Город Культура истории Дело «Колоса»: известный скульптор хотел украсить ВАСХНИЛ — одно его творение исчезло, а к другому вернулись через 45 лет

Дело «Колоса»: известный скульптор хотел украсить ВАСХНИЛ — одно его творение исчезло, а к другому вернулись через 45 лет

Георгий Франгулян украсил здание РАН и создал памятник Ельцину в Екатеринбурге — для Краснообска он придумал семь скульптур

В свои 79 лет Георгий Вартанович активно работает. В том числе и над скульптурами, которые появятся в Краснообске

В 1980-е годы строительство поселка Краснообск вышло на завершающий этап: красиво и удобно спланированный футуристический наукоград начали украшать специально заказанными монументальными работами советского скульптора Георгия Франгуляна. Большая часть композиций уже была готова, но скульптуры так и не установили. В 2024 году одну из работ все же решили установить, но не на центральном проспекте, как планировали когда-то, а на площади в новом ЖК. НГС поговорил с Георгием Вартановичем, который сегодня имеет уже не всесоюзную, а мировую известность, и узнал, как он создавал ни на что не похожие работы для нового города, как самая известная из них попала в настоящую детективную историю, и что он думает о монументальном искусстве в современных городах.

Колосс Краснообский

В самом конце 1960-х в Новосибирске решили создать сибирское отделение ВАСХНИЛ, где ученые и селекционеры занимались бы выведением новых, урожайных в Сибири сортов сельскохозяйственных растений. Уже спустя год развернулась масштабная стройка не только научных учреждений, но и места, где жили бы их сотрудники. Архитектурно-художественную концепцию будущего наукограда разрабатывал целый коллектив архитекторов под руководством Юрия Платонова. Скульптурную часть будущего города доверили тогда еще молодому, но уже известному мастеру Георгию Франгуляну, который до этого участвовал в создании Бульвара Героев в центре Новокузнецка.

— Очень серьезная, большая работа была, монументального плана, — вспоминает Георгий Вартанович. — Надо было решить комплексную задачу, учитывая это огромное пространство, образ, стилистику. Замечательная, интересная работа: макетирование, рисунки разговоры. Появилось несколько идей: [земной] «Шар», плуги и «Колос».

Так выглядел бы «Колос», если бы был создан не только на бумаге

Амбициозные планы градостроителей в итоге воплотились лишь частично. Причина была самой банальной, о ней говорят и скульптор, и представители Сибирского федерального научного центра агробиотехнологий: не хватило денег. Самая большая скульптура — устремленный в небо, как в светлое будущее, колос, символ сельскохозяйственной науки и познания — так и остался футуристическим черно-белым эскизом на бумаге.

Колоссальное 12-метровое сооружение из полированного бетона хотели установить по оси центрального проспекта нового города. Оно могло бы стать одной из самых авангардных по духу достопримечательностей Новосибирской области — внешне оно несет ту же самую идею лаконичности, что и возведенные в этом стиле дома.

— Это такой условный колос: если на него посмотрит агроном, он скажет, что такой пшеницы не бывает, — шутит Георгий Вартанович. — Скорее, это был образ колоса — вертикаль, тянущаяся к солнцу.

Высота работы должна была составить не менее 12 метров

Работа над скульптурой прервалась на стадии рисунка. А через 45 лет Георгия Франгуляна неожиданно попросили все же изготовить ее: «Колос» решили установить в ЖК «Пшеница», которую возводит группа компаний «Брусника».

— После истории с обнаружением старых эскизов, которые создавались именно для этого места, мы вышли на автора. Нам стало интересно воплотить в реальность задумку, прошедшую такой длинный путь через разные эпохи, которые проживала наша страна. Для нас этот колос обретает очень глубокий смысл и значение — не только как скульптура, но как культурный артефакт, как связь между поколениями, — говорит руководитель мастерской ландшафтной архитектуры «Брусники» Роман Зимин. — Сейчас Георгий Вартанович готовит модель скульптуры, а мы будем ее производить и установим на площади у «Пшеницы».

Сам Георгий Франгулян честно признается, что, услышав о «Колосе», мягко говоря, удивился:

— Основное творческое время пролетело, я огромное количество других произведений создал. И вдруг такое возвращение в молодость, — говорит он. — Я взялся сделать рабочую модель, а специалисты потом его технически увеличат. Мог бы и сам сделать, но исполнение вышло бы безумно дорогим. А так будет более экономно. Если это в итоге получится [как запланировано], мне будет приятно. Воспоминания о большой работе.

Краснообский детектив: дело о пропавших скульптурах

Большую часть краснообских скульптур увидеть можно только на старых фото

Если вместо 12-метрового колоса на ВАСХНИЛе появится хотя бы куда меньший колосок, другие краснообские работы Георгия Вартановича постигла участь печальная и стыдная (по крайней мере, для новосибирцев), а историю их исчезновения можно без преувеличения назвать детективной. Всего их должно было быть семь: помимо «Колоса» еще планировали установить скульптуры «Земной шар», три «Плуга», «Первый трактор» и «Полет мысли».

«Земной шар» и фигуры к нему скульптор создавал в 1980 году. Свою работу того времени Георгий Вартанович без лишней скромности называет «титанической». Слушая описание процесса, легко понять: он ни капли не преувеличивает. Ведь «разговоры, макеты и рисунки» — это только начало процесса.

— Я лепил его в Петербурге, в Троицко-Измайловском соборе — тогда он как духовное учреждение не функционировал. Было лето, белые ночи. Я стоял в этом пустом соборе с огромным — 7 метров в диаметре — шаром, а вокруг летают и воркуют голуби. Что-то необыкновенное. В этом соборе я переводил шар в медное состояние. Технология сложная, многодневная, тяжелая, неприятная: лепишь [скульптуру], потом переводишь в бетон, а затем выкладываешь медные листы, — перечисляет скульптор этапы работы. — Все это было сделано, внутрь введен стальной каркас, и дальше по железной дороге это все поехало [в Новосибирск].

Георгий Вартанович создал больше 3 тысяч работ

Внутри «Земного шара», который называют еще и «Аллегорией земли», находились три семиметровые фигуры: «Воздух», «Вода» и «Земля».

Скульптуры Георгия Франгуляна прибыли в пункт назначения, но установили лишь одну из них: «Полет мысли». Остальные работы остановились из-за отсутствия денег на установку. «Шар» убрали на склад, и больше его никто никогда не видел. Когда запасники наконец открыли, оказалось, что работе, которая должна была стать украшением наукограда, нашлось куда более прозаическое применение.

— Там остался один каркас. Работу «съели» — ее по кусочкам разрезали, видимо, и сдавали медь в цветмет, — усмехается скульптор. — «Съели» огромную работу семиметрового диаметра, три фигуры семиметровые.

Искали ли любителей меди, вопрос открытый. Но совершенно точно не нашли, констатировала в прошлом году «Краснообская газета», журналисты которой периодически возвращались к теме.

Над огромным «Земным шаром» Георгий Вартанович работал в здании храма

А вот гипсовая форма «Шара», которая долгое время тоже считалась утраченной, в прошлом году нашлась в ходе инвентаризации. Как указано на официальном сайте Сибирского федерального научного центра агробиотехнологий, форма была серьезно повреждена, но скульптору ее все равно передали.

— Я ее более-менее собрал, и как только у меня появится время, хочу «Шар» восстановить, чтобы он вернулся в место своего назначения, — говорит Георгий Вартанович. — Конечно, не на центральную площадь, но тем не менее.

«Не Пигмалион»

Краснообские скульптуры в списке работ Георгия Франгуляна — даже близко не самые известные. За годы работы он создал 3350 композиций, из которых 29 — монументальные работы, установленные не только в России, но и в Италии, Бельгии, Израиле и Украине.

Он создал бронзовое «Распятие» для собора в Равенне и аллегорические фигуры на здании Российской академии наук, именно его авторству принадлежит гранитное надгробие Булата Окуджавы на Ваганьковском кладбище и Георгию Данелии — на Новодевичьем. Но назвать любимую работу Георгий Вартанович не просто затрудняется — он просто не считает это возможным.

— Лишних, неважных работ в данном случае не бывает, — говорит он. — А вот полюбить одну работу… это только Пигмалиону удалось. Она ожила, он влюбился. Совсем другая легенда. А у меня не легенда, а каждодневный чудовищный труд.

Работы Георгия Вартановича совершенно точно видел если не каждый, то почти каждый россиянин. Например, мраморный памятник возле Ельцин-центра в Екатеринбурге — тоже его рук дело

Слова скульптора могут показаться преувеличением, если не держать при разговоре перед глазами список его произведений. За один только 2011 год Георгий Франгулян создал три монументальные работы: мраморный памятник Борису Ельцину в Екатеринбурге, бронзовый Иосифу Бродскому в Москве и, наконец, памятник своему любимому писателю Исааку Бабелю — в Одессе.

— С 10 до 10 каждый день, — описывает Георгий Вартанович свою работу. — Если работа большая, то без выходных. Такая вот жизнь, такая каторга.

— Но вам это нравится?

— А вам нравится дышать? — усмехается скульптор. — Я не могу этим не заниматься. Странно было бы, если бы я всю жизнь занимался тем, что мне не нравится. Это миссия, работа на будущее, благодарность всем прошлым мастерам, которые были до меня в истории. Сложное, философское творчество по развитию формы, решению ее в пространстве. Скульптура — очень сложный вид искусства, если относиться к нему профессионально.

Выделять любимую работу мастер не может и не хочет: не Пигмалион, говорит

Работает он до сих пор, в прямом смысле не покладая рук: его новая работа, памятник советскому писателю Олегу Куваеву была установлена в прошлом году в Певеке.

На вопрос о том, как сочетается современное городское пространство и монументальное искусство, скульптор отвечает далеко не сразу. А потом говорит, что это — тема для большой лекции. И судя по его тону, совсем не радостной.

— Хороших образцов [вписанного в современное городское пространство монументального искусства] я не вижу, все пока безнадежно, — говорит он. — Если честно, стараюсь не обращать на это внимания, потому что у меня очень много работы и планов. В моем возрасте я уже должен быть сосредоточен. Да и судить никого не хочу.

Среди нынешних планов Георгия Вартановича — и «Колос». Правда куда более скромный, чем задумывалось изначально

И в ответ на просьбу рассказать о любимом городе, перечисляет не один и не два. И у всех есть не только современная, но и многовековая историческая часть.

— Я родился в Тбилиси, и понимание пространства, видение во многом там и сложились, — говорит Георгий Вартанович. — Но знаете, есть куча городов, которые я обожаю. Любой город в Италии меня всегда волнует. Города Греции. В основном меня трогают города, где есть произведения искусства, душа в городе. Правда, я не охватил Китай, Японию, но я знаю их культуру — я учился на ней.

Спросить о наличии души у Новосибирска, где его скульптуры разрезали на цветмет, но потом все же решили вернуть — хотя бы в миниатюре — я не рискую.

Ранее НГС рассказывал о том, что Краснообск внесли в список объектов культурного наследия. Через три недели после этого соответствующий приказ отменили.

Подписывайтесь на Telegram-канал NGS — там мы решили порадовать любимых подписчиков крутыми подарками

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE2
Смех
HAPPY1
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
19
Читать все комментарии
Форумы
ТОП 5
Мнение
«Мало походят на идеальных супругов»: журналистка НГС о том, почему Петр и Феврония — не лучший пример семейной идиллии
Анна Скок
Корреспондент
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
Четыре знака Зодиака почувствуют особое влияние от перехода Марса в Тельца: советы астролога
Юлия Тарантина
Мнение
Львам повезет. Чего ждать от оппозиции Венеры и Плутона — советы астролога
Елена Коржаневская
Мнение
А можно всех посмотреть? Где еще в Новосибирске можно организовать пешеходную улицу — ищем альтернативу улице Ленина
Стас Соколов
Эксперт
Рекомендуем
Знакомства
Объявления