31 октября суббота
СЕЙЧАС +1°С

«Сегодня попал снаряд — ребёнок погиб шестилетний». Армяне и азербайджанцы о конфликте в Нагорном Карабахе

Их мнения схожи в одном — никто не хочет брать в руки оружие

Поделиться

Очередной виток обострения конфликта вокруг Нагорного Карабаха начался&nbsp;<nobr class="_">27&nbsp;сентября</nobr>

Очередной виток обострения конфликта вокруг Нагорного Карабаха начался 27 сентября

Поделиться

Армяне и азербайджанцы из Новосибирска против войны в Нагорном Карабахе

24 сентября власти Армении и непризнанной Нагорно-Карабахской Республики объявили военное положение и всеобщую мобилизацию из-за обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Минобороны Азербайджана заявило, что проводит контрнаступательную операцию в целях пресечения боевой активности вооруженных сил Армении. А омбудсмен НКР Артак Бегларян в свою очередь заявил, что в результате действий ВС Азербайджана есть жертвы среди мирного населения. Ни одна из сторон — ни Армения, ни Азербайджан — не считает себя инициатором конфликта. Но война здесь, по сути, не прекращается уже 30 лет — два государства не могут поделить территорию: миллион беженцев, гибель мирных жителей и постоянные столкновения. Мы поговорили об этом с живущими в Новосибирске армянами и азербайджанцами. У них разные взгляды на геополитику, но они точно против войны. В этой публикации мы не хотим никого сталкивать — лишь транслируем мнение людей, которым не всё равно, что происходит у них на родине.

Магеррам Керимов, участвовал в Карабахском конфликте в 90-е годы, в Новосибирске живёт 20 лет:

— Там у нас 30 лет боевая зона. Тогда, в начале 90-х, армяне у нас 11 районов забрали, и сейчас в Баку живёт больше миллиона беженцев.

Я сам в Карабахе служил четыре года ещё в 90-е. Честно говоря, вчера я хотел купить билет, ехать на войну, мне просто не продали билет из-за вируса. А там сейчас 18-летние пацаны служат, много не соображают, жалко. У меня в районе, где живут родственники, на днях привезли трёх мёртвых солдат. Один вообще единственный сын у родителей — 19 лет, погиб. Так что у нас сейчас там жёсткая война идет, очень жёсткая.

(Стоит земля человеческих жертв?) Земля — это для меня вторая мать. За родину я могу умирать.

Я хочу сказать, что мы чужое никогда не берем. Надо просто ту землю, которую забрали у нас 30 лет назад. Но они сказали: «Мы никогда не вернем». Президент Армении сам воевал против нас. Это его слова: «Землю не отдадим».

Каждую неделю умирает молодой солдат. Не просто автоматы стреляют, а самая тяжелая техника. Война идёт уже по всем направлениям Карабаха. Этой войны уже не остановить. Представьте — каждую неделю чей-то муж, брат, папа умирает. Остановить — только спокойно решить двум президентам: что забрали, отдать и беженцев вернуть на свою родину. Тогда, возможно, это можно забыть.

Здесь, в России, между нами всё спокойно. Армяне к нам и мы к ним относимся хорошо. Были случаи конфликтов, но потом успокоились. Война идет там, а здесь мы должны жить спокойно.

Михаил Алоян, боксёр, чемпион мира, олимпийский призёр:

— Как показывают наши СМИ, идёт контрнаступление в Нагорном Карабахе со стороны Азербайджана. Но это единственная информация, которую я знаю. И с той, и с другой стороны погибают солдаты, мирные жители.

Десятки лет это спорная территория. Я не потому, что родом из Армении, я просто беру логическую цепь. Нагорный Карабах живет своей жизнью. Там основная масса населения — армяне. Никто там в принципе не воюет. А Азербайджан хочет вернуть, по их мнению, свои земли. Поэтому я считаю, армянам зачем открывать огонь, тем более на них наступают? Это же явно не их планы, правильно? Я почитал объявления Турции по поводу того, что Армения оккупировала Нагорный Карабах. Я так понимаю, что у них позиция тоже такая — они оправдывают военные действия Азербайджана. Но повторю, это то, что я вижу в СМИ.

Думаю, что руководителям стран уже давно пора задуматься. Если десятки лет погибают люди и вопрос не решается, тогда пора уже проводить круглый стол. Обе стороны горячие, поэтому, видимо, должны вмешаться большие страны, чтобы усадить за этот стол переговоров.

Это такая политическая война. Кому нужна? Тем, кто отдает приказы, тому и нужна. А кому из мирных жителей нужно отправлять своих детей на верную смерть?

Я недавно сделал публикацию на странице в «Инстаграме», а затем пришлось отключить комментарии, когда начали писать: «Азербайджан, вперёд!». Зачем такое писать? Там люди, солдаты погибают, а люди к войне призывают.

Я призываю к миру. В России живут представители и той, и той страны — и дружат, и работают вместе. У меня есть друзья азербайджанцы, есть друзья армяне. Мы не должны ссориться только потому, что кто-то дал приказ воевать.

(Должна ли вмешиваться Россия?) Только мирным путём, призвать сесть за мирные переговоры. Россия всегда поддерживала Армению, но, я думаю, это не значит, что Россия будет воевать против другой страны.

Город Кельбаджар, когда процветал и принимал толпы туристов. Сейчас он в руинах

Город Кельбаджар, когда процветал и принимал толпы туристов. Сейчас он в руинах

Поделиться

Руфат, приехал из Азербайджана 10 лет назад, в Новосибирске работает стоматологом:

— Конечно, политики могут правильно ответить. Но я как обычный простой человек могу вам сказать, что в свое время собрались международные организации — ООН, Европарламент — и признали, что Армения забрала у Азербайджана 20% земли. До 90-х годов Нагорный Карабах был территорией Азербайджана, СССР. Потом у них был типа выбор, но в этом выборе, естественно, азербайджанцы не участвовали. Вот с этого начался конфликт.

Что касается сегодняшнего дня. Здесь, в России, у нас с армянами очень хорошие отношения, мы дружим — здравствуйте, до свидания — всё нормально. У нас нет никаких проблем. Но проблемы там — в 1992 году был геноцид Ходжалы, весь мир об этом знает. Во всех семьях — кого-то родного или близкого убили.

Нагорный Карабах — это четыре района. Остальные не входят сейчас в состав — это семь районов. Вот, чтобы была нормализация, Армения должна вернуть эти семь районов назад, вернуть домой беженцев. Почему они должны жить у нас в поликлиниках, в школах — до сих пор так живут. И после этого садимся за круглый стол и говорим дальше, как это всё сделать. То есть должен быть компромисс. Конечно, нужно прекращать эти боевые действия.

Думаете, нам всё это хорошо? Там мирные жители гибнут. Я 25 лет назад служил именно в этом районе, в Тертере. У меня много друзей осталось там, я с ними на связи каждые три-четыре часа. Каждый день я с ними связываюсь — звоню, спрашиваю, как и что. Они мне рассказывают о каждом погибшем, о каждом снаряде. Это точная информация. В одной семье в Нафталане погибли 5 человек, когда армянский снаряд попал. И в другой семье погиб ребенок 6-летний, девочка Марьям — армянский снаряд попал на их жилой дом.

Их сторона — тоже умирают мирные жители, мы это знаем. Мы, конечно, хотим мира.

(Должны вмешиваться в конфликт другие страны?) Сейчас в мире такое неприятное условие — кто сильнее, тот прав, нет справедливости. Поэтому, видимо, кто сильнее, тот будет прав. Но моё мнение — и Москва, и Анкара должны вмешаться. Турция — потому что с Азербайджаном очень тесные, хорошие отношения. Мы одна и та же нация, только разные государства. Язык одинаковый, вера одинаковая. С моей точки зрения — Путин с Эрдоганом могут найти общий язык. А когда туда лезут Америка, Франция и другие, получается каша.

Но, честно говоря, не хочу, чтобы был кто-то третий, чтобы Россия, Турция или Америка решали. Я хочу, чтобы мы как-то сами, наши страны. Потому что ни они, ни мы от этого соседства никуда не уйдем. Но, пока одни два раза стреляют, другие четыре раза отвечают. Сколько это может продолжаться?

Мои родители живут в 20 километрах от того места, где сейчас конфликт. Я намного лучше знаю эту проблему. Так что я не за войну, а за мир.

Симон Паронян, врач, работал в больнице №34:

— Насколько нам известно, у нас там родственников достаточно большое количество, наступление началось со стороны Азербайджана на границе. И, соответственно, была ответная реакция Армении. Но ситуация в регионе уже около года не очень спокойная. Всё равно бои какие-то локальные шли. В итоге они перешли уже вот в этот конфликт.

В любом случае это часть большого политического процесса. Сам по себе участок земли Карабах не представляет особой какой-то ценности в плане материального блага. Там нет каких-то полезных ископаемых, нефти. Просто принципиально историческая земля, которая, одни считают, что наша, другие считают, что не наша. Эта война немного похожа на религиозную, она не в чистом виде геополитическая.

Думаю, здесь всё-таки Турция хочет вмешаться в наши дела армянские. Эрдоган — очень страшный человек на самом деле. К простому народу Турции нет никаких претензий совершенно, у них прекрасная молодёжь, они очень интересные люди, образованные. А вот политический строй турецкий, азербайджанский, да и армянский — тоже не самый лучший, к сожалению. Но тем не менее это война политиков, и война, наверное, всё-таки религиозная.

Конечно, хочется, чтобы вся эта ситуация разрешилась мирным путём. Всё очень сложно, бои идут, есть жертвы. Это отвратительно. Люди, которые живут на границе, никто никуда не собирается уходить. Ни с нашей стороны, ни со стороны Азербайджана. На мой взгляд, если большие страны не вмешаются, то всё перейдёт в очередную какую-то войну локальную. Очень жаль, конечно, — люди просто хотят жить спокойно. Вот просто. Что одни, что вторые. А им руководство армянское и азербайджанское просто не дают.

В конце 1970-х вооружённый конфликт начался на территории Афганистана — об ужасах той войны недавно рассказал десантник 9-й роты Игорь Тихоненко.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ11

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!