали долго. Врачи приехали часов через пять. Это как раз было в начале октября, в самый пик второй волны. Мы вызвали еще вечером, температура тогда была 38,8, приехала скорая ночью, а у меня ровно 36,6. Врач говорит — собирайтесь, а я спросила, может, уже и не надо, он говорит — нет, одевайтесь, там вас проверят.

Была поражена четверть легких

Отвезли меня в 11-ю больницу, там взяли мазок, сделали КТ, подтвердились пневмония и коронавирус, они же обычно и идут параллельно. Причем другим людям почему-то говорят объем поражения легких в процентах, у кого 40, 60, 70, ну, это уже совсем много, с такими показаниями в реанимацию отправляют. У меня же сначала был синдром матового стекла — именно он и указывает на пневмонию. А уже потом сказали, что поражение — 25%.

Меня положили в палату, и я просто не могла ходить. Чтобы выйти в коридор, дойти до туалета, приходилось держаться за стены, так и шла, буквально от одной стены до другой, меня очень сильно качало.

В больнице мне стали колоть антибиотик и гормональное, кололи в вену на сгибе руки, ставили по две капельницы утром и вечером. Каждый божий день ставили их, а еще кололи «Гепарин» в живот, чтобы разжижать кровь во избежание тромбов. В нос вставляли трубочку, которая присоединялась к баллону с кислородом, закрепленному на стене, а лежать нужно было на животе. Эту болезнь надо вылежать — так нам говорили в больнице. Так я и лежала — на животе и дыша кислородом через трубочку.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен
Так выглядят аппарат с кислородом и сама процедура

Так выглядят аппарат с кислородом и сама процедура

Поделиться

Только отойду ненадолго, вернусь — и уже задыхаюсь, и опять — кислород скорее в нос и на живот. Пила много горячей жидкости. Мне приносили гранатовый сок, я его добавляла в горячую воду и пила, пила, пила. Отлеживалась на животе. Многие не слушались, лежали на спине, врач постоянно делала таким замечания, говорила, мол, что уже язык натерла повторять — легкие находятся ближе к спине, вы их придавливаете, а они должны дышать, раскрываться. Те, кто не слушался, труднее выздоравливал. А я отлежала так две недели и потом пошла на поправку, уже меньше задыхаться стала, и вообще дышать получалось лучше, до этого даже не могла вдохнуть полной грудью — чуть вдыхала и все, до конца никак.

Нас лечили настоящие герои

Хочу отметить ребят, которые работают в больнице. Они просто замечательные. Я им очень благодарна и горжусь тем, что у нас такие нынешние и будущие врачи. В больнице не хватает медперсонала, и там работают девчата и парни, скорее всего, студенты из медицинского университета или училища, или просто молодые специалисты. Они сутками ходят в этих защитных костюмах, которые как скафандры. Одна как-то расстегнула костюм, показала — внутри прямо вода хлюпает, туда же воздух не поступает, волосы у них тоже мокрые, все мокрое, они теряют килограммы там, без воздуха же тело потеет сильно.

И при всем при этом они доброжелательные, приветливые. Своим обращением, заботой они просто скрасили наше пребывание в больнице. Санитарок нет, все поувольнялись, и молодые ребята с девчонками делают все возможное, и все время в этих комбинезонах, они привозят больных из реанимации, а там же пожилые, в основном, молодых очень мало, вирус пенсионеров же обычно косит... И невзирая на то, что люди старые, есть полные, больные, неприятные, кто-то голый лежит, мальчишки приходят и спокойно их моют, не стесняясь и не брезгуя, меняют памперсы, постельное белье, стелют чистые простыни, укладывают человека обратно, все делают быстро, ловко и аккуратно. Лежачих, тех, кто недавно из реанимации, моют несколько раз в день. Девчонок мало, да и людей иногда поднимать приходится, поэтому этим обычно парни занимаются. И причем никакого грубого слова никто ни разу не сказал.

Еще лежало много людей из НИИТО, которым, например, делали операцию на суставах, они там же заразились и их сюда привезли. Им ходить-то трудно, они на костылях, да с тележками, да старые, даже в туалет сходить им и то сложно. И никто им ничего плохого не сказал ни разу, помогали, без всяких замечаний наводили порядок в уборной. У медбратьев и медсестер такая дружная команда, они все там делают, если нужно, заменяют друг друга, туалеты моют, все чисто-начисто, с хлоркой обработано. Уколы аккуратно ставят, с первого раза попадают точно в вену. У нас в палате женщина лежала с сахарным диабетом. Так вот один парень, медбрат, зашел, назвал ее по фамилии, а она только посмотреть на него смогла, и он понял, что ей очень плохо. У нее тут же взяли кровь на анализ, все проверили, нормализовали. Оказалось, что у нее из-за препаратов резко снизился уровень сахара в крови. А он сразу заметил, и удалось спасти человека.

Как ждала контрольного теста

Я пролежала в больнице 25 дней. Первый тест показал отрицательный результат, оставалось дождаться результата второго теста. Я уже шла на поправку, а к нам клали и клали людей с коронавирусом, совсем пожилые часто умирали, и я очень переживала, что могу заразиться снова. И, к счастью, последние дни я провела уже не в этой палате, а в военном госпитале. Там были отличные условия — лес за окном, даже белочки, бывало, на балкон забегали, я находилась в двухместной палате, за стеной — трехместная, общий коридор и санузел. Нас очень хорошо кормили, еще немного долечивали лекарствами. Через три дня пришел результат контрольного теста, он оказался отрицательным, и я смогла вернуться домой.

Я очень намучилась и видела, как мучаются другие, еще сильнее. Я призываю всех соблюдать меры безопасности, обязательно носить маски и перчатки, как можно реже бывать в общественных местах, беречь своих пожилых родственников. Коронавирус действительно есть, это никакая не выдумка, и он не щадит никого, особенно людей в возрасте или со слабым иммунитетом, хроническими заболеваниями. Все зависит в первую очередь от нашей сознательности.

Почитайте еще 3 истории, как новосибирцы победили коронавирус

Истории людей, которые победили болезнь (или пока продолжают с ней бороться), НГС публикует в специальной рубрике. Какие симптомы у них были? Сразу ли у них взяли мазок? Как проходило лечение? Сколько дней ушло на то, чтобы победить вирус? И какие последствия остались после лечения?

Новосибирец Сергей Зеленский с температурой под 40 лечился дома. Он рассказал, через что ему пришлось пройти.

До этого мы публиковали историю водителя скорой помощи. Он признался, как лечился от коронавируса — сначала он долгое время не мог добиться теста на инфекцию и госпитализации. И вот чем всё закончилось.

А еще один житель Новосибирска, заразившийся коронавирусом, резко похудел. 37-летний Дмитрий Каменев работает курьером в МФЦ, у него не было типичных симптомов, а болезнь протекала жестко — температура за пару дней взлетела до 40,4. Чем закончилась его история — рассказываем тут.

По теме

оцените материал

  • ЛАЙК30
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ4
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...