24 сентября четверг
СЕЙЧАС +8°С

Общага на слезах: дом в центре продают вместе с жильцами

Почти 90 семей могут оказаться на улице уже весной 2018 года — компенсации получат только трое

Поделиться

Дом на улице Михаила Перевозчикова, 4 — типичная серая кирпичная хрущёвка, разве что подъезд только один и балконов нет в принципе. Квартир в 4-этажном доме нет: как и соседнее по улице здание № 6, фактически это общежитие.

Предположить, что оно аварийное, сложно: внешне дом выглядит крепко, и даже ступени крыльца целы, большинство окон пластиковые — в том числе в помещении вахтёра, которая настойчиво просит корреспондента НГС.НОВОСТИ не проходить внутрь и не беспокоить жильцов вопросами: «Так неожиданно, мало ли что». Вместо сухого и тёплого фойе, в котором припарковано несколько велосипедов и колясок, мы с ними беседуем на крыльце.

Подписанное мэром постановление о том, что их дом аварийный и подлежит расселению, для большинства жильцов оказалось сюрпризом. 

«Там (в соседнем здании. — Л.П.) ещё хуже, чем здесь, и оно не признано аварийным, а это как может быть аварийным?» — недоумевает Сергей. «Все эти бумажечки — обыкновенная фиктивность, — уверен его сосед, представившийся Виктором. — Просто им нужно выселить людей, которые прописаны, и потом они здесь полноправные хозяева».

Здание принадлежит компании «Новосибирскжилстрой-2» («НЖС-2») — комнаты здесь когда-то давали её сотрудникам, многие живут в них уже не один десяток лет. По словам директора компании Александра Юстуса, каких-то конкретных проблем у здания нет, просто «общая ветхость». «Построено, если не ошибаюсь, в 1964 году — то, что в Москве сносят, у нас ставится под реконструкцию», — отметил он.

Куда и когда будут отселять жителей, в «НЖС-2» ещё не решили. По данным компании, комнаты в общежитии приватизировали только три семьи из примерно 90 — у них жильё будут выкупать. «А остальные — это жилая площадь, которая сдана по коммерческому найму, поэтому там проблем никаких нет», — добавил Александр Юстус.

Между тем жители уверяют, что приватизировать комнаты им просто не дали: несколько лет они получали отказы, и только недавно суды начали вставать на сторону жильцов, которые отказались заключать договоры коммерческого найма.

Несмотря на то что капитального ремонта в здании не было ни разу, оно в неплохом состоянии; окна и двери где могли жители поменяли сами

Несмотря на то что капитального ремонта в здании не было ни разу, оно в неплохом состоянии; окна и двери где могли жители поменяли сами

«Комнаты раньше давали как служебное жильё. Я устроилась на работу, написала заявление, мне дали ордер, и я заселилась. В 1999 году у нас эти ордера собрали под предлогом того, что они устарели и нам выдадут новые, и всё, и с концом. <…> Они нас заставляли подписывать договора в приказном порядке, чуть ли не насильно, чтобы брать с нас плату за коммерческий наём», — пожаловалась одна из жительниц общежития Галина Алинова.

Стоимость коммерческого найма за комнату площадью 14–18 «квадратов» с удобствами на этаже и общими кухней и прачечной — 9 тысяч рублей в месяц. Подписывать договор Галина Васильевна, проработавшая в «НЖС-2» 35 лет, отказалась, а затем и опротестовала его в суде. Но теперь пенсионерка опасается, что останется на улице: реконструкция здания с отселением предполагает, что жителей должны после работ заселить обратно именно по договорам коммерческого найма. 

«Если не подпишешь — всё, живи на улице, — говорит она. — Нас ожидает ужасная судьба. Представляете, столько человек — и бомжи».

Постановление об аварийности здания, которое вышло вскоре после того, как жителям удалось приватизировать первые комнаты, автоматически поставило крест на все их будущие попытки получить право на жильё. И если Галина Алинова успела получить решение суда 10 августа, то её соседке Лидии Гейбель заседание назначили уже после выхода постановления — 17 августа. «Я одна такая осталась, — посетовала она. — И мой юрист говорит: у них экспертиза была и такие люди принимали участие, что не будут обманывать». При этом, по словам Виктора, 

по документам, которые владелец здания предоставляет в суде, общежития уже вовсе не существует. «Вы здесь стоите и что видите? Думаете, это общежитие 4-этажное? Нет, это жилой дом 9-этажный, который был построен в 2014 году, 

а жители куда девались, непонятно, — невесело усмехается он. — Людей спрашивают: вы где были, когда шло строительство на этом месте? Они говорят: ну как, дома жили».

Туалеты и прачечные в общежитии общие, на этаже, но жители поддерживают в них чистоту

Туалеты и прачечные в общежитии общие, на этаже, но жители поддерживают в них чистоту

По мнению адвоката Заельцовской коллегии адвокатов Юрия Гольдберга, ситуация, в которую попали жители дома на Перевозчикова, 4, не безвыходная. «Можно сделать экспертизу и, если дом не является аварийным, в судебном порядке опротестовать само решение мэрии — такие прецеденты есть, у меня был такой случай в практике, — говорит юрист. — Администрация города может отменить своё же решение: все люди могут принимать какие-то ошибочные решения, но могут их пересмотреть».

Доказать своё право на комнаты жители тоже могут, даже если на руках у них нет ордеров: то, что они официально зарегистрированы в своих комнатах, прямо говорит о том, что какие-то документы были, а значит, их как минимум можно восстановить через архивы. «А если даже возникнут возражения у каких-нибудь властных структур, то можно опять же в судебном порядке признать юридический факт», — добавляет Гольдберг.

Между тем на сайте компании «НЖС-2» и в базе объявлений N1.RU ещё в мае появилось сообщение о продаже здания на Перевозчикова, 4: вместе с прилегающим участком его оценили в 80 млн рублей. 

«На данном участке в случае сноса возможно строительство 1-подъездного 20–25-этажного здания, — говорится в объявлении. — При этом площадь участка (3328 кв. м. — Л.П.) достаточна для придомовой территории и устройства подземной автопарковки в соответствии с действующей нормативной документацией».

По оценке независимого аналитика рынка недвижимости Сергея Николаева, такое предложение вполне может привлечь застройщиков: участок расположен в очень выгодном месте, в двух шагах от площади Калинина с её инфраструктурой, транспортной развязкой и метро.

«Все дополнительные затраты с учётом цены земли, демонтажа здания, должны составлять не больше 20 % от стоимости реализации — тогда это будет более-менее интересно. Если будет больше — ну, наверное, нет», — рассуждает он. При этом снос неаварийного здания покупателю будет даже выгоднее — материалы, из которых построено здание, можно было бы продать, окупив значительную часть работ.

Но жильцы из-за смены владельца здания пострадать не должны, считает Юрий Гольдберг. «Смена собственника здания не несёт правовых последствий для тех, у кого есть те или иные правовые отношения на их конкретные помещения, — объяснил адвокат. — Даже если дом будет продаваться, он будет продаваться с обременениями».

Но пока ситуация в целом напоминает историю с домом на Октябрьской, 6: его уже несколько раз перепродавали вместе с жителями, которые фактически оказались в заложниках у одного предпринимателя.

Лиза Пичугина
Фото Александра Ощепкова (1), предоставлены Галиной Алиновой

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!