Реклама
СЕЙЧАС -18°С
Все новости
Все новости

«Это ваши проблемы». Как мэрия гонит на улицу человека, у которого сгорело единственное жилье

Пожар возник у соседей, а все проблемы свалились на голову невиновного

49-летнего Михаила, потерявшего жилье во время пожара, выгоняют из общежития на улицу

Поделиться

Михаил Вебер лишился в 2015 году жилья из-за пожара, который начался у соседей. Виновных в пожаре не нашли, ущерб пострадавшему никто не компенсировал, поэтому 40-летний мужчина с массой заболеваний, без денег и нормальной работы оказался в муниципальном общежитии маневренного фонда. На днях ему сообщили, что готовится суд по его выселению из единственного жилья, которое разместилось на семи квадратных метрах. В сложной истории простого человека разбирался корреспондент НГС Илья Калинин. Особо впечатлительным читать материал не рекомендуется.

«Бутылки со спиртом прям взрывались»

49-летний Михаил Вебер (49 лет мужчине исполнится 27 апреля) остался без жилья 13 марта 2015 года. Он жил с сестрой в доме по улице Национальная в Дзержинском районе. Это был частный дом на двух хозяев, и жил Михаил в нем со своего рождения. Ни алкоголиком, ни каким-то асоциальным элементом Михаил Вебер никогда не был: он образован, разбирается в компьютерах и при всем кошмаре, свалившемся на его голову, не растерял чувство юмора.

Весной 2015 года соседи Вебера делали ремонт и монтировали отопительную систему, которая потом и стала причиной пожара. Только пожарные в своем акте ответственных за возгорание так и не указали, точнее указали, что они не установлены. По факту отопительную систему монтировали наемные работники, которых после случившегося якобы найти не удалось.

Жилье Вебера и его сестры пострадало сильно: сгорела крыша, повредился пол, были выбиты окна, двери и всё залито водой. Впрочем, соседская половина тоже выгорела: пожар усилили и бутылки со спиртом, которым, как заметил Михаил, торговал сосед.

— Бутылки со спиртом прям взрывались. Там был центр пожара… К соседям часто приходили покупатели — и днем, и ночью, — вспоминает Вебер.

Мужчина в суд не пошел: признался журналисту, что не подозревал о возможности судиться с соседом и получить компенсацию за восстановление своего жилья. Пожарные же написали в официальном акте, что виновные не установлены. О том, что он мог судиться в течение трех лет после происшествия, Михаил узнал лишь сейчас: в те годы никто ему это не подсказал.

Жилье Михаила после пожара 13 марта 2015 года

Жилье Михаила после пожара 13 марта 2015 года

Поделиться

«Это ваши проблемы»

Сестра Михаила после пожара переехала к родителям своего парня, а сам Вебер оказался в муниципальном общежитии маневренного фонда на Ленина, 90, куда попадают люди, по разным причинам лишившиеся жилья. Жил в малюсенькой комнате: по разным данным площадью от 7 до 7,8 квадратных метра.

В это же время администрация Дзержинского района решила выделить средства на ремонт половины дома Михаила. Подсчетом суммы, необходимой для ремонта, занимались сами чиновники.

— Насчитали на восстановление где-то 800–900 тысяч рублей. Потом этот обсчет таинственным образом уменьшился с 900 тысяч до 400 тысяч, а потом с 400 нам на двоих выдали 150 тысяч. И говорят: восстанавливайте. А что бы я восстановил за эти деньги? — недоумевает Михаил.

Ко всему прочему деньги Михаил с сестрой получили не сразу: матпомощь каким-то образом была отправлена по неверным реквизитам и якобы вернулась обратно в администрацию района. Когда выделенную сумму Михаил с сестрой всё же получили, в стране случился очередной кризис: валюта подорожала в два раза, и выделенные деньги превратились в фантики. Ста пятидесяти тысяч хватило только на ремонт крыши.

— На мой вопрос: что же делать дальше, мне в администрации отвечали: «Это ваши проблемы». Всегда ответ был один: «Это ваши проблемы, нас это не касается». А зачем же тогда государство, налоги, Конституция с правом на жизнь и жилье? — рассуждает Михаил Вебер.

Чиновники, рассказывает мужчина, посоветовали ему взять кредит и закончить восстановление дома. Вот только кредит, признается Михаил, он никак бы не потянул с его небольшими заработками, где платили в основном в черную. Вебер работал в страховом агентстве, а также подрабатывал наладчиком сети Интернет и настройщиком компьютеров. Найти нормальную работу не удавалось.

Мужчина недоумевает: а зачем тогда нужны законы, которые ему как бы гарантируют хоть какое-то минимальное жилье?

Мужчина недоумевает: а зачем тогда нужны законы, которые ему как бы гарантируют хоть какое-то минимальное жилье?

Поделиться

«Не ходите к нам, мы всё равно вам откажем»

Первые три года Михаил Вебер жил в общежитии спокойно, продлевая договор на жилье раз в год-полгода. Но потом начались разговоры, что надо общежитие освобождать, что надо продавать земельный участок… Отказы в продлении договора удавалось оспорить только на личных приемах в мэрии.

От всех этих стрессов и переживаний у мужчины начались серьезные проблемы со здоровьем. Посыпалось всё, как по щелчку, говорит Михаил и показательно щелкает пальцами.

— Сперва у меня выпали практически все пломбы, с зубами полный капец был… Лежал в больнице с обострением — кучу диагнозов написали. У меня рвалась лимфосистема — кожа лопалась — и вытекала лимфа. Брюки прилипали к ногам, приходилось ткань прям с мясом отрывать. Температура под 39 была — больше месяца не могли вылечить. Температура у меня всегда 37,5 градуса, а то и 38. И я не чувствую ее. В медицинских документах про это была написана замечательная фраза: «юношеский синдром». А что это — так никто и не объяснил. У меня еще и сахарный диабет, проблемы с эндокринной системой... Но смешно другое: я не могу получить инвалидность, не могу встать на учет по безработице, потому что у меня нет постоянной прописки, — с грустной иронией замечает мужчина.

В конце 2019 года земельный участок у Михаила с сестрой выкупили соседи, от которых пошел пожар. Заплатили миллион триста тысяч рублей. Со своих 650 тысяч, рассказывает Михаил, он примерно половину сразу раздал по долгам, которые накопились за время проживания в общежитии и постоянных лечений.

С этого времени мужчина потерял еще и прописку: в общежитии ему не делают даже временную регистрацию.

Однажды утром в 2020 году Михаил проснулся от громкого стука в дверь и понял, что видит всё в тумане (позже он выяснит, что зрение упало с минус 7 до минус 14). В этот день к нему пришли с очередным отказом по продлению договора и потребовали съехать в течение двух недель.

После этого, говорит Михаил, ему уже с порога в мэрии стали откровенно заявлять: «Не ходите к нам, мы всё равно вам откажем». И добавляли, что выселять людей из общежития их заставляет прокуратура.

Семиметровое жилье Михаила: от стены до холодильника

Семиметровое жилье Михаила: от стены до холодильника

Поделиться

Мэрия пошла в суд

Несколько дней назад Михаил получил по почте уведомление из мэрии, что вопрос о его выселении из общежития передан в суд.

До этого в мэрии ему в очередной раз отказали в подписи договора и записали на личный прием к начальнику департамента энергетики, жилищного и коммунального хозяйства города Дмитрию Перязеву. Перязев обычно давал указание продлить договор на очередной период, но не в этот раз. На прием к начальнику департамента Вебера записали на 24 марта 2023 года, только вот за день до этой даты у начальника случился отпуск. А вскоре в общежитие принесли уведомление о готовящемся суде.

— Мне все чиновники говорят: «У вас нет оснований жить в общежитии». Я открываю закон — как работает маневренный фонд — и читаю, что человек может жить до разрешения ситуации. А чиновники ссылаются на пункт о завершении договора: договор закончился — вали отсюда! Я готов съехать в другое общежитие: у меня жилья-то всё равно нет. На что мне говорят: «Это ваши проблемы». Только такой ответ я постоянно и слышу. А я не могу эти проблемы решить и обращаюсь к государству… И вот по такому кругу и бегаю. Дали бы мне хоть какое жилье по социальному найму — я ж не прошу квартиру — после моей смерти оно всё равно бы вернулось государству, — огорченно вздыхает мужчина.

Корреспондент НГС отправил запрос в мэрию Новосибирска. На момент публикации материала ответ еще не поступил.

Городские чиновники регулярно пытаются выгнать из общежития маневренного фонда жильцов, которым часто совсем негде жить. В ноябре 2021 года НГС рассказал сразу несколько историй, когда мэрия Новосибирска решила выселить из общежития матерей-одиночек и пенсионеров. После публикаций на НГС чиновники, как правило, меняли свое решение.

В декабре 2017 года НГС рассказал о выявленных нарушениях закона во время приватизации квартир в муниципальном маневренном фонде. Как выяснилось, тогда квартиры муниципального маневренного фонда, приватизация которого запрещена, действительно ушли в частные руки в годы, когда в мэрии работала команда Владимира Городецкого, а после — Владимира Знаткова.

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ63
  • ПЕЧАЛЬ15
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter