Культура Балерины: интимный портрет (фоторепортаж)

Балерины: интимный портрет (фоторепортаж)

Корреспонденты НГС.АФИША проникли за кулисы оперного театра — изнанка балета оказалась трогательной, тревожной и сексуальной

Балет начинается через 20 минут. У главного входа перед театром собираются нарядные зрители в приподнятом настроении, созваниваются, ищут друг друга в толпе, заходят в фойе. В это время за кулисами готовятся к началу спектакля. В служебных коридорах звучит предупреждение, что для зрителей уже прозвенел очередной звонок.

Балет — это таинство: гаснет свет, наступает тишина и начинается чудо. Но красота, которую видит публика, — это только одна сторона балета. Корреспондент НГС.АФИША заглянула на другую сторону, дважды сходив в театр на «Жизель, или Вилисы»: один раз — как положено, а второй раз — за кулисы. Туда, где балерины бесстрашно едят торты и задыхаются от волнения перед выходом на сцену; где ползают дети, родившиеся от браков внутри труппы, и скулят от волнения роскошные русские борзые.

Самое сосредоточенное лицо — у помощника режиссера. Она тщательно проверяет настройки фотоаппарата, чтобы не было даже намеков на вспышку. За кулисами у корреспондентов сразу возник вопрос: за какую линию заходить нельзя? «Особенно постарайтесь не мешать выходить главным, — отвечают нам. — Кто главный? Ну вы это сразу поймете».
До начала балета остаются считаные минуты, однако за кулисами никто не замолкает. Первые танцоры уже готовятся к выходу. Другие сидят на полу перед тазиком с каким-то веществом, похожим на сухую глину. «Это канифоль, — улыбается одна из танцовщиц. — Чтобы ленточки не скользили и не развязались». Некоторым и этого недостаточно — иногда для надежности балерины зашивают ленточки, чтобы, не дай бог, ничего не слетело.
Кому выходить попозже, тот не торопится обуваться. Балерины растягиваются в чунях и трико. Теплая одежда нужна для того, чтобы разогреть мышцы — это поможет избежать травм.
У артистов оперы и балета — разная территория за кулисами. Слева от зрителя расположено крыло для оперных певцов. А танцоры живут справа — там их костюмы, гримерки, да и выходят они в основном из правой части. Там же режиссерский пульт и монитор, по которому артисты смотрят за происходящим на сцене. Помощник режиссера предупреждает по рации, кому и когда готовиться к выходу. С экрана доносится звук, напоминающий летний дождь, — это аплодисменты зрителей.
В первом акте балета «Жизель» есть сцена охоты — в ней участвуют две русские борзые. Четвероногие артисты уже опытные — дебютировали они в балете «Корсар», — но все волнуются, а один пес немного поскуливает. Перед выходом на сцену собаки погуляли, — успокаивает хозяйка.
Зрители не подозревают, что одна из главных танцовщиц, прежде чем выйти на сцену, собиралась с силами, глубоко вздохнула и несколько раз перекрестилась. Исполнитель партии Ганса Михаил Лифенцев, вернувшись за кулисы, сохраняет на лице все страсти своей роли, практически ни с кем не общается и старается не выходить из образа.
Занавес опускается. Антракт. Молодые люди в майках и сланцах немного спорят о том, как все-таки правильнее было нажимать кнопку, опускающую занавес. Катаются какие-то тележки, декорации, лестницы.
Костюмер помогает балеринам одеться. В комнате кордебалета на столиках — мягкие игрушки, косметика и тортики. Тортики? «Нет, диеты вообще нет… Лично я никогда ни в чем себя не ограничиваю, и таких, как я, много», — невозмутима балерина. А как же знаменитая фраза Майи Плисецкой «Сижу не жрамши»? Девушки объясняют, что могут в отпуске набрать вес — но тут же всё сбрасывают, потому что такая работа и нет особой надобности изнурять себя голодовками.
Кстати, представление о том, что всех причесывают и красят гримеры, — тоже неправда. Большинство признались, что с опытом сами прекрасно научились укладывать волосы и делать сценический макияж, «даже мальчики».
Коридор, ведущий от гримерок к сцене, похож на общежитие. Здесь смешались в кучу и лифтеры, и костюмеры, и балерины, делающие растяжку на полу. Тут же детские игрушки — они для детей, которые ждут родителей с работы. «Они у нас как сын полка, дочь полка. Мама балерина, папа — балерун», — гладит по голове ребенка одна из сотрудниц.
Третий звонок. Второе действие. Танцовщицы изящно выходят на сцену друг за другом. На головах у них белая фата, которая — к удивлению зрителей — исчезает вмиг…
…«Не зацепилась, все нормально?» — переговариваются за кулисами. Фату с голов балерин, как выяснилось, сдергивает натуральной удочкой специально обученный человек.
Вилисы в балете «Жизель» — невесты, умершие до свадьбы. Как только девушки скрываются от зрителя, они тут же опускаются на ступни и обмениваются впечатлениями. Например, кто же все-таки «раньше дернулся» — Рита или не Рита. В перерывах между печалью на сцене самое время пошутить и посмеяться за кулисами. «Тишина!» — выскакивает помощник режиссера.
Солистов балета действительно ни с кем не перепутать. После каждого выхода на сцену (зритель наслаждается хореографией 2–3 минуты) танцоры возвращаются мокрые — перед следующим выходом нужно глотнуть воды и отдышаться. Балет подходит к концу, остались заключительные кульминационные партии. За прыжками и вращениями премьера наблюдают его коллеги через монитор и аплодируют. Корреспондент НГС.АФИША с изумлением ловит себя на том, что если в первом действии она смотрела на танцоров равнодушно (все эти колготки, тени на глазах, надменное лицо), то к концу второго действия чуть ли не физически тянет к солисту.
За кулисами уже готовятся к выходу капельдинеры с цветами от зрителей. «Девочки, на поклон!» — командует хореограф после того, как опустился занавес. Зрители аплодируют стоя. «Отдал цветы, молодец», — облегченно вздохнула сотрудница театра за кулисами, увидев на мониторе, как премьер передал цветы своей партнерше.
Как только артисты окончательно распрощались со зрителем, начался разбор полетов — кому-то нужно работать над руками, в каком-то месте «диагональ слегка задержалась».
Пока все бегают по сцене — убирают декорации, подметают пол и т.д., — премьер Виктор Лебедев одиноко сидит перед сценой: «После спектакля очень хочется выпить холодного сока. Яблочного».
Восторженные зрители покидают театр, но не хотят расходиться. Они делятся впечатлениями, фотографируются. С торца, как после рабочей смены на заводе, выходят артисты — уже в кедах и с рюкзаками, спускаются в метро, уткнувшись в телефоны.
Балет начинается через 20 минут. У главного входа перед театром собираются нарядные зрители в приподнятом настроении, созваниваются, ищут друг друга в толпе, заходят в фойе. В это время за кулисами готовятся к началу спектакля. В служебных коридорах звучит предупреждение, что для зрителей уже прозвенел очередной звонок.

Балет — это таинство: гаснет свет, наступает тишина и начинается чудо. Но красота, которую видит публика, — это только одна сторона балета. Корреспондент НГС.АФИША заглянула на другую сторону, дважды сходив в театр на «Жизель, или Вилисы»: один раз — как положено, а второй раз — за кулисы. Туда, где балерины бесстрашно едят торты и задыхаются от волнения перед выходом на сцену; где ползают дети, родившиеся от браков внутри труппы, и скулят от волнения роскошные русские борзые.

Самое сосредоточенное лицо — у помощника режиссера. Она тщательно проверяет настройки фотоаппарата, чтобы не было даже намеков на вспышку. За кулисами у корреспондентов сразу возник вопрос: за какую линию заходить нельзя? «Особенно постарайтесь не мешать выходить главным, — отвечают нам. — Кто главный? Ну вы это сразу поймете».
До начала балета остаются считаные минуты, однако за кулисами никто не замолкает. Первые танцоры уже готовятся к выходу. Другие сидят на полу перед тазиком с каким-то веществом, похожим на сухую глину. «Это канифоль, — улыбается одна из танцовщиц. — Чтобы ленточки не скользили и не развязались». Некоторым и этого недостаточно — иногда для надежности балерины зашивают ленточки, чтобы, не дай бог, ничего не слетело.
Кому выходить попозже, тот не торопится обуваться. Балерины растягиваются в чунях и трико. Теплая одежда нужна для того, чтобы разогреть мышцы — это поможет избежать травм.
У артистов оперы и балета — разная территория за кулисами. Слева от зрителя расположено крыло для оперных певцов. А танцоры живут справа — там их костюмы, гримерки, да и выходят они в основном из правой части. Там же режиссерский пульт и монитор, по которому артисты смотрят за происходящим на сцене. Помощник режиссера предупреждает по рации, кому и когда готовиться к выходу. С экрана доносится звук, напоминающий летний дождь, — это аплодисменты зрителей.
В первом акте балета «Жизель» есть сцена охоты — в ней участвуют две русские борзые. Четвероногие артисты уже опытные — дебютировали они в балете «Корсар», — но все волнуются, а один пес немного поскуливает. Перед выходом на сцену собаки погуляли, — успокаивает хозяйка.
Зрители не подозревают, что одна из главных танцовщиц, прежде чем выйти на сцену, собиралась с силами, глубоко вздохнула и несколько раз перекрестилась. Исполнитель партии Ганса Михаил Лифенцев, вернувшись за кулисы, сохраняет на лице все страсти своей роли, практически ни с кем не общается и старается не выходить из образа.
Занавес опускается. Антракт. Молодые люди в майках и сланцах немного спорят о том, как все-таки правильнее было нажимать кнопку, опускающую занавес. Катаются какие-то тележки, декорации, лестницы.
Костюмер помогает балеринам одеться. В комнате кордебалета на столиках — мягкие игрушки, косметика и тортики. Тортики? «Нет, диеты вообще нет… Лично я никогда ни в чем себя не ограничиваю, и таких, как я, много», — невозмутима балерина. А как же знаменитая фраза Майи Плисецкой «Сижу не жрамши»? Девушки объясняют, что могут в отпуске набрать вес — но тут же всё сбрасывают, потому что такая работа и нет особой надобности изнурять себя голодовками.
Кстати, представление о том, что всех причесывают и красят гримеры, — тоже неправда. Большинство признались, что с опытом сами прекрасно научились укладывать волосы и делать сценический макияж, «даже мальчики».
Коридор, ведущий от гримерок к сцене, похож на общежитие. Здесь смешались в кучу и лифтеры, и костюмеры, и балерины, делающие растяжку на полу. Тут же детские игрушки — они для детей, которые ждут родителей с работы. «Они у нас как сын полка, дочь полка. Мама балерина, папа — балерун», — гладит по голове ребенка одна из сотрудниц.
Третий звонок. Второе действие. Танцовщицы изящно выходят на сцену друг за другом. На головах у них белая фата, которая — к удивлению зрителей — исчезает вмиг…
…«Не зацепилась, все нормально?» — переговариваются за кулисами. Фату с голов балерин, как выяснилось, сдергивает натуральной удочкой специально обученный человек.
Вилисы в балете «Жизель» — невесты, умершие до свадьбы. Как только девушки скрываются от зрителя, они тут же опускаются на ступни и обмениваются впечатлениями. Например, кто же все-таки «раньше дернулся» — Рита или не Рита. В перерывах между печалью на сцене самое время пошутить и посмеяться за кулисами. «Тишина!» — выскакивает помощник режиссера.
Солистов балета действительно ни с кем не перепутать. После каждого выхода на сцену (зритель наслаждается хореографией 2–3 минуты) танцоры возвращаются мокрые — перед следующим выходом нужно глотнуть воды и отдышаться. Балет подходит к концу, остались заключительные кульминационные партии. За прыжками и вращениями премьера наблюдают его коллеги через монитор и аплодируют. Корреспондент НГС.АФИША с изумлением ловит себя на том, что если в первом действии она смотрела на танцоров равнодушно (все эти колготки, тени на глазах, надменное лицо), то к концу второго действия чуть ли не физически тянет к солисту.
За кулисами уже готовятся к выходу капельдинеры с цветами от зрителей. «Девочки, на поклон!» — командует хореограф после того, как опустился занавес. Зрители аплодируют стоя. «Отдал цветы, молодец», — облегченно вздохнула сотрудница театра за кулисами, увидев на мониторе, как премьер передал цветы своей партнерше.
Как только артисты окончательно распрощались со зрителем, начался разбор полетов — кому-то нужно работать над руками, в каком-то месте «диагональ слегка задержалась».
Пока все бегают по сцене — убирают декорации, подметают пол и т.д., — премьер Виктор Лебедев одиноко сидит перед сценой: «После спектакля очень хочется выпить холодного сока. Яблочного».
Восторженные зрители покидают театр, но не хотят расходиться. Они делятся впечатлениями, фотографируются. С торца, как после рабочей смены на заводе, выходят артисты — уже в кедах и с рюкзаками, спускаются в метро, уткнувшись в телефоны.
Анна Богданова

Фото Татьяны Фатеевой
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Мнение
Возвращение Жанны Фриске и Билан на зеркальной ладони: сибирячка побывала на премии МУЗ-ТВ — впечатления из партера со звёздами
Екатерина Родченко
Мнение
Летнее Солнцестояние — 2024: что делать в этот день, чтобы зарядиться энергией — советы астролога
Юлия Тарантина
Мнение
Почему не надо ехать на Байкал. Непопулярное мнение местного жителя о том, что не так с великим озером
Виктор Лучкин
журналист
Мнение
«Люди считают себя объектами потребления»: почему мужчины изменяют и не хотят жениться — мнение психотерапевта
Игорь Лях
Врач-психотерапевт
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Рекомендуем
Знакомства
Объявления