Страна и мир Спецоперация на Украине репортаж Репортаж с Гусинки. Как на рынке собирают гуманитарку и что думают о спецоперации таджики, киргизы и румыны

Репортаж с Гусинки. Как на рынке собирают гуманитарку и что думают о спецоперации таджики, киргизы и румыны

Новосибирцы разных национальностей пытаются сохранить хрупкий мир на фоне страшных новостей

На Гусинобродской барахолке, где работают продавцы разных национальностей, недавно собрали большой гуманитарный груз для мобилизованных

Большая барахолка на Гусинобродском шоссе, где годами бок о бок работают приезжие из стран ближнего зарубежья, не может остаться в стороне от политических событий. Их здесь вовсю обсуждают: временами активно, срываясь в ожесточенные споры, временами полушепотом, с опаской поглядывая на соседей по павильону. Некоторые продавцы даже разворачивают сборы гуманитарной помощи для мобилизованных — с «Востока» и «Радуги» уже удалось отправить две крупные партии. О том, как события последних месяцев бьют по миропорядку на новосибирском рынке и кто из приезжих работников готов помогать чужому государству, начавшему спецоперацию, — в репортаже Ксении Лысенко.

Как «Восток» собрал 18 мешков гуманитарного груза


В оптовый день в торговом комплексе «Восток» традиционно шумно и многолюдно. Грузчики в оранжевых жилетках с большими тележками рассекают узкие ряды между павильонами, не выспавшиеся продавцы, для которых рабочий день начался в 12 ночи, спешно запаковывают товар. Пару недель назад отсюда, с пятачка между контейнерами с мужскими толстовками и магазином мобильных аксессуаров, отправили большую партию гуманитарного груза — всё для мобилизованных.

— Девочка моя знакомая с другого ряда подошла как-то и говорит: «Мы гуманитарку отправляем». А мы с Олей давно обсуждали, как бы нам собрать [гуманитарный груз]. А у Ольги есть знакомый при погонах — она с ним общается и точно знает, что груз никуда не уйдет, что он точно дойдет до места. Ну и мы решили сами по себе собрать. Тот знакомый сказал, что пришлет ребят, что «Газель» военная приедет, они всё тут соберут, — рассказывает Татьяна, продавец из павильона с мужскими толстовками.

Ольга — ее соседка по павильону. Вдвоем они бросили клич среди знакомых продавцов, на него откликнулись. В результате за несколько дней удалось собрать 18 мешков вещей для призванных мужчин. А в начале октября сбор гуманитарки повторили.

Всего с «Востока» и «Радуги» отправили уже две партии, но Ольга и Татьяна не исключают, что будет следующая

В основном, помогали деньгами. На них закупали носки, термобелье, теплые стельки, балаклавы, куртки. Сама Татьяна лично пожертвовала толстовки и футболки, а также несколько тысяч рублей:

— У нас один вьетнамец, вот не поверите, притащил кожаные натуральные куртки, вот с такой чернобуркой. Мы хохотали. Он говорит: «Дорого! Тёпло будет!» Кто пятьсот рублей давал, кто тысячу… А вот прохожий шел — я не вру — нерусский, не знаю, кто он по нации, увидел, что мы мешки пакуем и говорит: «Девчонки, что вы делаете?» Ну мы сказали, что собираем гуманитарку, он решил тоже помочь. Вот так из переднего кармана дернул деньги и подал мне. Он ушел, а я считаю — 5 тысяч.

По словам женщин-продавцов, в сборе теплых вещей для призванных мужчин приняли участие не только русские

Администрация рынка, по словам Татьяны, в сборах на гуманитарку не участвовала, но помогла одеть и обуть призванных «мальчишек». Как говорит женщина, они работали на «Востоке» парковщиками.

— Мы вот с Ольгой хоть и соседи, но всегда дрались [из-за разных политических взглядов]. Я за, она против, но при этом мы вместе собирали ребятам. Не Путину, не кому-то еще, — добавляет Татьяна.

— Какими бы ни были наши политические взгляды, как бы кто ни относился к этой ситуации, но думаю, люди же в приоритете. Ведь так? — подключается к разговору Ольга. — Речь уже идет о людях. Вы только напишите, что это не мы одни такие тут хорошие, все помогали, все собирали вещи.

В гуманитарный груз положили теплую одежду и балаклавы

О тех, кто не согласился участвовать в гуманитарных сборах, говорят нехотя, театрально понижая голос. Мне показывают на крайний ряд, где работает украинка, получившая российский паспорт. По словам женщин-продавцов, их покоробило, как на просьбу поучаствовать в акции та ответила, что «лучше поможет своим».

Что говорят о спецоперации и мобилизации таджики


На видео, кроме Татьяны и Ольги, действительно мелькают другие люди — это грузчики из Таджикистана. «Мальчишки», как их называет Татьяна, грузили мешки в «Газель» абсолютно бесплатно.

За свою работу грузчика Сухроб денег не взял

— У нас нет такого, чтобы женщины работали, а мужчины стояли и смотрели. Такого нет. Сразу сказали: давай, что там, как помочь надо — помогу. Без проблем загрузили, — тихим голосом рассказывает Сухроб, который уже двадцать лет живет в России.

По его словам, он чувствует себя уже «немножко русским» и на замечание о том, что спецоперация не касается его родного государства, философски отвечает: «Всех это касается».

— Да как можно деньги взять? Вот смотри, да, ребята воюют, бесплатно воюют, жизнью своей рискуют. Как с них деньги брать? Семью оставляют, жену, детей. Жалко мне, да, жалко, — сокрушается его коллега Толиб.

Толиб (внизу) живет на две страны — Россию и Таджикистан

Как и Сухроб, он приехал в Россию более двадцати лет назад. Три месяца в году Толиб проводит в родном поселке возле Душанбе, оставшееся время — в России. Говорит, таких денег, как тут, на его родине не заработать. С того, что получает на «Востоке», он «кормит сына», а недавно организовал свадьбу дочке.

— Двадцать лет я там (в Душанбе. — Прим. ред.), двадцать два года здесь. Русские к нам сейчас едут, да. Пусть едут. Почему говорят земля круглая? У кого-то где-то когда лучше получается — туда едет, у кого-то где-то хуже — он ищет лучшее место для себя. Земля круглая, места всем хватит, — улыбается Толиб.

— А много таджиков на *** (спецоперации) воюют? — хитро спрашивает Татьяна.

— Конечно! Очень много! — запальчиво отвечает Толиб. — Которые здесь граждане или кто здесь родился и служил. Очень много пошло на ***(спецоперацию).

Саид — молодой грузчик из павильона напротив — тоже таджик. Это он на видео желал мобилизованным «Только победы». Эту же мысль он повторяет и сейчас:

— Я служил сам два года на родине у себя, поэтому знаю, что нужно. Пограничник был. Я сказал, что вазелин надо брать, руки же мерзнут на холоде. Стельки, термобелье, шапки… Просто кто служил, кто в армии был, он всё понимает. Он понимает, что нужно помогать. Без разницы — русский, таджик. Такой характер у меня. Мы ждем победы, чтобы Россия, да… Просто от своей души так говорю.

Саид два года прослужил в армии Таджикистана в пограничных войсках

По его словам, таджики помогают не только мобилизованным, но и тем, кто от этой мобилизации уезжает.

— Мы мусульмане, понимаете, да, — с широкой улыбкой говорит Саид. — Родственники мои говорят, что русских в Таджикистане в дом приглашают, кормят… Ну это от души, мы народ такой гостеприимный, да.

Он с гордостью замечает, что среди его знакомых таджиков из России после объявления мобилизации не уехал никто. Сам он тоже на родину пока не собирается. Русского паспорта у Саида нет.

Впрочем, на «Востоке» есть несколько опустевших павильонов — их, если верить Татьяне и Толибу, после 21 сентября оставили киргизские продавцы.

— Которые убежали — они граждане России. В Киргизию уехали, — вздыхает Толиб и уезжает работать на склад.

«Мы румыны, мы со всеми тесно живем»


В отличие от «Востока» обстановка в «Радуге» (еще одном торговом комплексе на Гусинке) почти что идиллическая. Тележек нет, продавцы расслаблены и спокойны. В «Радуге» торгуют, в основном, обувью и сумками, поэтому для гуманитарного сбора отсюда передали более 100 пар сапог, что-то еще донесли деньгами.

С «Радуги» для большой партии гуманитарки передали около 100 пар обуви

Инициативная группа в лице Анжелики, Олеси, Татьяны и Игоря затрудняется сказать, сколько всего средств было потрачено на помощь мобилизованным, кроме того, что суммы вышли «приличные». Зато они охотно перечисляют всех помогавших:

— Таджики, вьетнамцы, даже китайцы.

В числе тех, кто отказался участвовать в сборах, называют продавцов из Киргизии, а также украинцев и румын, с которыми, по их словам, «всё понятно».

— Знаете, были и среди русских те, кто не сдавал ничего. Да, такое есть. Политические взгляды у нас нормальные. За Россию мы горой, — замечает Олеся. — Мы просто понимаем, что если не мы, то Россию растерзают.

— Как говорят, лучше пусть на чужой земле, чем на нашей. Я просто сама принимала в таком участие… Я беженец из Узбекистана, у меня сын был маленький, я бежала от таких же военных действий. Не дай бог никому пережить. Осуждать тех, кто сейчас из России уехал, нельзя. Можно и тех, и тех понять. Но вот я с дочкой разговаривала, я ей сказала: «Я бы не хотела в зятьях видеть такого мальчика (уехавшего из России после объявления мобилизации. — Прим. ред.)». Потому что ну что он может дать? Он так же тут бросит маму, жену, сестру. Это не мужчины, — категорично добавляет ее подруга Анжелика.

От разговоров об уехавших соотечественниках («в СССР никто бы не подумал сбежать») они переходят к обсуждению важности патриотического воспитания и приходят к выводу, что гуманитарку собирать самим россиянам приходится из-за печального обеспечения армии. Винят в этом министров обороны, возглавлявших министерство в нулевые.

В «Радуге» большой многонациональный состав продавцов: кроме таджиков, киргизов и китайцев, здесь работают румыны и украинцы

Бурную дискуссию продавцов, начавшуюся из-за прихода корреспондентов, слышно даже через несколько рядов. Сюда, на эти торговые места, нам указывают, поскольку здесь работают румыны и украинцы.

— Да, мы знаем, что собирали, но мы нет. Не то чтобы нас не касается, просто у всех разные взгляды, бюджеты, кто-то может, кто-то нет. Такое дело, что каждый сам по себе решает. Многие на нас клеймо из-за этого ставили, — замечает женщина-продавец с грустным взглядом.

Она переехала в Россию почти 25 лет назад из Румынии, но откуда именно — говорить отказывается:

— Понимаете, мы, румыны, со всеми тесно живем. С Украиной, Россией — со всеми. Тяжело нам везде. И здесь, и там (и в России, и на Украине. — Прим. ред.). Болит душа и за здешний народ, и за тех. Мы, как все, хотим, чтобы всё прекратилось. Мы люди простые, от нас ничего не зависит.

— В Румынии столько украинцев сейчас, сколько в Казахстане русских. Всех принимают, очень хорошо принимают. Как Румыния принимает беженцев, ни одна страна так не принимала, — вмешивается в разговор молчавший до этого пожилой мужчина.

Он тоже приехал из Румынии. По его словам, хоть обстановка в России и накалена, жить тут, не углубляясь в политику и ее обсуждение, всё-таки можно:

— А почему нет? Говоришь: «Я ничего не понимаю» и всё. Как китайцы, знаете? Вот так косить надо.

И он, и его коллега впервые за время разговора посмеиваются. Как и в случае с родным городом, они оба отказываются называть свои имена, считают, что «так лучше будет».

— Мы уже граждане России! — эмоционально бросает напоследок пожилой румын. — Мы с паспортами! Напишите это.

О том, как на мобилизацию отреагировали сёла и маленькие деревеньки в 300–400 километрах от Новосибирска, мы рассказывали в этом репортаже.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
361
Читать все комментарии
Форумы
ТОП 5
Мнение
Пять знаков Зодиака почувствуют влияние полнолуния в Козероге: кому нужно быть осторожным
Елена Коржаневская
Мнение
А можно всех посмотреть? Где еще в Новосибирске можно организовать пешеходную улицу — ищем альтернативу улице Ленина
Стас Соколов
Эксперт
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Львам повезет. Чего ждать от оппозиции Венеры и Плутона — советы астролога
Елена Коржаневская
Рекомендуем
Знакомства
Объявления