14 апреля среда
СЕЙЧАС +2°С

«Он больше года в детдоме»: в Новосибирске учительница пытается взять под опеку 13-летнего ученика. От него отказались родители

Органы опеки заставляют женщину в третий раз переделывать документы

Поделиться

За год биологические родители, отказавшиеся от подростка, развернули настоящую войну против женщины, обвинив ее в педофилии

За год биологические родители, отказавшиеся от подростка, развернули настоящую войну против женщины, обвинив ее в педофилии

Поделиться

В Новосибирске родители отказались от родного сына-подростка

Жительница Новосибирска Екатерина Куликова год пытается взять под опеку своего бывшего 13-летнего ученика. От мальчика отказались родители, и ребенок оказался в детдоме. Учительница географии не смогла бросить его в беде и обратилась в опеку, которая в третий раз заставила ее переделать документы. За это время биологические родители развернули настоящую войну против женщины, обвинив ее в педофилии. Корреспондент НГС поговорила со всеми сторонами конфликта и узнала, почему мальчик до сих пор находится в детдоме, а не в семье.

Как ребенок оказался в детском доме

Екатерина Куликова преподает географию и рисование. В 2018 году она познакомилась с Мишей (имя мальчика изменено. — Прим. ред.). У ребенка была плохая успеваемость, что тревожило женщину.

— Я подошла к классной руководительнице, спросила, почему так, и она мне рассказала, что у него сложная ситуация в семье. Что у него проблемы, он живет с бабушкой. Миша не живет с родителями с четырех лет. Они его отдали бабушке, потому что он им просто не нужен. Они, конечно, употребляют алкоголь, но не алкоголики. Просто принципиально не работают. Начали с Мишей общаться. Помогала ему сначала школьный проект делать, и потом, после разговора с бабушкой, он начал к нам в гости приходить. И 3,5 месяца после школы он шел к нам домой. И потом вечером я провожала к бабушке, — рассказала Екатерина.

Она с мужем воспитывает трех детей — двух мальчиков 16 и 14 лет и дочь 8 лет, так что Мише было не скучно в большой семье. Осенью 2019 года биологические родители ребенка начали конфликтовать с бабушкой, у которой жил Миша. В итоге его забрали в реабилитационный центр.

— Женщина, которая его родила (матерью назвать я ее не могу), настолько настроила его против нас, что отношения испортились. Есть дети, которые в переходный период просто отбиваются от рук. Он совершенно отбился, совсем не слушался, игнорировал полностью. Сказал, что мы ему не нужны, говорил то, что его мама говорила, — объяснила бабушка ребенка. — Мы просто с ним не справились. Единственный человек, который смог что-то сделать, — это Екатерина, и то с трудом. Его биологическая мать настолько его выбила из жизни, что получилось так, как получилось.

Бабушка ребенка не против того, чтобы он жил в семье учительницы. По ее словам, сейчас им удалось немного восстановить отношения с подростком.

«Скукожься в норку»

Екатерина с мужем с 2017 года мечтали взять под опеку ребенка из детдома:

— Прошли школу принимающих родителей. Из-за документов с пропиской были сложности, отложить решили. А потом так получилось, что появился Миша, и я поняла, что не хочу другого ребенка ниоткуда брать. Когда мы с психологом беседовали во время оформления психологического заключения, она сказала, что его поведение — вполне нормальное следствие того, что с ним произошло. А сам по себе он вовсе не такой, как его представляют, — таким вот неуправляемым. Осенью 2019 года уже решила, что если его родители от него откажутся, то оформлю опеку. Так и получилось, что они от него отказались. В декабре 2019 года увезли в реабилитационный центр и потом определили в детский дом.

Ни одна из бабушек не смогла справиться с подростком, поэтому мальчик до сих пор находится под опекой государства.

— Я пришла прошлой осенью со всем пакетом документов, а мне сказали, что у меня неправильное психологическое заключение. Это было уже второе, которое я приносила. Первое тоже не устроило из-за возраста ребенка. И сейчас сделала третье. Опять надо медкомиссию проходить. А ребенок больше года находится в детском доме, — объясняет женщина.

Пока Екатерина с мужем пытались добиться опеки, семье стали приходить угрозы от биологических родителей мальчика. И мать, и отец писали гадости семье и просили отстать от их сына (скриншоты имеются в распоряжении редакции. — Прим. ред.). В итоге они обвинили Екатерину в педофилии.

Такие сообщения семье приходили регулярно

Такие сообщения семье приходили регулярно

Поделиться

Этот пост был опубликован в прошлом году

Этот пост был опубликован в прошлом году

Поделиться

— Я разговаривала один раз с его отцом. Я не знаю, что он хочет. Им, видимо, удовольствие доставляют скандалы и интриги. Пока эти посты про педофилию не сказываются на мне, хоть он и писал в школу. Он просил сначала помощи в воспитании ребенка, чтобы я заставила его слушаться бабушку и делать то, что они хотят. Очень странные требования были ко мне. И когда увидел, что по его желанию ничего не происходит, тогда он и начал писать, — объяснила Екатерина.

К угрозам со стороны биологических родителей Екатерина серьезно не относится. Сейчас для нее главное — забрать мальчика. Мишу стали отпускать в гости в семью на выходные, но при одном условии:

— Мне оформили разрешение, и я стала сначала его посещать. Потом разрешили гостевое посещение. Он к нам приезжает на выходные, но там условие стоит: если двойки получает, то его не отпускают.

На все вопросы о том, не страшно ли брать в семью проблемного подростка, женщина отвечает только, что Миша — неплохой мальчик и она с мужем готова его воспитывать.

Что говорят в опеке

В администрации Бердска, где проживают биологические родители мальчика, рассказали, что суд лишил их прав в феврале 2020 года.

— Это произошло по иску органа опеки и попечительства администрации Советского района Новосибирска. Семья подростка под контролем органа опеки и попечительства администрации Бердска не находилась, так как это не относится к их полномочиям. Родители несовершеннолетнего по вопросу восстановления родительских прав в отдел опеки и попечительства администрации Бердска не обращались, — ответили на запрос корреспондента НГС.

В опеке Советского района комментировать ситуацию отказались, сославшись на то, что не имеют права разглашать персональные данные. В ответ на запрос корреспондента НГС были перечислены статьи Семейного кодекса России.

— Предоставление сведений о гражданах, лишенных родительских прав, о причинах лишения родительских прав, а также о семьях, состоящих на учете в органах опеки и попечительства, не представляется возможным в связи с необходимостью соблюдения требований Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», — ответили в опеке.

Отказалось ведомство разглашать и любую информацию о попытках Екатерины Куликовой забрать мальчика в семью, а только перечислило документы, которые должны предоставлять им потенциальные опекуны.

Почему родители отказались от подростка

Бабушка, у которой до 2019 года воспитывался Миша, рассказала, что ребенка им привезли совсем маленького.

— Мы попросили его родителей не обращаться к нам за помощью, потому что ребенок был полностью на нашем обеспечении. Конечно, это наш внук. Мы пенсионеры, внук на нас, и содержать еще двух взрослых людей мы не в состоянии были. Молодые, здоровые, а работать не хотят и просили помощи. Сноха скандальная, неделю поработает — ее увольняют. У них нет денег, — объяснила женщина.

Корреспондент НГС попыталась связаться с биологическими родителями подростка. Отец мальчика никак не ответил на сообщения, а вот мать ребенка отреагировала на вопросы очень агрессивно. Она сообщила, что является инвалидом второй группы, у нее есть еще один ребенок и если у нее заболит голова, она обратится в полицию.

— Мы не хотим никаких публикаций и не согласны позориться на весь город. Поверьте, любви к герою вашего материала (к Мише) нам это не прибавит. Вы ему сделаете хуже и не оставите никаких шансов на восстановление отношений. Так вот знайте, у каждого найдется ситуация в жизни, о которой даже самому вспоминать страшно/неприятно, и никому не хочется о ней рассказывать. Именно поэтому Миша оказался в детском доме, а не потому что я напиваюсь и валяюсь под лавкой без штанов, — ответила женщина.

«Учительнице удалось стать наставником»

Сейчас добиться опеки Екатерине помогает общественница Анна Тажеева.

— Для меня лично сложно понять, как добровольно можно отказаться от своего ребенка матери и отцу. У меня нет этому логического объяснения. Нет плохих детей. Что значит «мы с ним не справлялись, поэтому отказались от него и сдали в детский дом»? Идти по легкому пути своего личного комфорта — вот путь, который выбрали родители подростка. Очень здорово и прекрасно, что в жизни Миши появилась женщина, которая любит его как родная мать, и есть такая семья, где его любят, ждут и понимают. Я очень надеюсь, что у семьи Екатерины благодаря огласке НГС получится побыстрее взять под опеку мальчика, несмотря на все препятствия. И ребенок будет счастлив, — рассказала Анна.

Родственники подростка жалуются, что мальчик ведет себя плохо, не слушается, грубит и не учится как положено. Но Екатерина стоит на своем: ребенок хороший, но просто находится в стрессовой ситуации.

— Получается, что учительница смогла стать таким стабильным объектом для мальчика, если он ее слушается и ведет себя хорошо. Ребенку подобные стабильные отношения дают опору в жизни. Есть еще такое понятие, как родительская функция, и она меняется со временем. Пока ребенок маленький, родитель выполняет роль няньки, заботится о его физическом благополучии. Потом родитель приобретает функцию воспитателя. Он ставит границы, что можно и нельзя. И лет с шести до подросткового возраста принимает роль учителя, в том числе объясняет, что представляет из себя мир. А начиная с подросткового возраста родитель должен взять функцию наставника. Это общение с позиции равных. Наставник — равный, но более умный и опытный друг. Он помогает не директивно, не настойчиво, а поддерживающе. И здесь учительнице удалось стать таким наставником, — объясняет клинический психолог Дмитрий Клочков.

Сейчас, по словам специалиста, мальчику требуются помощь, внимание и забота, чтобы он мог справиться с полученными психологическими травмами.

На прошлой неделе НГС рассказывал историю двух сибиряков. Они спорят с бывшей супругой (женщина несколько раз была замужем, в каждом браке появился ребенок) за право полноценно общаться с детьми. Алексей Овсянников жалуется, что месяцами не видит 4-летнего сына Сережу, а Алексей Фоменко переживает, что его 7-летняя Вика не получает должной медпомощи и хорошего питания. Корреспондент НГС выслушала взрослых и узнала, на чьей стороне закон.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ4
  • ГНЕВ28
  • ПЕЧАЛЬ15

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...