Реклама
СЕЙЧАС -13°С
Все новости
Все новости

«Я заучивала кучу правил, как себя вести с ним»: сибирячка — о том, как жила с абьюзером и почему не уходила

Мужчина морально издевался над спутницей, бил, выгонял из дома, не давал есть и шантажировал

Женщины часто полностью растворяются в своем партнере

Поделиться

Абьюз и домашнее насилие — к сожалению, далеко не редкость в нашем обществе. Но что же заставляет жертв жить с теми, кто их подавляет? Почему они не уходят? Почему пытаются сохранить даже такие — чрезвычайно болезненные отношения? Репортер NGS24.RU Галина Сергиенко поговорила с краснояркой, которая почти два года подвергалась абьюзу, но при этом винила себя во всех грехах и постоянно оправдывала обидчика. После расставания девушка много рефлексировала, изучала психологию — в итоге у нее получилось избавиться от ощущения, что «я во всём виновата». Она поделилась своей историей, попросив не публиковать ее имя. Красноярка надеется, что ее рассказ поможет людям, которые прямо сейчас переживают что-то похожее.

— Как и когда вы сошлись?

— Лет 19 мне было, когда мы сошлись. Причем до этого я его знала... ну года четыре точно. Ничего за ним такого не замечала, мы были друзьями, но решили вступить в отношения. Между нами всегда какое-то напряжение было, знаешь, я раньше думала: «Ну странно, то он от меня, то я от него бегаю». И вот я думаю: «О, прикольно, как в фильме, какая-то закономерность забавная, как в романтической комедии, когда в конце концов парень и девушка встречаются и у них всё хорошо». И всё действительно было недурно. Первые месяца два. То есть первые два месяца эйфория, бабочки в животе, потом бабочки начали погибать. Мне надо было обратить внимание на какие-то звоночки еще тогда.

— Что за звоночки?

— Он встречался с девочкой до меня, и мы с ней как бы сдружились. И она рассказывала про их ссоры. Они оба были странные. И ты между двух огней, не понимаешь, кому верить. И она, вроде, какую-то ситуацию рассказывает невероятную, и он тоже. То она рассказывает, что он её толкнул. То он говорит, что она сама на него напала. Ты сидишь и думаешь: «Господи, помолчите, я запуталась». Естественно, я склонна была ему больше верить, потому что я его знала дольше, а эту девочку особо-то и не знала.

— Что его сущность выдало в итоге?

— Он был такой, знаешь... У многих абьюзеров я замечаю это в поведении, у них у всех есть какая-то травма или проблема, которой они отгораживаются ото всех, выставляя себя заранее жертвой, чтобы никогда не быть виноватым. В данном случае у него это был мертвый отец и то, что у него не очень хорошее здоровье, как он утверждал. Также у него были фразы, что все девушки в отношениях с ним не такие. Они не достойны его, вот он такой хороший, а с ними со всеми что-то не так. И я его жалела, я думала — странно это, потому что он реально был нормальный друг, ничего такого не замечала, у него был идеальный образ. Это был человек, который, например, в ларьке продавщице шоколадку подарит, соседу гараж почистит от снега, то есть просто так. Ну, то есть друг хороший, а партнер... Для всех у него был образ идеальный, в нем никто не смел даже сомневаться, что не так что-то.

Абьюзивные отношения — отношения, в которых партнер нарушает личные границы другого человека, унижает, допускает жестокость в общении и действиях с целью подавления воли жертвы. В таком типе отношений жертва и агрессор не меняются местами, жертва по ряду причин не может выйти из этих отношений.

— Когда начались первые проблемы в отношениях с ним?

— Дело было к Хеллоуину. С этого всё и началось. Я давно хотела отпраздновать его в клубе, прийти в классном наряде, мы с ним запланировали всё. И я купила костюм, по тем меркам это были неподъемные бабки для меня. И в этот вечер у него болит живот. Он говорит: «У меня болит живот, я не могу никуда поехать». Я думаю, ну блин, что за печаль. Говорит: «Давай подождем, может быть станет лучше». Давай подождем, отвечаю. Лучше не становится. Я говорю, что я очень хочу туда пойти. И он сказал: «Делай, что хочешь». Я пошла и сделала, что я хочу. Я приехала туда. В клубе повеселилась, ничего такого не творила. Вернулась, а он злой. Я говорю: «Что случилось?» Он: «Ну вот как так? Ты выбрала не меня. Зачем ты поступила так?» Я подумала — блин, вот я и правда коза. Через какое-то время выяснилось, что он сымитировал, что у него живот болит, чтобы проверить меня, насколько я его люблю. Это было подло. И потом он сказал, что мы расстаемся.

— Ты спокойно ушла?

— Я продолжила жить своей жизнью, начала общаться с бывшим, как с другом, чтобы найти поддержку. А через неделю вновь объявляется он и говорит: «Ты же понимаешь, что мы с тобой просто морально расстались, но не физически?» Я тогда была глупая, наивная, думаю, ну ладно, он же так хорошо ко мне относился, наверное, это всё бред. Я чувствовала себя такой виноватой, что я заобщалась с бывшим мальчиком. Я ему об этом рассказала, и он использовал это как инструмент, чтобы постоянно обвинять меня, что я там куртизанка, простифонка, что я ужасная женщина. И дальше пошло просто то, что я была постоянно во всём виновата. Причем ситуации были такие, что я заучивала кучу правил, как себя с ним вести, чтобы его не разозлить, но одна и та же ситуация могла вызвать у него абсолютно разную реакцию, зависело от настроения.

— Что за правила?

— Например, как наливать воду в чайник. Чайник надо поднести к раковине, сначала открыть крышку, поднести под кран, потом налить, потом закрыть кран, потом чайник закрыть, чтобы капельки на чайник не попали.

— Если ты не так нальешь, то что будет?

— Он на меня наругается. Он может депривацию устроить, не общаться со мной, убежать куда-то, не обращать на меня внимания. Мне это было тогда больно, мне нужно было внимание. Я поэтому всё заучивала. Как правильно заходить в машину, садиться, то есть всё буквально. Это в таких мелочах проявлялось. И он меня как будто пытался перевоспитывать, я делала всё, лишь бы ему нравилось.

И он любил меня сравнивать со всеми постоянно. Мы можем куда-то пойти в компанию, а там девчонка на гитаре играет, и он мне потом говорит: «Вот смотри, какая она молодец, она на гитаре играет, а ты ничего не делаешь». Я думаю сразу — блин, надо что-то делать. Пошла в модельную школу. Он говорит: «Это не твое, ты можешь что-то делать лучше, чем это». Я думаю, ладно, начала играть на фортепиано, он говорит: «Это не твое, ты неправильно сидишь, ты делаешь не то». Он вроде хотел, чтобы я что-то начала, но в то же время пресекал все мои начинания. Контроль вот этот, где я, с кем я и так далее... У меня со временем дошло до паранойи. Я постоянно думала, что он меня видит везде, где бы я ни шла, как будто он за мной следит. Сейчас он выйдет из двора какого-нибудь и увидит меня. А я вдруг что-нибудь не так делаю. Это же капец.

У него еще фишка была такая. Сидим на какой-нибудь тусовке. Что-то ему резко не нравится. Он уводит меня в другую комнату и пытается из меня выудить какие-то ответы. Говорит: «Придумай, что нам сделать, чтобы спасти наши отношения», или что-то такое. Я понимаю, что ему ничего не понравится. Сижу, просто четыре часа плачу и курю, плачу и курю. А он стоит и на меня так смотрит. Ему весело. Может, он какой-то моей энергией питался, я не знаю. Я понимаю, что если я уйду из этой комнаты сейчас, он меня бросит. Что бросит навсегда, и всё, до свидания. А если я останусь, то у нас есть хоть какой-то шанс на будущее. Еще он любил руку мне на пульс класть и задавать вопросы, проверял так, вру я или нет.

— Ты считала, что именно ты виновница всех проблем?

— Безусловно. Всем друзьям он говорил, какая я ужасная девушка и так далее. Я потом об этом узнала, когда я принесла им пирог, они говорят: «О, а он говорил, что ты готовить не умеешь, что ты вообще лошара». Нифига себе!

Иногда женщина не знает своих потребностей и желаний и единственной ее задачей становится угождать любимому человеку

Иногда женщина не знает своих потребностей и желаний и единственной ее задачей становится угождать любимому человеку

Поделиться

— Он только эмоционально тебя доил или финансово тоже?

— Я могла у него по несколько дней ночевать, два-три дня. Естественно, я хочу кушать. Он говорил мне: «Моя семья не столько зарабатывает, чтобы тебя еще кормить». Ему не нравилось, что я ем много. Хотя мой вес был меньше 45 килограммов. При этом он мог двухдневный борщ в унитаз вылить, потому что он «испортился». Когда он ходил к нам в гости, мы его красной икрой угощали, она у нас часто бывает, и он ни разу не вякнул о том, что нас объедает, сидел да ел спокойно, нормально ему было, не отказывался. Не платил за меня никогда.

Один раз, помню, поучил меня водить. Мы сделали два кружка на острове Отдыха. Он потом говорит: «Ну закинешь мне 500 рублей на бензин». Ну, то есть 10 лет назад, прикинь, 500 рублей на бензин за то, что «я тебя поучил и два круга проехать дал». Там были и денежные какие-то вещи, и эмоциональные. Помню еще как-то раз мы поехали на машине за шаурмой, и я сказала, что у меня нет с собой денег, забыла взять. Он купил себе шаурму, а я сидела в машине рядом с ним и молча ждала, пока он поест. Иногда он платил за меня, но очень редко. Хотя я обычно и не прошу. Всё, на что он жил, это пенсия по потере кормильца. Еще он вступил в какой-то сомнительный бизнес, с которого ничего не заработал, но всем врал, что купил машину на эти деньги, хотя машина ему досталась от умершего папы. Еще как-то раз мы приехали с одной тусы под утро, и я не помню, почему, но ему было грустно. У него были какие-то деньги, рублей 500, в бардачке лежали, он припарковал машину, сел у гаража, достал эти деньги, поджёг их и заплакал.

— Физическое насилие было?

— Два раза он меня ударил. Порой вышвыривал мои вещи в подъезд. Тайком у меня с ноутбука стащил интимные фотки. Потом шантажировал меня ими. Я ему даже делала распечатки звонков с номерами абонентов. А как-то он взломал мою страницу во «ВКонтакте», он на программиста учился, и наехал на меня, что я про него что-то кому-то смею говорить. Он постоянно говорил, что весь компромат на меня у него хранится на жестком диске, о месте нахождения которого я никогда не узнаю. Он говорил, что может сделать со мной всё, что угодно, и никто не узнает, и никто не в силах этому помешать. Говорил, что он псих. Вот, допустим, мы ругаемся, я сижу на кресле. Он встает прямо передо мной, на меня смотрит и орет: «Ты понимаешь, что я ненормальный, что я чего угодно могу с тобой сделать и тебя не найдут?!». И так далее. Ты смотришь в глаза человека и человека в них не видишь. Я помню, что ждала его у его квартиры, когда он меня вышвыривал, могла всю ночь просидеть, прождать. Не пересчитать ситуаций, когда он выкидывал мои вещи в подъезд и орал валить от него, а я умоляла разрешить мне остаться. Сколько я тогда плакала, только Богу известно. Но мне было стыдно об этом говорить, потому что люди могли подумать, что я сама виновата.

— Неужели не хотелось просто взять и уйти?

— Он подумал бы, что я его не люблю. Тогда я думала, что любила его, я всё что угодно для него делала и сделала бы.

— Как и когда он первый раз поднял на тебя руку?

— Мы из-за чего-то ругались, не помню, из-за чего. Сидели в детском дворике на площадке и пили вино, разговаривали. Он вроде подуспокоился, но потом говорит: «Знаешь, я вот так тебя ударить хочу». Я говорю: «Ну ударь». Он взял мне пощечину залепил, я сижу, виду вообще не подаю никакого, как бы всё нормально. Мне было очень странно, я была шокирована, я не знала, что делать. Я говорю: «Ну что, полегчало?» Он говорит: «Да как-то нет». Я говорю: «Ну ударь еще раз», он ударил по другой щеке, прямо по-христиански поступил. И после этого он меня проводил домой, мы разошлись, как ни в чем не бывало. И я думала, что я сама виновата, я же сама об этом попросила. Я дала зеленый свет, дала добро.

— А второй раз?

— Мы тоже из-за чего-то ругались у него дома. И он не слушал меня, я пыталась ему что-то донести. И он сидел в таком кресле на колесиках, типа компьютерного. Я подумала, сейчас его разверну, чтобы он меня послушал. Я разворачиваю его на кресле этом, и настолько я это внезапно сделала, что он с него упал. Ну, не сильно, но упал. У меня страх, что мне сейчас просто оторвут ноги. Я понимала, что он словами не обойдется. Он встает и мне со всей дури по голове, у меня аж зазвенело. Я думаю — блин, некрасиво получилось, конечно. Я помню, что я упала на диван, начала плакать, мне было одновременно даже не физически больно, а как-то морально больно, такая обида, типа зачем он так со мной? И вроде как и заслужила, но зачем так со мной? Мне очень хотелось, чтобы он пожалел меня в этот момент — ты же видишь, что ты сделал, где твоя рефлексия? А он вместо этого просто стоял, кричал: «Не реви, вертихвостка, тебе не больно, ты притворяешься». Это я прямо цитатой помню.

— А почему вы расстались?

— Он сказал, что он меня больше не любит. Даже он меня бросил, а не я его. Это был обычный день. Там уже шло к тому, что будто он пытался от меня избавиться, что ему я надоела. Может быть, он выжал из меня всё, что мог, я не знаю, он говорил мне: «Когда у тебя гниет рука, ты отрубаешь руку». Вот так он и про меня сказал. Я не знаю, я вроде как пыталась и делала всё, что угодно. То есть я никогда не смела перечить ему, всё внимание ему, всю любовь ему, поддерживала во всём. В один момент он сказал «не люблю» и ушел. Я умоляла остаться, думала, пусть избивает хоть до потери пульса, лишь бы остался.

— Что ты чувствовала в этот момент?

— Я чувствовала очень большую печаль, что меня покинули, что я такого больше нигде и никогда не найду. То есть ты приучаешься жить с этим человеком, он становится твоей почвой, и ты смотришь на жизнь его глазами. Ты воспринимаешь всё через его мировоззрение. А что бы он сказал, что бы он сделал? Я остаюсь одна, и я не знаю, что бы я сказала, и что я сделала, и кто я... А потом я просто ушла в запой. Месяца на три. Чтобы забыться. Мне был 21 год.

— Как сейчас выглядит твоя жизнь?

— Сейчас у меня жизнь мечты. Стабильная работа, семья, друзья. Прекрасные отношения. Я получила, в принципе, всё, что хотела. Наверное, когда ты обретаешь себя, вот эту целостность, люди начинают к тебе тоже тянуться.

Порой женщина старается молчать, чтобы угодить мужу или сожителю, но и это его не будет устраивать. Каждый ее шаг будет для него раздражителем

Порой женщина старается молчать, чтобы угодить мужу или сожителю, но и это его не будет устраивать. Каждый ее шаг будет для него раздражителем

Поделиться

Что думает психолог?

Мы спросили у психолога Ольги Долганиной, как вычислить абьюзера и что делать, если ты уже вступил в отношения с таким человеком.

— Абьюзер — это человек, который проявляет насилие в разные стороны: психологическое, физическое и эмоциональное. Такого человека можно вычислить по таким признакам, как обесценивание ваших действий, перекладывание ответственности на вас. Что бы ни случилось, виноваты всё время вы. Даже если он поднял руку на вас или оскорбил, всё равно по итогу виноваты вы. Человек, который нарушает границы, не берет ответственность на себя, не извиняется совершенно, и всё объясняет какими-то обстоятельствами, либо говорит, что «я вот такой особенный человек, а ты меня еще вывела, поэтому это всё и произошло». Это очень непредсказуемый партнер, от которого ты не знаешь, что ожидать. Это может быть увеличенная реакция на ваши действия, либо, наоборот, он совершенно не подает никакой реакции, когда вы как раз ее ждете. Находясь на этих качелях неопределенности, человеку очень сложно нормально воспринимать поведение. Важно понять, как я туда зашел, в такие отношения, как я так игнорировал реальность. Абьюзеры делают это сразу, а люди, которые находятся в этих отношениях, объясняют их какими-то обстоятельствами, условиями. Важно понять, как я закрывал глаза на насилие. Такие отношения крайне редко можно сохранить. И перевоспитать тоже не получится, так как мы в отношения входим с уже сформированным человеком, — сказала Ольга Долганина.

Прежде НГС публиковал разбор с экспертом о том, почему жены терпят мужей-садистов.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ13
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ5
  • ПЕЧАЛЬ2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter