22 января суббота
СЕЙЧАС -19°С
Фото пользователя

Стас Соколов

Эксперт
Фото пользователя

Стас Соколов

Эксперт
Другие статьи автора

«Голые ягодицы пострашнее пистолета». Почему стало так модно обижаться и что теперь с этим делать

Кажется, мир сошел с ума — обидеть чьи-то чувства можно теперь в самых неожиданных местах

Поделиться

Люди всё чаще требуют кого-нибудь наказать

Люди всё чаще требуют кого-нибудь наказать

Поделиться

В последнее время буквально слова нельзя сказать, чтобы не рискнуть кого-нибудь обидеть. И это хорошо, если дело обойдется временным баном в соцсети. Всё чаще неосторожные высказывания (или просто фотографии) становятся причиной серьезных проблем для тех, кто их имел неосторожность вскользь бросить. Обозреватель НГС Стас Соколов пытается разобраться, как так вышло и что нам теперь с этим делать.

Недавно общественность потрясло очередное преступление против нравственности. Девушка из Санкт-Петербурга по имени Ирина (модель и блогер) сфотографировалась «в неприличной позе» на фоне Исаакиевского собора. Девушка была в трусах, но это можно было понять, только очень пристально изучив на фото то, что трусы призваны прикрывать. Как водится, проверять столь опасное преступление тут же взялся Следственный комитет. Девушку даже взяли под стражу (голые ягодицы, как известно, пострашнее пистолета). Кончилось всё, слава богу, без эксцессов — модель и блогер принесла глубочайшие извинения и отделалась легким испугом: суд счел доводы обвинения недостаточно убедительными (вы же помните, что на девушке таки были трусы).

Подобного рода идиотизм происходит в последнее время всё чаще. Даже авторов колонок на НГС эта беда не минула: Андрей Поздняков, выразивший осторожные сомнения по поводу целесообразности пышных торжеств во время одного государственного праздника, едва не стал фигурантом уголовного дела. Да что говорить, весь город (по крайней мере, интересующаяся его культурной жизнью часть) помнит историю массовых возмущений по поводу спектакля «Тангейзер».

В общем, мы живем в непростое время. Нужно дважды подумать, прежде чем что-то написать в социальных сетях, и четырежды — прежде чем разместить там фото. В том же Санкт-Петербурге, в непосредственной близости от Исаакиевского собора, расположены три больших отеля, чьи окна выходят на храм. А ну как какая-нибудь раскованная девица выложит в твиттере откровенное фото из номера, где будут приоткрыты шторы? Это вам не видно, а желающие оскорбиться в религиозных чувствах найдут чем.

Было бы неправильно объяснять это обостренное восприятие исключительно нашими отечественными политическими и ментальными особенностями. Ведь в мире, свободном от российской пропаганды, происходит, по сути, то же самое, просто там повестка иная. Вместо защитников религиозных чувств (хотя и они тоже имеются) — фем-активистки и борцы за права чернокожих. Недавно, например, YouTube удалил ролики с отрывками из черно-белого еще фильма, где белый актер играл Отелло с густо намазанным темным гримом лицом. Это теперь называется black face и считается крайне неприличным, обидным по отношению к людям с повышенной от природы пигментацией кожи.

Испытать на себе суровые законы политкорректности, кстати, можно, не выезжая за пределы России, достаточно более или менее активно пользоваться соцсетью «Фейсбук». У меня, помню, был заблокирован комментарий, который состоял из одной только фразы «И падшими вся степь покрылась, как роем черной саранчи». Искусственный интеллект, видимо, посчитал ее оскорбительной по отношению к покойным. Хорошо, что Александр Сергеевич не дожил, он бы вообще из бана не вылезал.

В общем, это какой-то новый (не очень прекрасный) мир, в котором нам всем придется теперь жить еще, должно быть, долго, если вообще не всегда. И возмущаться бессмысленно, можно разве что как-то научиться в нём существовать с минимальным ущербом для психики и кошелька (могут ведь и оштрафовать). А для этого неплохо бы понимать, что вообще происходит.

Еще лет 15–20 назад люди жили, разделенные пусть невысокими, но всё же перегородками. Для того чтобы возмутиться публикациями, например, в журнале «Максим» (а там по нынешним временам было чем), нужно было этот журнал взять в руки. И даже если желающий возмутиться брал себе за труд этот журнал купить, то поделиться возмущением он мог только со сравнительно узким кругом приятелей и знакомых. Ну, и в целом человек, покупавший какое-то издание или включавший телеканал, отдавал себе отчет в том, чего его там ждет. Это серьезно спасало.

Сегодня же наш мир превратился в какую-то колоссальную деревню, где любая метко брошенная фраза распространяется молниеносно, охватывая людей, которые совершенно не были готовы ее услышать. У них могут быть другие представления о юморе и границах допустимого, зато наверняка есть свои заготовленные требования к окружающему миру. Добавьте к этому СМИ и блогеров, которые реагируют на любой потенциально востребованный контент просто на уровне рефлекса. И вот перед вами идеальная среда, воспроизводящая обиды и возмущения в круглосуточном режиме без выходных.

Что же со всем этим делать? Весь мир нам точно не изменить, но можно хоть немного сделать собственную жизнь спокойней.

Для начала просто меньше реагируйте на кричащие заголовки, которые вызывают у вас непроизвольное и непреодолимое желание возразить. В девяти случаях из десяти эти заголовки специально для этого и придуманы. А уж если вы кликнули на материал, то потрудитесь прочитать его хотя бы до середины. Вполне возможно, вы убедитесь, что зацепившая вас фраза — всего лишь цитата одного из героев материала, основное содержание которого в целом эту хлесткую фразу развенчивает.

Не помогайте распространению «возмутительного» контента сами. Фото девушки в стрингах из Петербурга было сделано год назад, и первоначально его могли увидеть только ее подписчики. Их-то обнаженные ягодицы вряд ли могли как-то задеть, они именно за это на блогерку и подписались. Но стоило ревнителям нравственности поднять шум, как фото увидели миллионы. И наверняка среди этих миллионов были те, кто к такому зрелищу оказался совершенно не готов. Но закон медиа безжалостен — чем больше внимания вызывает какое-то действие, тем чаще это действие будут стараться повторить. И никакой следком этому помешать не сможет.

Стоит в принципе как можно меньше реагировать на суету всех этих маргинальных защитников «духовных ценностей», в большинстве своем это просто одинокие люди с проблемами в общении. Для многих из них это чуть ли не единственный способ привлечь внимание к себе. И чем меньше такого внимания они получат, тем меньше у них будет стимулов искать новый объект для возмущения.

Ну и примите уже как данность, что в мире живут очень разные люди с весьма порой специфическими представлениями о прекрасном и допустимом. И нам всем придется довольно долго еще вырабатывать какие-то новые правила сосуществования в этом мире. Методом проб и ошибок (а местами и уголовных дел) нащупывая новые границы того, что допустимо делать совсем публично, что лучше оставить в режиме «только для друзей», а что и вовсе доверять только настоящим друзьям из реальной жизни, которым доверяешь.

Сегодня претензиями на религиозной почве уже никого не удивишь, а в 2015 году, когда разгорелся скандал по поводу оперы «Тангейзер», это стало темой для новостей для всей страны. О том, что возмутило тогда религиозных активистов и как на это возмущение реагировало общество, можно прочитать в материале Елены Поляковой.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК30
  • СМЕХ11
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ14
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter