27 октября среда
СЕЙЧАС +0°С

Бьет — значит любит

Муж до смерти избил беременную жену и лег спать — психологи рассказывают, что ребенок в животе мог спровоцировать агрессию

Поделиться

Поделиться

В начале февраля 2013 года Ленинский районный суд признал новосибирца Владислава Дулатова виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью человека, повлекшем по неосторожности его смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ), и приговорил к 10 годам в колонии особого режима.

Владислав Дулатов познакомился с будущей женой по телефону, отбывая с 2006 по 2009 годы срок в колонии за грабеж. После условно-досрочного освобождения Владислав Дулатов с женой (а также ее сыном от первого брака 2004 года рождения) поселились в коммунальной квартире на ул. Путевой в Ленинском районе. Оба официально не работали. По версии следствия, утвержденной вердиктом суда, 27 августа 2011 года Владислав Дулатов во время ссоры ударил беременную жену по шее. Удар вызвал отек, перекрывший дыхательные пути.

«Ссора произошла ночью, началась она с того, что к ним в комнату постучал сосед, и, обсуждая потом его визит, они — слово за слово — поссорились, — рассказал помощник прокурора Ленинского района Сергей Лукьянов. — В ходе ссоры подсудимый нанес два удара: в плечо и в область шеи.

Смерти он ей, естественно, не желал, но умысел был, потому что удар нанесен в жизненно важный орган». Владислав Дулатов сам вызвал «скорую», которая констатировала смерть, но позже скрылся и 2 дня был в розыске. По свидетельству Сергея Лукьянова, подсудимый вел себя на суде довольно спокойно; изначально дал признательные показания, но позже отказался от них, заявив, что смерть жены связана с «какими-то людьми, которые хотели завладеть квартирой».

Владимир Бузюргин, адвокат, защищавший Владислава Дулатова, сообщил, что приговор будет обжалован. «Мой подзащитный говорит, что его жена пострадала не от его действий, а от действий какого-то другого лица (квартира была — проходной двор) или какого-то заболевания», — прокомментировал господин Бузюргин, пояснив, что его подсудимый признал, что бил жену ранее, но в этот раз конфликт, по его словам, был чисто словесный.

По свидетельству Сергея Лукьянова, погибшая, будучи на последнем месяце беременности, не состояла на учете у врача и продолжала периодически распивать вместе с мужем спиртное. Соседи и мать женщины засвидетельствовали, что муж бил ее и раньше.

Анна Сударева, психолог центра социальной помощи «Заря», уверена, что для семьи, где практикуется насилие, беременность никогда не станет стоп-сигналом:

«Более того, беременность может дополнительно провоцировать насилие, потому что появление нового члена семьи — это всегда кризис, и если ситуация и так была сложной, она ее усугубит».

Владислав Дулатов и его жена — классическая пара из полицейской статистики по домашнему насилию. «Обычно рукоприкладство происходит в семьях с низким достатком, — комментирует сотрудник пресс-службы ГУВД по НСО Антон Сурнин.

— В большинстве случаев это сопровождается злоупотреблением спиртным. И, как правило, соседи все видят и знают, поэтому мы призываем граждан не оставаться в стороне и сообщать в полицию. Замалчивание проблемы ведет к нарастанию насилия и может привести к печальным последствиям».

Всего по области, как пояснил господин Сурнин, на учете состоит 4661 семейный дебошир.

Психотерапевт клиники «Инсайт» Игорь Лях возражает — склонность к домашнему насилию не связана с уровнем достатка и слабо связана с уровнем образования: «В интеллигентных семьях это явление просто тщательнее скрывается».

Работающая с женщинами из проблемных семей Анна Сударева с этим мнением согласна. Причину же того, что проблема семейного насилия в России приняла такой масштабный характер, господин Лях видит в низкой культуре коммуникации: «Люди у нас очень плохо умеют говорить о своих чувствах. Они не могут понять, что вообще за эмоции они испытывают и в чем их причина, поэтому просто видят виноватого в человеке, который находится рядом». Повод для избиения, таким образом, может быть любым, в том числе и малопонятным и малозначительным для стороннего наблюдателя (таким, например, как смертельная ссора из-за соседа в коммуналке в Ленинском районе).

Какое наказание грозило бы Владиславу Дулатову (или любому другому мужу, время от времени избивающему жену), если бы один из ударов не оказался смертельным? «Если бы не был нанесен тяжкий вред здоровью, то это ч. 2 ст. 117 УК РФ — «причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности», — наказывается лишением свободы сроком от 3 до 7 лет, — комментирует председатель коллегии адвокатов «Форум» Павел Яровой. — Если же заведомого состояния беременности нет — то до 3 лет.

На практике эта статья применяется очень редко. И потому что потерпевшие не обращаются в полицию, и потому что полиция не хочет усложнять себе работу: здесь очень трудно доказывать систематичность.

Несистематические же, разовые побои лишения свободы не влекут. А систематичность, если каждый раз побои не фиксировались обращением к врачу, доказать практически невозможно. Мы живем не в каменном веке, женщины понимают, что побои — это ненормально. Но часто молчат потому, что считают: жаловаться бесполезно. И, к сожалению, считают так не без оснований».

Елена Полякова

Фото thinkstockphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...