19 октября вторник
СЕЙЧАС +4°С

«Семья — это абсолютное обнажение»

История любви актеров «Красного факела», которые поженились после 8 лет совместной жизни: о ревности к поклонникам, семейных кризисах и любви с мускулатурой

Поделиться

Поделиться

Справка: Колесник Константин — родился в Новосибирской области в 1973 году. Окончил Новосибирское театральное училище в 1993 году. С 1993 года — актер театра «Красный факел» («Без слов», Грехем в «Только для женщин!!!», Йорган Тесман в «Гедде Габлер»). С 2012 года — режиссер в театре «Красный факел» («Три Ивана», «Все о женщинах»).


Кривонос Ирина — родилась в Екатеринбурге в 1974 году. Окончила Екатеринбургский театральный институт в 1995 году. В 1998 году приглашена в труппу «Красного факела» («Без слов», леди Мильфорд в «KILL», Софья Сергеевна в «Невольницах»).


Вместе с 1998 года, поженились в 2006 году. В 2005-м родилась дочь Евдокия.


Как вы познакомились и когда это было?

Ирина: Это было в 98 году, я приехала в театр, а на следующий день мы познакомились с Костей. Потихоньку стали знакомиться, пока не познакомились совсем близко.

Как поняли, что это «оно», когда екнуло?

Константин: Я бы не сказал, что екнуло, — какой-то прагматичный был подход ко всему. Все спокойно, без вспышек страсти…

И.: …абсолютно.

К.: Без цветов, ухаживаний мы спокойно пришли к тому, что нам пора жить вместе и создавать семью. Мы поженились-то не очень давно.

И.: Когда дочери был год. 8 лет назад, а живем мы уже 16.

А как, по-вашему, плохо ли затягивать с женитьбой и жить в гражданском браке? Есть же мнение психологов, что нужно жениться на пике отношений….

И.: Пока не разлюбил? (Смеется.)

К.: Есть традиционный взгляд на вещи, а мы прошли нетрадиционный. Для меня этот вопрос не был принципиальным. Мы поженились исключительно из юридической необходимости, потому что у нас есть ребенок, общее имущество и т.д.

И.: Когда мне надели колечко, мне было приятно! Я даже не ожидала, что для меня это имеет какое-то значение. Причем у меня не было такого «ну давай уже, женись на мне». Живем и живем. Мы были уверены друг в друге, что мы никуда не денемся.

Поделиться

К.: Да. Единственное, что в нашем браке меня смущает, — то, что моя жена не берет мою фамилию.

И.: Мне кажется, я так долго живу под своей фамилией, что если поменяю, уже никто не привыкнет — и я в первую очередь.

Случалась ли у вас в семейной жизни ревность? К поклонникам, молоденьким актрисам?

И.: (после паузы): Была у нас ревность?

К.: Хм… ну да. Я такой человек — ревнивый, собственник. Но я ревновал исключительно для себя, чтобы взбодриться. Потому что особого повода не было.

И.: Мы почти постоянно вместе, как будто друг у друга на ладони.

К.: Да, у нас нет шанса. Вот ты когда-нибудь к молоденьким актрисам меня ревновала?

И.: Костя мне вообще не дает повода для ревности. Серьезно. Я очень ревнивый человек на самом деле. Но придраться не к чему, и я, конечно, благодарна мужу.

Некоторые супруги считают, что постоянно вместе можно устать, — отдыхаете как-то друг от друга?

И.: Мы можем разойтись — Костя останется в театре поработать, я свои дела сделаю.

К.: На длительный срок у нас не получается. Я сейчас вхожу в новую профессию (режиссер. — З.К.), и будет у нас испытание новое: я буду, наверное, уезжать на 2–3 месяца… Но я надеюсь, что это будет только импульсом для нового витка страсти. У нас как-то по нарастающей идет. Наша любовь обрастает все большей мускулатурой.

И.: Мне нравится, как развиваются наши отношения. В них все больше понимания, терпения.

А что насчет ревности к партнеру по площадке?

К.: Это ничего не значит. Бывает, что влюбляются, да, — но влюбленность профессиональная должна быть! Это влюбленность другого уровня.

Поделиться

И.: Это просто теплые отношения. У Кости не было ролей героев-любовников, поэтому у меня повода не было.

К.: После откровенных сцен Иры на меня часто кто-то из зрителей или коллег с хитрецой смотрит: «Ну как?». Да никак, я разделяю эти вещи. Если возникает какая-то ревность, то только для освежения чувств.

Играя на сцене, не начинаете ли вы играть в семейной жизни?

И.: Мы имеем дело с психологией, а потому, когда ты играешь какой-то образ, он начинает где-то рядом с тобой жить.

К.: Когда Ира играла Леди Макбет…

И.: …жизнь стала невыносима! (Смеется.)

К.: Жизнь, да, немножко помрачнела. Ира часто пробует себя в какой-то роли дома: у нее возникает мысль о роли, и она может проверить ее через поступок. Может, это происходит подсознательно, может, осознанно. Но мне это, если честно, не очень нравится…

И.: …учитывая, что в последнее время мне дают исключительно роли стерв. (Смеется.)

К.: Однако, если говорить в целом, то многие в жизни предпочитают играть, а мы как раз устаем от этого и в жизни стараемся избавиться от этой маски. И семья — это абсолютное обнажение, это очень важное и ценное в актерской жизни.

Были у вас кризисы 3 и 7 лет совместной жизни?

И.: Безусловно! Были ситуации, когда мы думали, что всё, уже невозможно.

И как вы выходили из них, ведь многие не могут перешагнуть эти рубежи?

К.: Терпение.

И.: В какой-то момент садишься и понимаешь: я не хочу расставаться с этим человеком. Значит, надо идти на уступки, себя менять и ему меняться. Как-то себя поприжать в каких-то вещах.

К.: Мы очень изменились с момента знакомства. Потому что постоянно вынуждены были меняться, подстраиваться друг под друга в связи с совместным проживанием. И я очень благодарен Ире за то, что мне пришлось себя изменить. Не ее изменить, а в себе что-то поменять.

И.: На нас ребенок, кстати, тоже сильно повлиял. Мы очень хотим, чтобы она была у нас умная, добрая, хорошая, — и изо всех сил стараемся подавать ей только хороший пример. Любых конфликтов при ней избегаем. Она болезненно воспринимает любые трения. Никаких скандалов в принципе не может быть!

К.: На личном примере мы пытаемся показать, каким должен быть взрослый человек. Мы сами становимся лучше. Взаимоуважение — это то, что наша дочь воспитала в нас, потому что именно это мы хотели бы воспитать в ней.

Вы бы хотели, чтобы она стала актрисой?

И.: Хочу, чтобы она счастливой была. Ну если уж пойдет в актрисы, то чтобы все у нее сложилось.

К.: Главное, чтобы она выбрала профессию, которая будет частью ее души и будет приносить ей удовольствие.

Есть шаблонные понимания роли мужчины и роли женщины, а как у вас, в творческой семье, обстоит с этим дело? Кто моет окна и готовит еду?

И.: Я. Мне это доставляет удовольствие: создавать дом, шить шторочки, покупать скатерти.

К.: Меня Ира принуждает к работе по дому, я-то не любитель.

И.: Все, что касается уборки, делаю я. Мне нравится все расставлять, это помогает мне достичь равновесия, как медитация. (Смеется.) Если мужчина считает, что женщина должна готовить, — ну дай ты ему это. Он обязательно даст тебе взамен. И не нужно выяснять, кто в доме хозяин, — пусть это будет мужчина, раз ему надо.

К.: Принцип айкидо, да? Перенаправить энергию. (Смеется.)

Что самое ценное вы даете друг другу, что для вас наиболее важно?

И.: Он мне дает уверенность, любовь, я себя чувствую сильной, нужной, полноценной женщиной. Он очень терпелив ко мне, любит меня.

К.: Ира дает мне полноценное ощущение семьи. Моя вселенная — это моя семья, она чуть шире и больше, чем я. Это тот смысл, ради чего я и живу.

Зинаида Кузнецова

Фото предоставлены пресс-службой театра «Красный факел»

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...