NGS
Погода

Сейчас+21°C

Сейчас в Новосибирске

Погода+21°

пасмурно, без осадков

ощущается как +22

2 м/c,

зап.

742мм 87%
Подробнее
3 Пробки
USD 89,05
EUR 95,39
Реклама
Город репортаж «Стоят две деревяшки, поперек горла всем»: чем живет столетняя усадьба на Урицкого — здесь хранят дух прошлого в центре города

«Стоят две деревяшки, поперек горла всем»: чем живет столетняя усадьба на Урицкого — здесь хранят дух прошлого в центре города

В домах почти не осталось старожилов, но, как и 97 лет назад, в квартиры въезжают педагоги

Городская усадьба, состоящая из двух двухэтажных домов, как будто потерялась во времени, потому что ее жильцы бережно хранят историю своего необычного жилища

На общем фоне хаотичной застройки Новосибирска Тихий центр выглядит настоящим провалом в прошлое: здесь можно увидеть больше одного старого дома рядом. Одна из самых атмосферных построек — две сложенных из лиственичного бруса двухэтажки на Урицкого, 23, обнесенные общим забором. Журналисты НГС заглянули в старую усадьбу, где время будто остановилось — в доме до сих пор селятся педагоги, соседи выращивают цветы, а в подъездах вешают иконы и оставляют книги.

Дом за пределами времени

Понять с улицы, что обнесенные монументальным кирпичным забором два дома — жилые, получается не сразу. Оба строения не так давно прошли через капитальный ремонт, большая часть окон, выходящих на улицу — пластиковые, а рамы деревянных выкрашены яркой белой краской. И за забором, и перед ним, на муниципальной территории, растут клены и рябины. Кажется, за массивными деревянными воротами прячется очередной недешевый ресторан, в крайнем случае, офис респектабельной фирмы. Но это ощущение — ошибка.

В огромных, жители новостроек позавидуют, окнах — разномастные занавески, на подоконниках — ряды горшков с цветами, букеты вербы и стопки книг — и на удивление, почти нигде нет решеток.

Усадьба прячется за забором и утопает в зелени

Попасть сюда можно не только с Урицкого, но и с Депутатской, а еще — из соседнего двора. Все три прохода через калитки, и попасть в усадьбу чужому крайне затруднительно. Зато оказавшись внутри, с удивлением понимаешь, что за забором неведомым образом существует загадочная акустическая аномалия: звуки дорожного движения сюда не долетают, и кажется, что ты сделал не пару шагов, а переместился назад во времени — по крайней мере, лет на 30.

На фоне новенькой высотки дома на Урицкого, 23 выглядят совсем маленькими. Здесь всего два десятка квартир, а на столике во дворе без страха оставляют ключи и мобильные телефоны: чужие люди в уютный дворик не заходят

Здесь ровные, утоптанные дорожки, аккуратные клумбы, поют птицы. Из-за того, что усадьба состоит из двух домов, двориков по сути оказывается три. В первом, разделяющем корпуса 1 и 2, раньше стояли стол и скамеечки, во втором — самодельная детская площадка, а третий, самый дальний, отделен заборчиком и калиткой, и в нем располагается настоящий сад, где сильно пахнет уже раскрывшимися ландышами и сиренью, а еще — мокрой травой, дождем и чем-то необъяснимым, из дачного детства.

Здесь всего 24 квартиры, а жильцов и того меньше — по словам местной жительницы Натальи Валерьевны, всего человек 19. Почти все живут недавно — по местным меркам.

— Здесь уже никого и не осталось толком, кто вам что расскажет? — говорит она. — Вера Николаевна на втором этаже жила, тоже после 90-х сюда переехала. Сейчас у нее, к сожалению, деменция. Люба, которая тоже председателем была, умерла. Многие к детям уехали.

Первыми жильцами домов были учителя и врачи, и жили эти люди скорее как семья, нежели как соседи. Вместе отдыхали, работали в подсобном хозяйстве за городом. Даже завели общий фотоальбом

Сама она переехала в Новосибирск в начале нулевых из Душанбе. Смеется: изначально риелтор даже опасалась предлагать квартиру в этом доме своей новой клиентке — интеллигентной и при этом деятельной учительнице французского языка. Наталья Валерьевна тогда сказала, что ее заботит не материал, из которого сделаны стены, а место, где стоит дом, еще ничего не зная об истории усадьбы. И не прогадала.

— Эти два дома на Урицкого, 23 были построены в 1927 году как единая усадьба для рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества «Просвещенец», — рассказывает об истории домов краевед и научный сотрудник музея Новосибирска Константин Голодяев. — Тогда РЖСКТ были популярным объединением для строительства. Каждый [дом] на 10 квартир, 363,54 квадратных метра полезной площади. В домах жили педагоги, уже известные и заслуженные. Среди них — преподавательница истории и словесности в знаменитой женской гимназии Павлы Смирновой — Клавдия Сергеевна Полянская <…>, награжденная орденом Ленина.

В архивах областного музея сохранилось поздравление, которое Клавдии Полянской прислали коллеги

В доме педагогов Наталья Валерьевна быстро почувствовала себя на своем месте, начала вникать в имеющиеся проблемы усадьбы и неожиданно стала хранителем его истории. Часть уникальных документов — планы, эскизы, банковские квитанции и альбом с фотографиями первых жильцов дома хранила у себя старенькая соседка Натальи Валерьевны, часть документов пришлось собирать самой, по архивам. Так она узнала, что усадьбу на Урицкого собственники строили фактически в ипотеку:

— [Будущие жильцы] занимали деньги, на них строили сами кооператив, — Наталья Валерьевна любовно показывает почти столетние бумаги о выплате займов. — Врачи и учителя строили этот дом. Брали разрешение, чтобы построить его бревенчатым, а не каменным, рисовали план… И у них не только дом был, но еще и общее хозяйство, куда они вместе ездили, и где вместе работали. По городу таких домов как Просвещенец было много: на Сибирской, на Горького, где парк Центральный. Наш остался последний.

У дверей — аккуратные почтовые ящики и объявления, призывающие поддерживать чистоту. Судя по состоянию двора, вполне доходчивые

Константин Голодяев наблюдения Натальи Валерьевны подтверждает: 100 лет назад такие дома были чем-то вроде хрущевок в 60-е годы или безликих свечек в нулевые:

— Это типовая застройка жилых домов, которых во второй половине 1920-х было возведено несколько. Проект горжилхоза, архитектора Павла Александровича Лесневского, — говорит краевед.

С 1927 года, когда две пахнущие свежей лиственницей двухэтажки открыли двери для новоселов, усадьба, разумеется, изменилась: раньше ворота выходили на Депутатскую, которая тогда носила имя Бийской, сегодня — на Урицкого, где раньше была только калитка. На месте дровяных сараев аккуратно встали металлические гаражи, ведь отапливать квартиры печами не нужно было с тех пор, как в дом провели отопление. На плане нарисованы и небольшие балкончики, но их жители давно не помнят: может, просто не построили, а может, убрали позже.

— Сегодня у нас квартиры со всеми удобствами, — с гордостью говорит Наталья Валерьевна. — Конечно, в 27 году здесь водопровода не было. Туалеты, правда, были внутри, в каждом подъезде. В 56 году спроектировали канализацию и водопровод и провели их в квартиры. Поэтому ванны и душ здесь у всех устроены по-разному, у кого как поместились.

Так выглядел проект архитектора Павла Лесневского на бумаге. Константин Голодяев рассказывает, что с этой фамилией связана судьба города в целом: отец архитектора Александр Адольфович заведовал чертёжной Главного управления Алтайского округа и причастен к первому планированию Ново-Николаевска, сын — участник ВОВ и замечательный график, внук Юрий Юрьевич — общественный деятель, руководитель специальной библиотеки для незрячих и слабовидящих

Вслед за водой в усадьбу на Урицкого пришли и другие блага цивилизации — телефонная связь, которую сегодня за ненадобностью уже отключили, железные двери с домофонами, интернет. Силами Натальи Валерьевны и всех жильцов появился и забор с калитками, закрывающимися на кодовые замки. Если в будни посторонние просто норовили срезать путь через дворик, в дни городских праздников несознательные новосибирцы и вовсе пользовались им в качестве туалета.

Вообще, складывается впечатление, что в затерянной во времени усадьбе каждый старается сделать что-то хорошее, и у Натальи Валерьевны есть этому свои объяснения. В 2008 году она ликвидировала объединение собственников, председателем которого являлась раньше, и всем ее соседям пришлось перестать надеяться на городские власти, председательшу, и отвечать за свою собственность самим. Правда, обязанности неформального лидера с нее так никто и не снял. Например, несколько лет назад дома переживали капитальный ремонт, и с рабочими, собрав доверенности от соседей, разговаривала именно Наталья Валерьевна.

— Алкаш какой сюда и не переедет, у него денег не хватит: здесь же центр, квартиры недешевые, — хвалит соседей она. — Так что квартиры здесь покупают люди приятные: вот тут Алексей живет, он журналист. А на второй этаж недавно въехал Глеб. Он преподает в консерватории, на органе играет.

Объявления о продаже квартир на Урицкого, 23 действительно регулярно появляются на сервисах подбора жилья, и цены в них — вовсе не как за жилье в бараке: за 3-комнатную квартиру просят больше 6 миллионов рублей.

Лакомый кусочек

Прямо сейчас в одном из домов на Урицкого, 23 продается квартира. Небольшая: площадь «трешки» — всего 50,7 квадратного метра, а просят за нее больше 6 миллионов рублей. В объявлении написано, что за эти деньги покупатель получит не только квартиру, но и «уникальный мир»

Усадьба по новосибирским меркам выглядит по-настоящему старой, а в тени своей ближайшей соседки, элитной свечки — беззащитной. И не так давно это было вовсе не метафорой: земля в центре дорогая, а участок не так уж и мал: где это видано, чтобы на такой дорогущей, фактически золотой земле жило меньше 20 жильцов?

— В мэрии очень расстроились, что я нашла все эти документы, — Наталья Валерьевна указывает на свой драгоценный архив, и на лице ее отображается некоторое (вполне объяснимое) злорадство. — Иначе нас бы уже давным-давно снесли. Стоят две «деревяшки», поперек горла всем. Вот этот дом на Депутатской, соседний, с нами судился пять раз: оказывается, у нас якобы земли больше, чем надо.

Подъезды в старых домах — отдельное произведение искусства. Бревенчатые стены украшает пазл на религиозную тему, календари с изображением икон и старые советские таблички, призывающие выключать перед уходом из дома электроприборы

Спасли жильцов усадьбы изменения в законодательстве, по которым при строительстве новых многоквартирных домов должна быть создана инфраструктура — парковочные места и детские площадки. Тогда Наталья Валерьевна с соседями выдохнули: их дома — не аварийные бараки, и сносить их нет повода, а значит для уплотнительной застройки просто не хватит места.

— Это — не «деревяшки», а дома из лиственничного бруса, — с учительской строгостью говорит Наталья Валерьевна. — Такие дома могут стоять по 300 лет, потому что лиственница с годами становится твердой, как камень. Между прочим, самые элитные дома в центре.

Но у коммунальщиков другая позиция. То ли потому, что двухэтажки напоминают им частные дома, то ли по какой-то иной причине, но они частенько обходят их стороной. Траву косить, по словам пенсионерки, отказываются даже за деньги, а с вывозом мусора в усадьбе и вовсе назревают проблемы: муниципальный бак отдали в аренду управляющей компании, и теперь жильцам приходится платить не только за вывоз отходов, но и отдельно за уборку площадки. Четких планов борьбы у Натальи Валерьевны пока нет.

— Я когда приехала в Россию, долго не могла привыкнуть к тому, что люди очень долго могут ждать того, что им надо, — говорит она таким тоном, будто высказывается на педсовете о талантливом, но ленивом ученике. — Ждут и молчат. В республиках другие люди были, другой менталитет: если тебе нужно что-то, то ты идешь и делаешь сам, либо как-то иначе добиваешься. Но потом из республик многие вернулись, и под этим влиянием люди начали меняться.

Под лестницей соседи устроили шкаф для буккроссинга: нужно книжку? В подъезде можно подобрать себе что-нибудь по вкусу

В отличие от людей усадьбе перемены ни к чему — в этом мнении с жильцами сходятся и краеведы.

— Сохранилось и ещё одно письменное свидетельство времени — открытка начала 1930-х годов с изображением этих домиков и подписью на обороте: «Дома на переднем плане ещё деревянные — не страшно. Лет через 10–15 они будут заменены каменными», — демонстрирует архивное фото Константин Голодяев. — Прошло 90 лет, но застройщики пока пощадили наши старые домики, и очень хотелось бы вывести их на государственную охрану, как памятник истории.

Ранее НГС писал об экспериментальных хрущевках: внешне они неотличимы от стандартных панельных пятиэтажек, но внутри скрывают уникальные подъезды и необычные планировки квартир.

Самые важные новости Новосибирска и региона — в Тelegram-канале NGS.RU. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе событий.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE40
Смех
HAPPY1
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Мнение
«А рожать в таком городе не хочется»: молодая мама из Новосибирска — о недоступности транспорта для людей с колясками
Татьяна Строкатова
молодая мама
Мнение
Не принимать важных решений: Солнце переходит в знак Близнецов — астролог предупредила об опасностях
Юлия Тарантина
Мнение
Что будет, если год не есть сахар? Сибирячка рассказала, чем питается и как сильно похудел ее муж
Полина Бородкина
Корреспондент NGS24.RU
Мнение
Летнее Солнцестояние — 2024: как подготовиться к этому дню и зарядиться энергией — советы астролога
Юлия Тарантина
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Рекомендуем
Знакомства
Объявления