23 октября пятница
СЕЙЧАС +3°С

Дом с видом на Обское море

Интервью с ведущим специалистом Верхне-Обского бассейнового водного управления Владимиром Чеплыгиным

Поделиться

Кто и каким образом контролирует строительство на берегах Обского водохранилища?

Водоохранная зона Обского водохранилища на различных участках береговой линии составляет от 500 метров до 2 километров, она утверждена постановлением губернатора Новосибирской области. Любая хозяйственная деятельность в водоохранных зонах разрешена только по согласованию с Верхне-Обским бассейновым водным управлением. Если вы решили построить забор, курятник или особняк – все должно быть согласовано с нами. Нельзя устраивать стоянки автотранспорта в водоохранной зоне, нельзя вести распашку земель, выпас скота - условий много. А еще есть защитная полоса, там еще более строгий режим соблюдения правил эксплуатации.

Надо сказать, сейчас таких несознательных товарищей поубавилось. Были, конечно, отдельные попытки строить самовольно в прибрежной защитной полосе, но это дело прошлое.

Есть ли прецеденты, когда дело доходило до суда?

У прокуратуры Ордынского района, Новосибирского сельского района работы хватает, но бьются они не с самовольными постройками жилых домов - они бьются за бечевник. Что это такое?

Любой гражданин России имеет возможность подойти к любому водоему в любом месте. Вот это и есть бечевник - полоса не менее 20 метров от воды, чтобы каждый мог спокойно подойти.

Допустим, человек строит дом на берегу, окружает его забором и перекрывает всем остальным доступ к бечевнику. Все водные объекты находятся в федеральной собственности, так что соблюдать закон должны все.

А как же платные пляжи?

Да, в какой-то мере это исключения, но в рамках закона. Там не запрещается подходить к воде, там просто свои условия. В остальных случаях, если мы даем разрешение на строительство в водоохранной зоне, мы требуем соблюдения бечевника. И у нас прокуратура рассматривает дела, связанные именно с бечевником, а не только с самовольным строительством на берегу.

Какова же ситуация с незаконным строительством в целом? Случаи – есть?

Случаи есть, а точнее, были. Но исключительно от незнания гражданами процедуры согласования. Допустим, органы местного самоуправления выделяют участок под строительство, но строительство с нами не согласовывается. И в этом случае прокуратура имеет право возбудить дело, чтобы снести дом, потому что строительство было не согласовано с нами. Но мы можем согласовать проект уже построенного дома в том случае, если, опять-таки, интересующие нас условия будут соблюдены.

А что это за условия?

Если строится жилой дом, мы обязательно узнаем, что там за канализация, где будет туалет и какой, какое будет отопление, какое топливо – газ, мазут. Если человек недоволен нашими требованиями, значит, он не будет строить. Контроль над строительством и соблюдением условий согласования, за исполнением водоохранного законодательства осуществляет Росприроднадзор.

А за нарушение законодательства полагаются очень большие штрафы. Например, есть у нас в Бердске база отдыха «Чайка», где вместо базы отдыха построили частные жилые дома. Надо сказать, что владельцы прекрасно понимают, что они нарушили закон, а потому штрафы платят неукоснительно.

Тут проблема в органах местного самоуправления, которые не знают, каковы их полномочия и обязанности. Полностью самовольной застройки у нас нет, к тому же, сейчас все смотрят телевизор, читают, слушают новости и в курсе ситуации в Москве, сложившейся вокруг сноса домов на Истринском водохранилище. Сейчас за этим конфликтом в Новосибирске следят достаточно внимательно, потому что понимают: если появится прецедент, то дома могут начать сносить и у нас. Ведь и в Москве люди строили дома не самовольно. Местные власти, выделяя участки, не объясняли людям, что они должны сделать для законности. А вот мы с Ордынской администрацией уже имеем договоренность, что, прежде чем выделять участок, они посылают документы нам на согласование.

Кстати, последствия московской истории уже аукнулись в Новосибирске?

Да, после того, как появилась эта информация, к нам за согласованиями побежали владельцы старинных домов, которые уже больше века стоят в прибрежной полосе. Их построили до введения существующего ныне законодательства, они не соответствуют законодательству, но мы не требуем эти дома сносить. Другое дело – многие приходят за согласованием, чтобы взять эту землю в частную собственность. Закон этого не разрешает. Отчуждение земель в водоохранной зоне в частную собственность не допускается, это собственность федеральная. И в частной собственности она быть не может. А человек приходит и начинает сетовать: вот, уйду из жизни, хочу, чтобы дом достался детям-внукам … Но ведь никто его с этой земли не прогоняет и на дом не посягает, хотите - передавайте его в собственность. Единственное, чего не допускает закон, так это передачу земли в водоохранной зоне в частную собственность.

Наталия Воронинская, специально для НГС

Служба новостей НГС

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!