23 января суббота
СЕЙЧАС -17°С

Мой биолог — отпад. Как вирусолог из секретного «Вектора» совмещал экспедиции в Африку ради Эболы и работу в школе

На уроках он ставит реальные эксперименты и вдохновляет изучать вирусы, помогающие победить рак

Поделиться

Последние шесть лет Михаил совмещает две работы: микробиолога в центре вирусологии «Вектор» и учителя в физматшколе НГУ

Последние шесть лет Михаил совмещает две работы: микробиолога в центре вирусологии «Вектор» и учителя в физматшколе НГУ

Поделиться

1 сентября мы решили рассказать нашим читателям о необычном учителе, который преподает в физматшколе НГУ. Михаил Карташов также работает микробиологом в центре «Вектор» и изучает вирусы, которые нужны для борьбы с раком. А ещё несколько лет ему приходилось совмещать преподавание с командировками в Африку — там он работал с лихорадкой Эбола. В интервью журналисту НГС Екатерине Евстафьевой вирусолог-учитель рассказал, почему сам когда-то считал биологию скучной, как жил на две страны и из-за чего может назвать себя плохим преподавателем.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Как Михаил стал вирусологом

Михаил родился и вырос в Томске. Он учился в обычной школе и интересовался биологией, особенно на молекулярном уровне. Проблема была только в том, что в учебниках информацию давали весьма поверхностно. И о такой науке, как генетика, которая как раз интересовала Михаила, в них было сказано довольно мало.

— В десятом классе нашей классной руководительницей стала учительница биологии. И у нее я один раз увидел учебник для углубленного изучения и попросил его почитать на каникулы. Там чуть глубже описывали генетику, школьникам рассказывали про основы генетической инженерии: что у бактерий есть геном, что есть плазмида, что при их помощи можно нарабатывать определенные белки, какие-то биотехнологические процессы. Написано очень простым языком, но я понял, что эта наука гораздо глубже и там есть действительно много интересных вещей. И меня это зацепило, — рассказывает Михаил. — Я очень скептически отношусь к тому, что какой-то учебник, что учитель, конкретная личность, может заинтересовать и решить судьбу человека. Но иногда происходит так.

В школе Михаил объясняет детям, как проводить такие опыты, которые помогают сотрудникам крупных лабораторий

В школе Михаил объясняет детям, как проводить такие опыты, которые помогают сотрудникам крупных лабораторий

Поделиться

В старшей школе учительница водила класс Михаила на экскурсии в Сибирский государственный медицинский университет. Там будущий учёный увидел анатомический музей и понял, что хочет здесь учиться. В скором времени он поступил на медико-биологический факультет и учился на кафедре биохимии и молекулярной биологии.

На последнем курсе нужно было решить, в какой лаборатории писать дипломную работу. Выбор пал на вирусологический центр «Вектор», который находится в Кольцово. Вскоре после этого Михаил переехал в Новосибирск, где окончил магистратуру факультета естественных наук НГУ. Здесь, после лекций профессора Григория Дымщица, он увлёкся молекулярной биологией.

В СУНЦ ученикам часто рассказывают о том, как на практике применять знания из учебников

В СУНЦ ученикам часто рассказывают о том, как на практике применять знания из учебников

Поделиться

Учитель рассказал, что любит свою нынешнюю работу за то, что она даёт возможность посещать другие страны.

— Я всю жизнь мечтал путешествовать, зачитывался приключенческими романами. Именно поэтому я выбрал область вирусологии. Понимаю, что, с одной стороны, мы большую часть времени проводим в лаборатории за микроскопом, за приборами. Но поскольку мы изучаем не просто вирусы, а природные очаги заболевания, то периодически выезжаем в экспедиции, на полевую работу. Я её очень люблю, потому что это самое интересное, что есть в моей работе. Это встречается не так часто, но тем не менее все командировки, полевые выезды — это всегда большое событие и большой интерес, — добавил Михаил.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

В школу позвали подменить, а остался насовсем

В 2011 году, будучи аспирантом, Михаил начал работать в летней школе при СУНЦ НГУ. Каждое лето в течение трёх недель на территории Академгородка живут школьники из разных городов. Они проходят отбор на обучение в физматшколу. Здесь же для них проводят уроки и развлекательные мероприятия.

— Путь как большинства детей, так и большинства преподавателей лежит через летнюю физматшколу. Такой он был и у меня, потому что моя сокурсница по аспирантуре руководила всем направлением биологии в летней школе. С ней мы разрабатывали, помимо семинарских занятий, викторины, квесты по биологии и так далее. И такой дружной командой мы отработали в течение всей аспирантуры. Таким образом, я узнал, что существует СУНЦ, как он работает, как здесь происходит образовательный процесс. В течение всей своей аспирантуры я преподавал в летней физматшколе, — вспоминает Михаил.

Михаил ни разу не пожалел о том, что решил преподавать биологию в школе

Михаил ни разу не пожалел о том, что решил преподавать биологию в школе

Поделиться

Спустя три года учительница биологии из СУНЦ Татьяна Шнайдер, которая сама работала генетиком, решила уехать на стажировку в Германию. Она попросила Михаила заменить её на уроках. Он согласился и преподаёт до сих пор.

Как вирусолог оказался в Африке

В том же 2014 году на территории Африки вспыхнула эпидемия лихорадки Эбола. Роспотребнадзор сформировал бригаду специалистов, которые отправятся туда, чтобы помочь африканским странам. Кроме Михаила, в команду вошли и другие сотрудники из Новосибирска, Саратова и Москвы. Он ездил в командировки в Гвинею на 2–2,5 месяца и в общей сложности провёл там два года.

— Мне как молодому специалисту было интересно съездить в другую страну, на другой континент, посмотреть, как там устроена работа противоэпидемиологических бригад. Выбор был, и я очень рад, что этим воспользовался. Мы работали как лабораторная служба, диагностировали различные образцы от пациентов и из объектов окружающей среды, чтобы можно было как можно быстрее помочь установить правильный диагноз. Именно быстрая установка позволяет вовремя предотвратить эпидемиологические цепочки, прервать их, изолировать определенных людей, предотвратить распространение инфекции. А для самого человека важно назначить правильное адекватное лечение, — рассказывает учитель.

Михаил долго совмещал работу в школе с командировками в Африку для работы с вирусом Эбола

Михаил долго совмещал работу в школе с командировками в Африку для работы с вирусом Эбола

Поделиться

В Африке специалисту не приходилось работать непосредственно с больными людьми. Вначале, когда эпидемия была в самом разгаре, было особенно сложно. Хотя работы было много, Михаил не пожалел, что согласился на поездку — в первую очередь им двигал научный интерес. К тому же очень помогали люди, с которыми он вместе работал. В таких условиях, по его словам, очень важна поддержка от тех, кто находится рядом:

— Мы переживали всякие моменты, и никакого сожаления не было. Грустил ли я по дому? Да, были моменты. Как в любом трудном походе, тебе хочется вернуться домой. Но как только возвращаешься, хочется опять вернуться туда, где такая интенсивная работа, где-то на излом, но ты об этом мечтаешь и хочешь вернуться туда.

В ФМШ Михаил проводит по два урока в неделю, но работа занимает много времени, потому что нужно готовиться к занятиям и лабораторным и проверять контрольные<br>

В ФМШ Михаил проводит по два урока в неделю, но работа занимает много времени, потому что нужно готовиться к занятиям и лабораторным и проверять контрольные

Поделиться

Семья и друзья беспокоились о том, что будет с Михаилом во время поездки. Однако никто настойчиво его не отговаривал — все понимают, что это просто его работа.

— Мы ведь и в лаборатории работаем с особо опасными инфекциями, к этому привыкли. В них нет ничего страшного, если ты соблюдаешь все регламентированные правила. Я не думаю, что это опаснее, чем выезд моих коллег на скорой помощи на какие-нибудь сложные ситуации или ДТП, — говорит учёный. — Я не думаю, что моя работа отличается от работы моих друзей, которые работают реаниматологами и каждый день спасают жизни в различных ситуациях. Я отношусь к этому как к своей работе, очень необычной, но я не вижу в ней ничего сверхъестественного и опасного, — говорит вирусолог.

Командировки, по словам Михаила, было сложно совмещать с преподаванием в физматшколе. Но так как в СУНЦ учеба разделена на семестры, а не на четверти, получалось планировать поездки во время каникул либо в то время, когда у него по расписанию не было занятий. Если это не получалось, его заменяли коллеги.

Иногда преподавание помогает лучше самому разобраться в теме

Иногда преподавание помогает лучше самому разобраться в теме

Поделиться

— После длительных перелетов тебе хочется отлежаться, но уже через день ты понимаешь, уже хочется идти, рассказывать то, что ты знаешь, детям. Как удавалось совмещать? С трудом. Благодаря пониманию моих коллег на основном месте работе, другим преподавателям кафедры, поскольку мне давали некие поблажки, и расписание под меня немного подстраивали. СУНЦ — это необычное место. Это необычные дети, очень разные, они из разных регионов России, но их объединяет огромная мотивация, — вспоминает учитель.

Как школьники изучают вирусы с Михаилом

Михаил ведёт два урока в неделю у физико-математического класса. Ему как преподавателю удобно работать в СУНЦ из-за большей свободы, которая здесь есть. У него и других учителей есть возможность показывать детям эксперименты и не просто пересказывать учебник, а говорить о том, как знания можно применять на практике.

— Мы выделяли ДНК, после выделения ДНК, соответственно, делали полимеразную цепную реакцию — это метод детекции ДНК. Сейчас о нём точно все слышали, поскольку именно с помощью этого метода можно очень быстро выявить геном коронавируса, например. То, что сейчас является мейнстримом для диагностики коронавируса, тот метод, который сейчас во всем мире и во всех российских лабораториях применяется, мы с детьми уже много лет делаем в наших лабораториях, но на других объектах, не на вирусных. Мы делаем ПЦР, пытаемся понять, как устроена ДНК, потому что работаем с различными ферментами, которые ДНК режут, и пытаемся воспроизвести основные методы генетической инженерии. Мы смотрим под микроскопом, как растить бактерии. Делаем лабораторные по работе с ферментами человека. Лично я узнал эти методы, лишь обучаясь на старших курсах университета, — рассказал Михаил.

В школе Михаил проводит значительно меньше времени, чем на основной работе

В школе Михаил проводит значительно меньше времени, чем на основной работе

Поделиться

Учитель вспоминает, что, когда он сам учился в школе, им рассказывали много разрозненных фактов о ботанике и зоологии, но из них было трудно сложить общее представление о науке. Из-за этого многим с трудом давалось понять структуру предмета и поэтому казалось, что выучить его можно только с помощью зубрёжки.

— Мы пытаемся делать так, чтобы дать именно внутреннюю логику предмета, и нам никто это не мешает делать. Мы преподаем так, как преподают на первом и втором курсе университета. Эта программа гораздо сложнее, но прелесть её не в том, что даётся больше фактов, а в том, что мы идём от внутренней логики. Я и другие преподаватели говорят: «Вы не должны зубрить биологию, вы должны понимать причинно-следственные связи». У нас огромное количество лабораторных работ, оснащение нашей биологической лаборатории позволяет показать ребятам не только на картинках или текстах из учебника, но и в реальности очень многие биологические процессы, повторить какие-то эксперименты, которые большинство людей видит только на биологических факультетах в вузах, — объясняет Михаил.

В школе достаточно оборудования, чтобы проводить разные лабораторные работы

В школе достаточно оборудования, чтобы проводить разные лабораторные работы

Поделиться

Он ведёт уроки в классах, ученики которых больше заинтересованы в изучении физики и математики. Несмотря на это, они следят за научными событиями и часто сами начинают уроки с вопросов и проявляют интерес к тому, что происходит в сфере естественных наук. К тому же сейчас существует много смежных направлений. Иногда те ученики, которые изначально планировали заниматься только математикой или физикой, выбирают специальности, связанные с биологией.

— Однажды я увидел девочку в своём родном институте по профилю «вирусология» и так удивился. Я знал, что она поступила на биолога, но думал, что она займётся совершенно другими направлениями. Я говорю: «Как здорово, что ты здесь». А она говорит: «А куда я могла пойти, вы же нам рассказали про онколитические вирусы». Я долго вспоминал, когда об этом говорил. Это была тема моей магистерской работы и тема, которой занимается мой научный руководитель. Я вспомнил, что мы делали какую-то лабораторную, и, пока готовили раствор, было свободное время. Тогда мельком я рассказал об онколитических вирусах (их используют для борьбы с раком. — Прим. ред.). И через четыре года, будучи уже выпускницей бакалавриата, она пошла писать дипломную работу по этой тематике. И сейчас работает в лаборатории моего научного руководителя.

«Я бы никогда не хотел быть только преподавателем»

По словам Михаила, учёные часто работают на нескольких работах. Как правило, это связано с низкими зарплатами. При этом он надеется, что ему не придётся когда-нибудь делать выбор между «Вектором» и преподаванием:

— Для меня это самый большой кайф. Я бы никогда не хотел быть только преподавателем. Это классная работа, когда ты не ходишь и не транслируешь одно и то же бесконечное количество раз. А такая подработка, когда ты приходишь и остается что-то новенькое. Основное место работы, — конечно, «Вектор». Проведение занятий — это лучший способ самообразования. Если ты хочешь в чем-то разобраться, то лучше провести урок. Дети могут и не понять, но ты точно поймешь.

Хотя Михаил ведёт всего два урока в неделю, работа в школе отнимает много времени. Это происходит из-за того, что регулярно нужно проверять контрольные, составлять задания к ним и к другим тестам, а также готовиться к лабораторным. При этом он любит свою работу за то, что она помогает структурировать знания.

— Мы должны заниматься, надо себя заставить, — объясняет Михаил. — Когда ты ведешь занятия, то понятно, что хочешь не хочешь, но будешь что-то делать. Я во многом эту работу рассматриваю с эгоистичной точки зрения. Ты находишься в гонке, не можешь к детям прийти неосведомленным. Ты должен отвечать на вопросы и должен как белка в колесе перебирать информацию, не можешь прийти со старыми знаниями. Эта работа хороша тем, что она не позволит стоять на месте. Помню, в магистратуре я сдавал генетику. Отвечаю преподавателю, а она говорит: «Видно, что знаешь, учил, но вот в голове каша. Чтобы её не было, тебе следует попробовать преподавать». Я тогда был молодым магистрантом и очень удивился — что, мне преподавать? И теперь понял, что она была права.

«Борьба с таким мракобесием — это главное»

Ученики иногда задают вопрос о том, к чему Михаил стремится в своей работе. Тогда он вспоминает один случай, о котором прочитал, когда однажды ехал к детям на урок.

По мнению Михаила, детям нужно давать те знания, которые пригодятся во взрослой жизни

По мнению Михаила, детям нужно давать те знания, которые пригодятся во взрослой жизни

Поделиться

— Я как-то ехал на занятия и прочитал новость о ВИЧ-диссидентах. Там описывалась ситуация, что в Питере умерла двухлетняя девочка, которая родилась от ВИЧ-инфицированной матери. С ВИЧ можно жить, если принимать антиретровирусную терапию. Эта мама пила лекарства, но она что-то прочитала на форуме и запретила ребёнка лечить. И дочь умерла страшной смертью, мозг просто зарос плесенью. И это в Питере, это культурная столица России. Просто потому, что мама явно не учила биологию. Не может здравомыслящий человек заниматься таким мракобесием. И я говорю своим ученикам: «Я вам много даю по программе, и я не ставлю целью вырастить из вас биологов. Скорее всего, вы забудете фазы митоза. И вам это не нужно знать, я не буду считать себя плохим преподавателем. Но я буду считать себя очень плохим преподавателем и очень плохим человеком, если узнаю только одно — если кто-то из вас стал ВИЧ-диссидентом, антивакцинатором, верит в рептилоидов и так далее». Борьба с таким мракобесием — это главное, — уверен Михаил.

Несколько лет назад НГС писал об учительнице из посёлка в Искитимском районе, которую признали лучшей в регионе. Светлана Королькова рассказала, как проходит её рабочий день лучшего учителя области и почему она не хочет принять одно из предложений элитных гимназий.

Мы постоянно ищем новых героев. В вашей школе работает интересный учитель? Расскажите о нём журналисту НГС Кате Евстафьевой — e.evstafyeva@iportal.ru

оцените материал

  • ЛАЙК36
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...