NGS
Погода

Сейчас+12°C

Сейчас в Новосибирске

Погода+12°

пасмурно, без осадков

ощущается как +10

3 м/c,

южн.

743мм 79%
Подробнее
0 Пробки
USD 89,70
EUR 97,10
Реклама
Криминал обзор «Бить у нас и так запрещено»: почему в России никак не примут закон о домашнем насилии

«Бить у нас и так запрещено»: почему в России никак не примут закон о домашнем насилии

Его вносят в повестку Госдумы с 2016-го. Тому же Казахстану для принятия потребовалось несколько месяцев

Закон о семейно-бытовом насилии был внесен в Госдуму 8 лет назад, но его вернули авторам на доработку

На днях в Казахстане утвердили поправки в закон, ужесточающие наказание за домашнее насилие. Пакет документов получил неофициальное название «Закон Салтанат» — он принят в разгар судебного процесса по делу об убийстве Салтанат Нукеновой. Обвиняемый — муж погибшей Куандык Бишимбаев, экс-министр национальной экономики республики. Согласно материалам уголовного дела, он забил молодую жену до смерти в VIP-кабинке ресторана. До этого девушка не раз рассказывала подругам о побоях, а за несколько часов до смерти звонила брату и сказала, что скоро приедет, так как ушла от мужа, — но уйти так и не смогла. Несмотря на обилие доказательств, Бишимбаев продолжает отрицать свою вину, а за его делом следят уже не только в Казахстане — оно получило резонанс на мировом уровне.

Пока взгляды мировой общественности прикованы к уголовному делу экс-министра из Казахстана, похожая трагедия произошла в России — в Тверской области местный общественник, экс-кандидат в депутаты гордумы Твери Евгений Никольский убил свою жену Екатерину. Если Бишимбаев свою вину пытается отрицать, то Никольский убийство признаёт и ни о чем не жалеет.

— Да, я это сделал, — написал Никольский на своей странице во «ВКонтакте». — Не собираюсь отпираться и понесу необходимое наказание. С гордо поднятой головой, потому что всё сделал правильно.

В этой истории сейчас разбирается следствие, но голова Никольского уже пострадала — как сообщил Следственный комитет, прибывший на место преступления родственник нанес ему «травмы в области головы, с которыми последний в бессознательном состоянии доставлен в медицинское учреждение».

Екатерина и Евгений Никольские были вместе 13 лет, а в прошлом году у пары родилась дочка

Преступление Никольского тоже вызвало резонанс — он тоже политик, хоть и не столь высокого полета птица. В партии «Справедливая Россия — За правду!», от которой он ранее избирался в гордуму, пообещали исключить его в ближайшее время и оказать любую помощь и поддержку родственникам погибшей.

Но какую помощь ни оказывай — Екатерину Никольскую к жизни не вернешь. Как и других убитых мужьями и бывшими женщин — к несчастью, насилие в семьях встречается чаще, чем хотелось бы. Официальной статистики, раскрывающей проблему домашнего насилия в деталях, в России нет, однако в статистическом сборнике «Мужчины и женщины России», который Росстат выпускает раз в два года, есть данные о потерпевших по насильственным преступлениям, совершенным в отношении члена семьи.

По данным Росстата, в 2021 году потерпевшими в делах о домашнем насилии были признаны 22,6 тысячи женщин и 9,9 тысячи мужчин. Какого рода это было насилие, как сильно пострадали жертвы и кем они приходились агрессорам — неизвестно. Если ориентироваться на Семейный кодекс РФ, то к членам семьи относятся дети, родители и супруги, в Уголовно-процессуальном кодексе используется термин «близкие родственники» — к ним относят супругов, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек и внуков.

Как и в Казахстане, в России неоднократно поднимался вопрос о том, чтобы принять отдельный закон о домашнем насилии. В 2016 году законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» был внесен на рассмотрение Госдумы, но Совет Государственной думы вернул его авторам на доработку. После этого законопроект долго разрабатывался специальной рабочей группой, и в 2019 году Совфед опубликовал новый проект закона, но до Госдумы он так и не дошел. На сегодняшний день законодательных инициатив на этот счет в парламенте нет. Об этом сообщила Городским порталам зампредседателя комитета Госдумы по защите семьи, вопросам отцовства, материнства и детства Татьяна Буцкая.

— Отдельного закона, который бы у нас уже был в комиссии и обсуждался, — нет, — признаёт Буцкая. — Были попытки, но дело в том, что всё, что хотят прописать в законе о домашнем насилии, — это и так запрещено, есть Уголовный кодекс. Понимаете, бить запрещено, убивать запрещено, издеваться запрещено, в том числе и морально издеваться — тоже запрещено. Что тогда выносить отдельно в этот закон?

Если смотреть на аналог закона о семейно-бытовом насилии, который на днях был принят в Казахстане, то там речь идет об ужесточении наказания за домашнее насилие. Так, за умышленный тяжкий и средней тяжести вред здоровью вместо ограничения свободы теперь предусмотрены реальные сроки, за изнасилование или убийство детей — пожизненное заключение, за истязание — лишение свободы на срок до трех лет. В России, полагает Татьяна Буцкая, наказания и так предусмотрены максимально строгие.

После трагедии в Казахстане акции в поддержку женщин прошли по всему миру

Согласно Уголовному кодексу, максимальным наказанием за причинение вреда здоровью средней тяжести является лишение свободы на срок до трех лет, за побои (причинение боли без последствий) — на срок до двух лет. К побоям обычно относят синяки и ссадины, которые не привели к утрате трудоспособности. В 2017 году побои в отношении близких родственников из Уголовного кодекса убрали — теперь за первый раз предусмотрен штраф, уголовная ответственность наступает при повторных побоях.

Буцкая полагает, что с учетом уже действующих положений Уголовного кодекса отдельный закон о домашнем насилии не решит проблему. По ее словам, сейчас пункт номер один в решении имеющихся проблем — создание единого стандарта центров поддержки женщин в сложной жизненной ситуации и круглосуточной горячей линии для женщин, которые попали в ситуацию домашнего насилия.

— Нужен закон, поддерживающий женщин. Знаете, как говорят об этих [бьющих жен] мужчинах? «Кухонный боксер», — говорит Татьяна Буцкая. — То есть он же это делает не на виду, он это делает на кухне, пока никто не видит, а потом еще и две недели не выпускает женщину из дома, пока синяки не сойдут. И потом пойди докажи, что это было дома — там же нет камер, никто не слышит, а если и слышал — ну мало ли что там было. То есть доказать практически невозможно, поэтому здесь надо давать выход. Женщина не должна бояться пойти сказать о том, что у нее такая ситуация, понимаете? Сейчас она боится — она думает: «Я сейчас пойду заявлю, а дальше что, он вернется и еще хуже будет». Наша задача — создать атмосферу, куда она может уйти.

Сейчас «уйти» помогает не всегда — Екатерину Никольскую супруг убил не в Твери, где они жили, а в парке села Емельяново, где живут ее родители. За неделю до этого они забрали к себе дочь и внучку, поскольку Евгений зверски избил жену. Он обвинял ее в предательстве, по информации из нескольких источников, в последнее время пара часто ссорилась на почве ревности Евгения. Подруга сбежавшей от мужа и всё равно погибшей от его рук Екатерины, Юлия Федорова, после ее смерти написала, что всё, чего та хотела, — безопасной и счастливой жизни для дочки и себя.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE2
Смех
HAPPY3
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY3
Печаль
SAD3
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства
Объявления