12 апреля понедельник
СЕЙЧАС +5°С

«Это хамство»: в Академгородке отказались от уникальной школы — родители добились этого через мэра

Они отменили архитектурный конкурс и сами выбрали цвет фасада — посмотрите, что у них получилось

Поделиться

Новая гимназия в Академгородке могла стать уникальной не только благодаря учителям, но и благодаря фасаду. Однако архитектурный конкурс саботировали

Новая гимназия в Академгородке могла стать уникальной не только благодаря учителям, но и благодаря фасаду. Однако архитектурный конкурс саботировали

Поделиться

В Академгородке родители саботировали архитектурный конкурс на новую школу и сами нарисовали для нее фасад

Летом прошлого года на Детском проезде, 10 снесли здание гимназии № 3. Для компактного Академгородка это стало целым событием, которого ждали много лет: гимназия была переполнена настолько, что уроки приходилось проводить в столовой, а родители учеников выходили митинговать. Новое здание обойдется почти в миллиард и должно было стать знаковым не только для Академгородка, но и для архитекторов: на уникальный фасад для типового здания объявили конкурс, в котором победили архитектори из Санкт-Петербурга. Но в итоге конкурс обернулся серьезным конфликтом. Почему — выяснила Лиза Пичугина.

Фасад. Начало и бесславный конец

В Новосибирске принято ругать архитектуру и постоянно обращаться к архитекторам, вплоть до главного: мол, эй, профессионалы, вы где и почему допускаете строительство всяческой безвкусицы. На фоне того, что Академгородок признали достопримечательным местом официально, а не на уровне людской молвы, в 2019 году типовое здание новой школы решили облагородить и придумать для него уникальный фасад, какого нигде больше не будет. И выбрать его на профессиональном архитектурном конкурсе.

Организацией занялись директор Сибирского центра содействия архитектуре и куратор международного фестиваля «Золотая капитель» Татьяна Иваненко и местный депутат Наталья Пинус. Для конкурса разработали условия и регламент, привлекли к нему спонсоров — финансировался конкурс целиком из внебюджетных средств.

Конкурс проектов фасада для гимназии был заказным, но открытым: на него пригласили несколько известных в городе архитекторов и студий с гарантированным вознаграждением, при этом заявки могли подать и другие архитекторы. В результате до презентаций и голосования дошли девять проектов. В жюри были чиновники, архитекторы (в том числе главный архитектор Новосибирска — на тот момент эту должность занимал Виктор Тимонов) и директор самой гимназии № 3. В гимназии провели выставку, и в итоге в финал вышли два проекта: один по выбору жюри и один по выбору посетителей выставки.

Финалисты — новосибирская компания «Адаптика» (авторы проекта благоустройства Михайловской набережной и ряда других) и архитектор петербургского объединения Orthodox Architects Марсель Гимназдинов — дополнительно провели презентации перед старшеклассниками, учителями и родителями.

Предполагалось, что в школе после подтверждения финансирования проведут онлайн-голосование, но провести его так и не смогли. На одном из совещаний с чиновниками и подрядчиком строительства было решено остановиться на выборе жюри — проекте Марселя Гимназдинова и его соавтора Анастасии Елизаровой, который был понятнее в реализации. С архитекторами заключили договор, и они начали работать над рабочей документацией, которую уже можно было бы воплотить в жизнь. Но до финиша работа так и не дошла.

Версия организаторов конкурса

По словам Татьяны Иваненко, проект-победитель был выбран жюри с большим отрывом по общему числу баллов. Но у чиновников, заметила она, как будто был страх: «Что, это всё?» Поэтому второй вариант должен был стать неким компромиссом для всех, возможностью убедиться в выборе.

Первоначальный вариант был достаточно непривычным: архитектор предложил графичный перфорированный фасад из кортеновской стали, которую до сих пор в городе не использовали

Первоначальный вариант был достаточно непривычным: архитектор предложил графичный перфорированный фасад из кортеновской стали, которую до сих пор в городе не использовали

Поделиться

Но перед презентацией этих проектов-финалистов вдруг начались «чудеса»: оказалось, что проекты никому, кроме архитекторов, не нравятся, презентаций не будет, а конкурс надо отменять.

— Нам говорили, мол, давайте не будем ничего делать, потому что мы не уверены, что откроется финансирование, — вспоминает Татьяна Иваненко. — Всё время манипулировали детьми: мол, мы им сейчас всё покажем, а потом нам раз — и не дадут денег.

В ситуацию удаленно вмешалась Наталья Пинус (она на тот момент была в отпуске), и презентации все-таки провели — и даже с участием петербургского архитектора, который прилетел в Академгородок за свой счет. Но от голосования, по словам Татьяны Иваненко, тогда отказались. На вопрос, зачем в таком случае презентация вообще была нужна, она говорит, что для хоть какого-то, пусть и небольшого, следующего шага.

— Это был компромисс: давайте сделаем, еще на полшажочка продвинемся, а голосование проведем через школьный механизм электронной демократии, — объясняет организатор конкурса. — Мол, школьники всё посмотрят, пообщаются с архитектором, зададут вопросы. И когда будут подтверждены деньги, школьники старших классов проголосуют.

Марсель Гимназдинов рассказал журналисту НГС, что проект приняли в целом тепло, с некоторыми комментариями и замечаниями, которые касались цвета и необычного для Новосибирска решения выделить фасад перфорированными панелями.

— Это была попытка выстроить диалог, сделать соучастное проектирование, найти компромиссное решение, — вспоминает архитектор, добавляя, что все замечания потом были учтены при детальной проработке проекта. — Про удорожание мне было сказано, что финансирование дополнительное найдется и все можно будет сделать в рамках бюджета. Удорожание не настолько большое, поэтому в этом плане рамок не было.

Деньги портят всё

Финансирование было самым тонким местом — на нем-то отношения организаторов конкурса и управляющего совета гимназии, который много лет добивался самого факта строительства новой школы, и разорвались. По словам председателя этого совета Анны Миковой, чиновники родителям говорили, что денег на уникальный фасад нет. На эту информацию родители и ссылались, когда осенью прошлого года вопрос о конкурсном проекте подняли вновь.

— Мы тогда собрались управляющим советом и решили, что не будем рисковать, — рассказала Анна Микова журналисту НГС. — Потому что, опять-таки по информации Министерства строительства, департамента строительства, в любом случае на индивидуальный проект, который предлагается, даже если бы было два варианта, и мы выбирали, — необходимо дополнительное финансирование. Для нас синица в руках оказалась дороже.

После презентации Марсель Гимназдинов доработал проект с учетом тех замечаний и пожеланий, которые высказали ученики школы, их родители и учителя: в центре фасада он предложил оставить перфорированную часть (хотя от кортена было решено отказаться), а в остальном это обычный типовой фасад с нетиповой расцветкой

После презентации Марсель Гимназдинов доработал проект с учетом тех замечаний и пожеланий, которые высказали ученики школы, их родители и учителя: в центре фасада он предложил оставить перфорированную часть (хотя от кортена было решено отказаться), а в остальном это обычный типовой фасад с нетиповой расцветкой

Поделиться

Между тем Наталья Пинус уверяет, что гарантия финансирования проекта была базой для всей задумки.

— Иначе какой смысл эту работу делать? Мы даже не будем заходить в эту работу, если у нас не будет понимания того, что эти дополнительные вложения возможны, — заметила депутат.

Она подчеркнула, что по федеральной программе строительства школ есть возможность корректировки сметной стоимости в определенных рамках. В конце концов, если бы такой возможности не было, генподрядчик — компания «Агросервис» — не заключил бы договор с архитекторами, отметили организаторы конкурса.

«Вы нам не подходите»

Марсель Гимназдинов рассказал, что договор и сама работа над архитектурной частью проекта были разделены на два этапа. Сначала нужно было откорректировать проект с изображениями и представить главному архитектору Новосибирска. На втором этапе была разработка рабочей документации проекта. Затем генподрядчик должен был проработать технические детали и пройти госэкспертизу.

— Я знал, что идут какие-то подковерные игры, в которые я старался не влезать. Я понимал, что всё может накрыться, но у меня был договор, была работа, и я выполнял свою работу. Она была завершена в полной мере и сдана, — рассказал архитектор.

Но 29 декабря 2020 года «Агросервис» внезапно направил ему уведомление о разрыве отношений (копия имеется в распоряжении редакции НГС). В нем указано, что инициативная группа родительского комитета школы обратилась к мэру, тот принял решение оставить типовой вариант фасада, и заказчик строительства — МКУ «УКС» — направил «Агросервису» соответствующее распоряжение.

Марсель Гимназдинов признался, что сочувствует генподрядчику: по факту его работа, как и работа архитекторов, вдруг оказалась не нужна.

— Поэтому мы пошли на мировую и договорились о сумме. Они выплатят немного меньше, чем планировалось, но это покрывает те расходы, которые были потрачены на работу, — рассказал архитектор. Назвать сумму он не согласился.

В тот же день, когда «Агросервис» расторг договор с архитектором, МКУ «УКС» направило письмо директору компании «Академстрой Нск» архитектору Борису Турецкому (копия также имеется в распоряжении редакции НГС) с просьбой «выполнить проект по изменению цветового решения фасада и раскладке плит по цветовой гамме согласно предложению родительского комитета и директора МБОУ «Гимназии № 3 в Академгородке». Фотографии этой цветовой гаммы архитектору направили за несколько дней до этого — когда договор с петербургскими архитекторами еще действовал.

На запрос журналиста НГС, на каком основании конкурсное решение фасада, фактически готовое к реализации, было отвергнуто и почему разработка нового была поручена именно «Академстрою Нск», в УКС ответили, что оно вовсе не было отвергнуто.

— Новый проект фасада не разрабатывался, ООО «Академстрой Нск» было поручено внести изменения в цветовую гамму и раскладку плит по цветам, что не влечет за собой прохождение экспертизы, — отметили в УКС.

Но оказалось, что под «конкурсным решением» в учреждении имеют в виду не то, которое было выбрано в результате конкурса, а то, которое было выставлено на конкурс при выборе генподрядчика. В присланных по запросу НГС файлах оказался типовой «пиксельный» фасад из разноцветных навесных плит. Именно такого решения, заметила Анна Микова, и ждали родители и учителя.

— В начале ноября у нас было совещание с УКС, где мы спросили, что происходит вообще и что это за игры такие. На что нам сказали: «А вы хотите другой вариант?» Да, мы хотим другой вариант, мы хотим стандартный, обычный вариант без всяких удорожаний, просто немножко индивидуализировать под то, как это видим мы. Нам устно обещали, что хорошо, так и быть: берите стандартный вариант, меняйте цвет, а мы посмотрим, подойдет или не подойдет.

Итоговый вариант фасада гимназии № 3 в Академгородке, выполненный по заказу родителей учеников и директора школы

Итоговый вариант фасада гимназии № 3 в Академгородке, выполненный по заказу родителей учеников и директора школы

Поделиться

3 февраля 2021 года, согласно дате на проекте, он был согласован. На нем стоят подписи председателя управляющего совета МБОУ «Гимназия № 3 в Академгородке» Анны Миковой, директора гимназии Татьяны Алексеевой, первого заместителя главы Советского района Алексея Бродецкого и директора МКУ «УКС» Константина Головина.

Последнего меньше чем через две недели, 15 февраля, задержали по обвинению в мошенничестве и получении взяток. По информации «Тайги.инфо», в мошенничестве с 2019 года обвиняют и директора «Агросервиса» Сергея Григорьева.

Сплошная вкусовщина

Важной претензией противников нового фасада было то, что проект оказался утвержден за спиной у педсостава, родителей и учеников: по словам Анны Миковой, окончательно победивший вариант они внезапно для себя обнаружили на паспорте объекта на стройплощадке и неприятно удивились.

Впрочем, организаторы тоже были удивлены: решение на тот момент принято еще не было, а изображение на паспорте появилось в нарушение авторских прав и без согласования с организаторами конкурса и архитектором, подчеркивает Татьяна Иваненко. И тут, добавила она, оказалось, что проект, который с большим отрывом победил в профессиональном отборе, не нравится родительскому активу.

— Изначально, когда конкурс проходил, честно сказать, не так серьезно к нему относились, потому что, сами понимаете, мало кто верил, что это реализуется, в Академгородке тем более. Но когда увидели на баннере, отзывы были не о том, что это некрасиво — это субъективное мнение, а о том, что это больше похоже не на школу, а на технопарк, — объяснила Анна Микова.

На вопрос, почему сходство с технопарком — это плохо, она заметила, что школа должна ассоциироваться со школой, не уточнив, что именно это значит. По ее словам, проект просто не соответствовал духу гимназии, и педагогический коллектив очень переживал, что до реализации дойдет такой вариант. При этом Анна Микова подчеркнула, что архитекторы не виноваты: просто им изначально дали какие-то неверные установки, и вместо того, чтобы узнать, чего хотят ученики и учителя школы, рассказывали про Академгородок.

Мама одного из учеников гимназии Наталья, которая в управляющий совет не входит, но следит за ситуацией, рассказала журналисту НГС, что инициативная группа никаких изменений в фасаде не хотела изначально и очень жестко на этом настаивала в родительских чатах.

— Большинству, наверное, все равно. Но у меня вопрос: мы должны делать так, как большинство хочет, или к лучшему людей вести? Это не должно быть решение ни родительского комитета, ни директора школы — у них свои задачи, — считает Наталья. — Если спрашивать общественность, у нас не будет ничего хорошего. Мы же не предлагаем общественности решать, какого балетмейстера приглашать.

С женщиной соглашается новосибирский архитектор Игорь Поповский, который был членом жюри на спорном конкурсе.

— Ситуация, которая сложилась с гимназией, — просто плевок в сторону профессиональных архитекторов: мол, а вы кто? — говорит он. — Кто является заказчиком этого объекта: ученики, родители? Объект для всех поколений — заказчиком является город. И он отвечает за него, а не ученики.

Игорь Поповский признался, что не выступал за проект Марселя Гимназдинова и Анастасии Елизаровой, но отмечает, что если он победил на открытом, публичном конкурсе, то и отказываться от него должны были открыто и публично, а не в закрытых кабинетах и с помощью писем чиновникам и мэру. «Тихий» разрыв договора с архитекторами он считает хамством.

По мнению главного архитектора Новосибирска Александра Ложкина, в этой ситуации сошлись не столько мнения профессионалов и общественности, сколько двух общественных групп.

— Власть не является самостоятельным субъектом, как мне кажется. Она обязана слушать и слышать все стороны: и профессионалов, и тех, кому в этом здании работать и чьим детям учиться, — считает он. — Представителям общественности нужно было договариваться между собой о какой-то консолидированной позиции.

Бумажная архитектура

Марсель Гимназдинов в разговоре с журналистом НГС признался, что не думал о реализации проекта, когда подавал заявку на конкурс, — просто хотел попробовать превратить типовую школу в интересный объект. Интерес к реализации появился уже позже.

При этом он отметил, что архитектурные конкурсы в России редко заходят так далеко. Подобный конфликт в прошлом году произошел в Москве: новая школа должна была стать центром проекта «Садовые кварталы», который с 2006 года разрабатывал известный архитектор Сергей Скуратов, но конкурс на здание сперва выиграло другое архитектурное бюро, а затем его и вовсе предложили отменить.

В Новосибирске же с архитектурными конкурсами не задалось как-то сразу, говорит Игорь Поповский.

— Это вообще очень характерно для Новосибирска, причем с советских времен. Удивительно, но у нас всегда была неустойчивая ситуация с реализацией архитектурных решений. Конкурсы выигрывались, но строили потом совершенно по-другому.

Например, так и не были построены конкурсные проекты Дворца бракосочетаний, зданий театров «Старый дом» и Музкомедии, областной библиотеки, НГУ. За последние годы до реализации дошел только проект концертного зала филармонии им А. Каца, да и тот в процессе был изменен.

Как объяснил Александр Ложкин, мировая практика архитектурных конкурсов в России малоприменима, в частности, из-за законодательства.

— К сожалению, в России особенности законодательства контрактной системы — речь о 44-ФЗ — не позволяют провести такой конкурс, — пояснил он.

Между тем организаторы конкурса в Новосибирске рассчитывают довести ситуацию до конца. И Татьяна Иваненко, и Наталья Пинус надеются, что еще есть возможность «откатить назад» конфликт и заменить типовой фасад на уникальный. В конце концов, до него процесс строительства пока не дошел.

По теме (13)

оцените материал

  • ЛАЙК12
  • СМЕХ9
  • УДИВЛЕНИЕ3
  • ГНЕВ29
  • ПЕЧАЛЬ7

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...