1 марта понедельник
СЕЙЧАС -8°С

«Муж опешил. Дочка — в слезы». История сильной сибирячки, которая справилась с агрессивным раком

Она крутилась как белка в колесе и много работала. А потом — страшный диагноз, 16 химиотерапий и год борьбы

Поделиться

Наталья Лимонова категорически отказывается называть себя онкобольной и предпочитает слово «онковыздоравливающая»

Наталья Лимонова категорически отказывается называть себя онкобольной и предпочитает слово «онковыздоравливающая»

Поделиться

Жительница Новосибирска рассказала о лечении рака молочной железы

Наталье Лимоновой 46 лет. Она работает в больнице, заботится о детях и радуется жизни. Но так было не всегда. В 2018 году женщина нащупала у себя в груди шишку, сделала УЗИ и обратилась к онкологу. Обследования показали — рак молочной железы, вторая стадия. Наталья перенесла 16 курсов химиотерапии, операцию и лучевую терапию. Болезнь отступила. Сибирячка вернулась на работу, нашла хобби и согласилась рассказать НГС свою историю, чтобы вдохновить тех, кто сейчас борется с онкологическим заболеванием.

Посмотрите видео о том, как изменилась жизнь Натальи (и что говорят врачи про ее случай):

В 2018 году Наталья решила поменять работу.

— Режим был ужасный, я бесконечно бегала, суетилась как белка в колесе. И ничего не замечала в жизни. Когда поняла, что выгораю на этой работе, то решила уволиться из больницы. Пошла в отпуск и на стажировку в медицинский центр. А утром совершенно случайно обнаружила у себя шишку в груди. Она меня никак не беспокоила, я ее даже не чувствовала, но всё равно решила проверить. Как молоточек в голове стучал: надо это обсмотреть, — вспоминает сибирячка.

Так Наталья выглядела за год до болезни

Так Наталья выглядела за год до болезни

Поделиться

УЗИ показало новообразование. С результатами обследования Наталья обратилась в областной онкодиспансер, где ей сделали пункцию.

— Я попала к Вадиму Николаевичу Захарову. Он сказал: «Не проскочили. Надо лечиться». Я ему: «Просто я сейчас увольняюсь, меня ждут на новом месте. Хочу быстренько вылечиться». Тогда не понимала, наверное, насколько всё серьезно. Мы приехали к нему всей семьей — муж и дочка были рядышком со мной. Сидели в коридорчике, ждали. Я вышла от врача и говорю: «Надо лечиться. Я завтра ложусь в больницу». Муж, конечно, сначала опешил. Дочка — в слезы. Я ей: «А что же ты плачешь? Я же помирать не собираюсь. Это же не смертельное заболевание. Будем лечиться». Но трижды негативный рак — один из самых коварных раков.

Вадим Захаров убежден, что во время лечения тяжелее всего самому пациенту

Вадим Захаров убежден, что во время лечения тяжелее всего самому пациенту

Поделиться

Врач-онколог: «Этот случай должен быть примером»

— Этот случай должен стать примером, какой подход должен быть у онкологов и какая нацеленность должна быть у пациента. В этой ситуации наша пациентка показывает себя абсолютно компетентной и настороженной в плане своего здоровья. Опухоль год подготавливалась к операции, — рассказывает Вадим Захаров, главный онколог Новосибирской области и заместитель главврача по лечебной части Новосибирского онкоцентра.

Обычно, по его словам, пациенты очень ревностно относятся к тому, что им сначала предлагают химиотерапию. А такой подход сейчас — в большинстве случаев.

— Это делается в первую очередь для максимально радикального хирургического лечения. От этого напрямую зависит выживаемость пациента. Мы готовим опухоль. Добиваемся полного регресса и уже потом принимаем дальнейшие решения, — объясняет врач.

Наталья терпеливо выполняла все назначения врачей, и это очень серьезно повлияло на исход лечения.

— Играют свою роль, конечно, человеческий фактор и взаимоотношение больного и врача — его уверенность. Практические все наши пациенты боятся. И врач не должен обнадеживать напрасно в каких-то случаях, — говорит Вадим Захаров. — Иногда приходится повышать голос и проявлять строгость, чтобы пациенты не распылялись на мнение «советчиков», не замещали специальное лечение народными методами. Но нужно понимать, что больному тяжело. Ему тяжелее, чем всем остальным. Родственники часто жалуются: «Как тяжело нам. Мы в начале такого пути. Он шумит, кричит, ругается на нас. Нам тяжело терпеть». Так нельзя. Надо всем родственникам понимать, что каким бы сильным духом ни был пациент — он столкнулся с непреодолимой силой. И, конечно, поддержка родственников и врача ему нужна.

Во время химиотерапии Наталья потеряла волосы. Ее брат тоже побрился налысо — в знак поддержки

Во время химиотерапии Наталья потеряла волосы. Ее брат тоже побрился налысо — в знак поддержки

Поделиться

«Брат снимает кепку — а он лысый»

Наталья Лимонова прошла через 16 курсов химиотерапии.

— Ощущения были, конечно, незабываемые. Бывает, некоторые девчонки продолжают работать, а я не могла даже головы поднять. Было очень тяжело, очень страшно. Но я понимала, для чего это, — признается сибирячка. — У меня один ребенок маленький — еще школьница. А старший ребенок служит по контракту. Я знаю, что одну надо выучить, второго женить и дождаться внуков. Вот такая у меня цель была.

Раньше, вспоминает Наталья, она постоянно жила в какой-то спешке — вечно торопилась и не замечала того, что происходит вокруг.

— Я бежала, летела, не понимала, когда это всё остановится. Видела цель и бежала к этой цели, оставляя позади свою семью и всё, что меня окружает. Всё это было где-то там, за спиной. И когда я заболела, как будто кто-то сверху сказал: «Слушай, остановись. Остановись и оглянись». Сил не было. И я стала находить в этом какие-то свои плюсы. Я стала читать, гулять, выходила с собакой. Смотрела на травку, листики. Сцепила зубы и вперед — к выздоровлению.

Болезнь изменила не только Наталью, но и всех членов ее семьи. Дочка моментально повзрослела — уж очень много забот легло на ее плечи.

— Я лежала просто пластом. Не могла ни встать, ни покушать, ни приготовить. Ничего не могла сделать, — вспоминает Наталья. — Потом я очень сильно переживала, когда волосы стали сыпаться. Мы приехали на дачу. Свекровь у меня в прошлом парикмахер. Я говорю: «Вот вам орудие, вот вам клиент». Она говорит: «Я не смогу». В итоге сноха побрила мне голову. И тут приезжает мой брат. Он с семьей собирался уезжать в отпуск в Крым. Снимает кепку, и я вижу, что он лысый. У меня сразу слезы градом. Такая поддержка. А он мне: «Я прочитал, что тебе надо пить красное вино, и ты вдруг полюбила сало, что за тобой никогда раньше не замечалось. Вот тебе сало, вот тебе вино, вот тебе поддержка».

Наталья с младшей дочерью и мужем

Наталья с младшей дочерью и мужем

Поделиться

«Я в семье сильнее всех оказалась»

Во время лечения Наталью ждал новый удар — умер ее отец.

— Неделю я лежала. Потом проснулась и поняла, что могу двигаться по квартире. Звоню мужу и говорю: «Я такая сегодня молодец. Купи мне пироженку». Он приходит. Смотрю, а на нем лица нет. «Знаешь, твоя мама боится тебе позвонить. У тебя умер папа». Это было страшно. Мы собрались и поехали к родителям в Пашино. Я смотрю — мама в прострации. Она действительно была «за мужем» — папа у меня татарин, был для нее стеной. И мой брат, которому 30 лет, остается хозяином, как старший мужчина в семье. На нем мама, жена, сестры, его дочка. Ему надо держаться. А я понимаю, что ему тяжело. Мама вообще вся потерянная. Муж домой поехал, потому что ему на работу надо, а я осталась. И тут поняла — я в семье сильнее всех оказалась, потому что мне надо было организовывать что-то как-то. Конечно, всё это мы делали вместе с братом. После похорон и поминок я приехала домой. И тут-то дала волю чувствам...

Наталья до сих пор считает, что, возможно, уделяла слишком мало внимания близкому человеку.

— Я поняла, что надо разговаривать с людьми. Мне кажется, что я что-то упустила. Папа показал мне это. Может, я ему нужна была. Он хотел мне что-то сказать, а я его где-то не выслушала. Мне, может, нужна была его помощь, а я не сказала. Надо менять свое мировоззрение. Учиться разговаривать с людьми. Не надо игнорировать какие-то сообщения от близких и друзей, потому что завтра их может уже не быть.

Александр Соболев провел операцию и удалил опухоль. Наталья очень ему благодарна, в том числе и за аккуратный шов, который сейчас почти незаметен

Александр Соболев провел операцию и удалил опухоль. Наталья очень ему благодарна, в том числе и за аккуратный шов, который сейчас почти незаметен

Поделиться

После химиотерапии врачи решили, что опухоль нужно удалить. Новообразование хорошо отреагировало на лечение и стало крошечным. Операцию проводил Александр Соболев, хирург-онколог Новосибирского областного онкодиспансера.

— Очень часто у пациентов возникает вопросов: «А почему так со мной, а зачем так?» С одной стороны, закономерные вопросы. Но я всегда говорю: «У вас есть сейчас проблема, которую нужно решить. И мы будем с вами ее решать». Говорить о том, почему возникло, — это вопросы профилактической медицины. Человек к нам приходит с конкретным диагнозом. Я всегда успокаиваю пациентов тем, что онкология не стоит на месте. С каждым годом всё больше появляется препаратов, которые позволяют превратить рак в хроническое заболевание. Хотелось бы совсем вылечить, но не всегда это удается. Наша задача — перевести эту патологию в хроническое заболевание, чтобы пациент смог прожить максимально долго, — говорит врач.

И добавляет, что Наталья была послушной пациенткой и выполняла все его указания.

— Залог успеха — это, наверное, Господь Бог. Мы, врачи, наверное, — только руки. Хотя есть верующие, есть неверующие люди... Я вот человек верующий, поэтому сложно сказать. Биология опухоли очень вариабельна, — рассуждает врач. — Есть определенные рамки, законы и правила больницы. Но тем не менее мы лечим не болезнь, а пациента. Это такие древние постулаты. Каждый пациент индивидуален, и иногда приходится давать и телефон, и личные контакты.

Сейчас Наталья вяжет игрушки и надеется на скорое появление внуков

Сейчас Наталья вяжет игрушки и надеется на скорое появление внуков

Поделиться

«Мечтаю жить долго и счастливо»

Через год после начала лечения Наталья Лимонова вернулась на работу. Она занимается документооборотом в больнице. А еще у нее появилось новое хобби — вязание игрушек.

— Я вот не жду: «Ой, не дай Бог где-то стрельнет. Вдруг будет какой-то рецидив, метастазы». Я условно здоровый человек. Онковыздоравливающая. Мечтаю жить долго и счастливо. До 100 лет, а на 101 году скоропостижно скончаться. Скорее бы закончилось это безобразие с пандемией. Я очень тактильный человек. Мне надо обниматься, встречаться. Я не загадываю далеко. Нет. Прожила день — слава Богу.

Сейчас Наталья ведет переговоры со своим старшим сыном. Хочет внуков. Но молодой человек пока ничего матери не обещает. Наталья остается под наблюдением врачей и старается помогать тем, кто сейчас проходит тяжелое лечение.

В прошлом году мы рассказывали историю сибирячки Марии Поповой о ее истории борьбы с раком. Девушке в 21 год диагностировали лейкоз. Маша рассказала, как узнала о своем диагнозе, с какими трудностями столкнулась, о чем мечтала и как справлялась с моментами, когда было очень плохо. Почитайте ее вдохновляющую историю.

На НГС есть специальная рубрика «Онколикбез», в которой мы рассказываем о разных видах рака, их диагностике, лечении, а также делимся историями пациентов, которые борются с болезнью или победили ее.

Подробнее про рак молочной железы, который диагностировали у Натальи Лимоновой, читайте в этом интервью. Там мы рассказываем, почему он появляется и как найти его у себя на ранней стадии.

По теме (9)

оцените материал

  • ЛАЙК32
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...