23 сентября четверг
СЕЙЧАС +4°С

Оджан Наумкин: «Хочу построить Небоскребинск»

Знаменитый сын алтайских отшельников убежал в Новосибирск от таежной жизни — он собирается застроить город небоскребами и отговаривает от жизни на природе

Поделиться

Поделиться

Оджан Наумкин в светлой рубашке и с аккуратной прической оказался больше похож на студента консерватории, чем на таежного жителя. Он говорит сложносочиненными предложениями, как будто читает с листа — после интервью признался, что практикуется «правильно строить фразы». В комнату на Кропоткинском жилмассиве молодой человек перебрался два дня назад — знакомые взялись перевезти вещи, но затерялись где-то по дороге. Поэтому обстановка аскетичная — диван, шкаф и штора на окне. Больше всего юноша переживал за картины — в будущем он рассчитывает их продать.

Большой город оказался таким, каким вы его себе представляли в детстве?

Скажу вам сразу — я уже был в Новосибирске как минимум трижды — с родителями приезжал, когда был совсем маленький, потом еще в 2013 и 2014 году. Еще я в Москве был, поэтому знал, что такое большой город.

А в СМИ о вас пишут, что вы такой «алтайский Маугли», который жил в отрыве от цивилизации. Не обидно?

Нет, конечно. Я понимаю, что у журналистов своя работа. Им надо как-то жить.

А в этом мифе совсем нет правды? Вы ведь действительно жили в тайге. Расскажите о своем быте.

Жить в лесу с нашим финансовым положением, конечно, было сложно. Дом был обычный, даже не деревенский — землянка. Электричества не было — родители до сих пор со свечками живут. Телефоны заряжали у знакомых в городе. Конечно, тяжело было физически — каждый день таскать воду и ходить пешком по лесу. Я каждый день ходил в Белокуриху — 7 км туда и обратно.

Вас воспитывали в строгости?

У меня очень мягкие родители. Сейчас, когда детство прошло, я понимаю, что они очень многое терпели. Дети в переходном возрасте — 12–18 лет — начинают делать такое, что родителям сложно выдержать. Это активная стадия формирования личности, когда человек начинает сильно много хотеть.

А чего вы хотели?

Переехать в город. Но я понимал ситуацию, что от них это не зависит. Поэтому пытался переубедить родителей вообще во всем. Эти постоянные споры чуть не до скандалов по каждому поводу выдерживать было сложно.

В результате вас отпустили в город?

Они мне запретить не могут. Конечно, они уговаривали — живи-ка ты лучше в лесу, без паспорта гораздо проще. Но я не соглашался. Получил паспорт по своему желанию в тот момент, когда они уехали автостопом в Приморье.

А друзья у вас были?

Из-за того, что мой отец является писателем, который в свое время стал известным благодаря своим книгам, к нему приезжали пообщаться много людей (В 1993 году 58-летний писатель Александр Наумкин издал книгу «Калагия» — эзотерическое учение о космической эволюции человечества. — Д.С.) Сейчас у меня есть друзья в Белокурихе, в Омске и в Новосибирске.

А вы читали книгу отца?

Читал, но так и не добрался до конца. Вообще интересно. Отец, изучив разные практики, решил сделать что-то свое, и у него получилось.

Вы им гордитесь?

Нет, таких чувств у меня нет в принципе. Я могу оценивать тот труд, который сделан человеком, а он не маленький. Я это ценю.

Расскажите о первой работе в Новосибирске — почему вы устроились барменом?

Я и в Белокурихе работал барменом, и сейчас нашел новую работу в ресторане на Орджоникидзе, называется «Вкуснотека». Зарплата, конечно, небольшая — 15 тыс., но это тоже здорово. До этого я работал на Вилюйской, в ресторане итальянской кухни. Там 18–20 тыс. должно было выходить. Но хозяин заведения неожиданно всех мальчишек выгнал и заменил на девчонок — так ему захотелось. Я проработал 4 дня, мне выдали 1 тыс. руб. — тоже нормально. У меня как раз тогда первая картина продалась.

За сколько?

За 3 тыс. Она уехала сначала в бийскую галерею, там сделали накрутку 50 % и продали человеку из Москвы.

А почему бы не зарабатывать картинами?

Я к этому приду. Пока я не беру заказы, потому что не могу рисовать быстро. Надо рисовать хотя бы картину в неделю, тогда можно жить, и ни в чем себе не отказывать. Надеюсь, что очень скоро достигну такой скорости. Перспектива уже есть — благодаря журналистам у меня в Новосибирске уже куча заказов. Правда, они пока теоретические.

Не возникло желания нарисовать что-то из новосибирских видов, или город показался совсем уродливым?

Что вы, город хороший, красивый и замечательный! Особенно это видно будет летом, скорее всего.

Здесь есть такая архитектура, которую можно было бы нарисовать.

Оперный театр, например.

Чтбы вы изменили во внешнем виде Новосибирска?

Город должен нести меньше разрушительных эффектов природе. Лучше выстраивать здания в высоту, а не нагромождать непонятные архитектурные сооружения. Мне вообще нравятся небоскребы — красиво же? Нью-Йорк — это красиво. Ой, у меня даже мечта есть, если будут деньги — осуществлю. Хочу построить город и назвать его Небоскребинск. Может, смешно, но интересно же!

А городской транспорт вы бы как изменили?

Нужно делать много пересадок, чтобы доехать из одного конца города в другой. Мне нравится идея, чтобы покупать билет по одной цене и не переплачивать за пересадки. И можно было бы дворы хоть иногда чистить. Машинам, я смотрю, очень сложно проехать через нагромождения снега. А было бы высотное домостроение, дворов было бы меньше, и чистить их было бы проще. Для парков больше места бы осталось.

Многие горожане мечтают совсем сбежать от цивилизации и жить в своем доме на природе. Как вы к этому относитесь?

Живя в городе и имея машину, квартиру и дачу, хорошо рассуждать о том, что можно быть счастливым в землянке на берегу реки. Это совсем не так. Работать придется больше, чем отдыхать. Бывает, что люди сталкиваются с трудностями и возвращаются обратно. Хорошо, если у них есть возможность [вернуться], ведь многие продают недвижимость в городе. Поэтому надо со здоровым взглядом подходить к переезду. Знать, куда едешь.

А это честно по отношению к детям?

Если дети не видят развития цивилизации, это грустно.

Я, например, живя в лесу, имел возможность получать информацию, читать книги, узнавать, к чему движется наука. Если не ограничивать детей — они будут развиваться. А ребенок потом сам выберет.

Так сделали и мои родители. Мы общаемся сейчас почти каждый день — они звонят узнать, как дела.

Планируете купить телевизор?

Когда появится своя квартира, куплю себе компьютер. А телевизор я не смотрю. Я несколько недель жил в Бийске, когда учился на курсах барменов. Тогда смотрел, конечно, всякое разное. Но там были свои особенности — придут более наглые студенты и переключат на сериал «Оса». Я понял тогда, что про всякие убийства не могу смотреть.

Почему?

Глядя на такие сериалы, представляешь, что в мире происходят одни только убийства и грабежи. Это и новостей телевизионных касается. Люди смотрят на экран, где льется кровь, и в жизни становятся такими же. Хотя «Дом-2», может быть, интересно пару серий посмотреть, я не против. Но если ребенок в 9 лет не может оторваться — я наблюдал такое — это грустная тенденция.

Что раздражает в городской жизни — шум, суета, запах бензина?

Я абсолютно нормально встраиваю в своем сознании ситуацию, в которой оказался. То, что люди придумывают для удобства, не может быть плохо.

Вы допускаете, что захотите вернуться в лес, к своим родителям?

Допускаю на 1 % — то есть это вряд ли. Потому что мне хочется достигнуть целей и стать счастливым здесь — там это сложно.

Дарья Староверова

Фото Ольги Бурлаковой

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...