1 декабря среда
СЕЙЧАС -9°С

Женщины против секса

Учительницы, чиновницы и бизнесменши требуют остановить разврат молодежи, эксперты не видят опасности для юной психики

Поделиться

Поделиться

«Без наших совместных усилий зло… будет только нарастать, стремясь вмиг завалить все разумное, доброе, традиционное, священное для России и для всех нас», — гласит обращение. В качестве примеров зла упоминаются «шоу-пошлость, неприглядные развлечения, шокирующие выставки, экстремальные забавы», «разнузданные программы по телевидению». Православных женщин также беспокоят «искусственные препятствия» введению предмета «Основы православной культуры» в школах. «Духовно-нравственное воспитание детей в России всегда было главной задачей семьи, школы и церкви», — напоминают авторы обращения.

В качестве «апофеоза процесса безумного развращения детей и молодежи» составители обращения приводят «плакаты, которые носила по Парижу в 1968 году вконец распоясавшаяся молодежь: «Запрещается запрещать!».

Кроме директоров православных гимназий и сотрудниц епархии в единогласно принявший обращение совет Союза православных женщин входят: гендиректор ООО «Торговая площадь» Валентина Макарова, гендиректор ОАО «Новосибирскэнергосбыт» Татьяна Подчасова, директор филиала Банка Москвы Светлана Барановская и др. Сопредседатели союза — спикер горсовета Надежда Болтенко и начальник управления опеки и попечительства министерства соцзащиты НСО Раиса Устинова. Союз создан в январе 2012 года по инициативе руководителя епархиального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Александра Красова.

«Наверное, последней каплей стала эта выставка Пикассо», — предполагает подписавшая обращение Евгения Новикова, директор православной гимназии во имя равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Имеется в виду выставка рисунков ню позднего Пикассо, вызвавшая протесты консервативной общественности. Надежда Болтенко сообщила через пресс-секретаря, что под злом в обращении понимаются пропаганда насилия с экранов телевизоров, развращение молодежи в сети Интернет и «Пусси Райот» как «верх безнравственности и бездуховности».

Опрос читателей НГС.НОВОСТИ показывает, что представления общественности о том, что полезно для детей и России, — очень разные. Отвечая на вопрос о нравственных идеалах для молодежи, 5 тысяч проголосовавших разделились на почти равные либеральную и консервативную группы, а также левое меньшинство. 36 % считают, что ориентирами должны быть духовные ценности кадетов и благородных девиц начала XX века. Около 24 % придерживаются левых убеждений: из них более 10 % считают ориентиром пионеров-героев, готовых пожертвовать всем ради Отчизны, а около 13,5 % — романтичных комсомольцев-строителей БАМа. Более 5 % — за бунтарские идеалы хиппи и панков. И, наконец, около 34 % — за воспитание в духе идеалов свободы и прагматизма современного глобального мира.

«До французского общества конца 60-х годов нам еще очень далеко, — удивляется главному страху православных женщин преподаватель НГУ, историк Сергей Куликов. — И в тех событиях не было революции: студенты протестовали против косной системы образования, мешавшей им реализовать себя».

Господин Куликов не видит в своих студентах потенциала французских бунтовщиков, однако отмечает, что они «свободнее предыдущих поколений — и мышлением, и поведением».

Прочие эксперты также не склонны видеть в молодежи жертв пропаганды разврата. Анна Бердникова, семейный психолог клиники «Инсайт», напоминает, что представление о том, что каждое новое поколение аморальнее предыдущего, свойственно человечеству с античности:

«Отличие же нынешней молодежи — они прагматичнее. Студенты могут отсекать какие-то области знания, если не понимают, зачем они им нужны. Снизилось доверие к старшим — из-за ускорения ритма жизни и роста количества информации.

Чем старше человек, тем сложнее ему ориентироваться в информации. Поэтому «старший» больше не равно «мудрый».

«Мне кажется, они меньше подвержены влиянию авторитетов. У нас были идеалы, у них нет», — согласна Евгения Новикова, затруднившаяся, впрочем, сформулировать, в чем именно состояли идеалы советского поколения. Примером негативного влияния массовой культуры на детей госпожа Новикова считает их привычность к сценам насилия: «Когда мы читали в школе «После бала» Толстого, сцена порки шпицрутенами была для нас шокирующей, а сейчас дети — после ужастиков — жестче».

«Выросло количество информационных каналов и расширилось представление молодежи о мире, — считает Андрей Шаповалов, директор краеведческого музея, где и проходила выставка Пикассо. — Они больше знают, они более ответственны, чем были мы. Информации стало больше, и это вынуждает людей учиться делать выбор, в том числе между добром и злом. Понятие добра и зла никуда не делось, и воспитывается оно в семье. Если у родителей есть нравственные критерии, они будут и у ребенка.

Нельзя сказать, что дети в дореволюционной России были ограждены от негативной информации — вокруг них было много насилия (например, семейного), много социальной несправедливости».

Психотерапевт и нарколог Александр Буцких считает, что у нынешних подростков есть проблемы с алкоголем, однако эта проблема имеет корни в прошлом: «Мы имеем последствия советского отношения к алкоголю: когда по любому поводу нужно было ставить бутылку, а в выходной день пьяные люди попадались повсюду.

Тогда алкоголь был дефицитом, сейчас он доступен — и тинейджеры действительно стали пить больше».

«У поколения, рожденного в 90-е, больше возможностей и, соответственно, шире разброс: от ребенка, который получает грант на учебу за границей, до ребенка, который курит с шести лет. И это — пример, который им подали родители, — рассуждает Анна Бердникова. — Общество действительно влияет на ребенка — но только через призму семьи».

Елена Полякова

Фото thinkstockphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку