2 декабря среда
СЕЙЧАС -12°С
Фото пользователя

Максим Плотников

Предприниматель
Фото пользователя

Максим Плотников

Предприниматель

Спасти Татьяну Сергеевну и всех остальных. Бизнесмен в кризис запустил необычный проект

Максим Плотников ищет семьи, которым нужна помощь, и знакомит их с теми, кто может помочь

Поделиться

Максим Плотников ищет тех, кому нужна помощь одеждой или продуктами, и вместе с другими волонтерами помогает нуждающимся семьям — на фото одна из женщин, которым они уже помогли

Максим Плотников ищет тех, кому нужна помощь одеждой или продуктами, и вместе с другими волонтерами помогает нуждающимся семьям — на фото одна из женщин, которым они уже помогли

Поделиться

Новосибирец запустил социальный проект для помощи нуждающимся семьям

В России сфера благотворительности не так хорошо развита, как за рубежом: редкая российская компания учреждает благотворительные фонды или жертвует миллионы, да и среди обычных граждан мало тех, кто оформляет ежемесячные платежи в помощь кому-то. Не та ситуация в стране и нет доверия фондам — особенно, когда среди них вдруг оказываются мошенники. Новосибирский предприниматель Максим Плотников не стал учреждать фонд — вместо этого он создал проект, который просто соединяет тех, кому нужна помощь, с теми, кто может помочь. Как это у него получилось и кому уже успели помочь — новосибирец рассказал НГС. Далее — от первого лица.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— У меня всегда было желание и даже чувство долга помогать людям. Сначала это были 100–500 рублей, потом какие-то фонды, куда я отправлял по 5–10 тысяч. Но я не понимал, что с этими деньгами вообще происходит, доходят они до кого-то или нет.

Потом я понял, что даже если хочу кому-то помочь, то не знаю, кому и как. Можно, конечно, встретить в магазине бабушку и купить ей продукты, но не будешь же стоять и ждать ее. И мне в голову пришла мысль, что, наверное, есть и другие, кто хочет помогать, но не знает, кому и как. Да и если просто отправлять деньги — это не вызывает того эмоционального отклика, какой дает помощь конкретному человеку.

«Святое дело» — не благотворительный фонд и не какая-то организация, мы вообще никак не оформлены и не занимаемся сбором денег. Все расходы на содержание проекта я покрываю из своего кармана. Я бы пока не называл нас сообществом, но наша миссия — соединять людей, которым нужна помощь, и тех, кто хочет кому-то помочь. Кто-то готов дать деньги, но не готов лично участвовать. А кто-то не может помочь финансово, но может съездить купить продукты или помочь в доме. Этих людей нужно объединять. Мы такого еще не делали, но это наша цель.

Мы сами разрабатываем структуру помощи. Приезжаем к человеку, видим, что ему необходимы, к примеру, продукты, одежда или окно в доме, потому что зимой жить невозможно. Либо выясняем, что нужно помочь собрать документы, чтобы человек мог оформить инвалидность и получать пособие. Либо нужно помочь собрать в школу ребенка или устроить его в секции.

Начинали мы с того, что я узнавал у знакомых, кто и как помогает людям, рассказал о своей идее. Многие пытались меня отговорить: мол, это сложно. Но меня это не сильно волновало — всё в нашей жизни непросто. В итоге с одним из знакомых мы сейчас действуем вместе: он работает в благотворительном фонде, поэтому первые обращения у нас были через него.

Самой первой стала одинокая бабушка. Ей 70 лет, у нее пенсия 10 тысяч (мы видели все документы), а живет она в комнате в общежитии, за которую платит 7 тысяч. У нее сложная судьба: муж умер от болезни, сын умер от наркотиков несколько лет назад, а дочь с ней совсем не общается. Черные риелторы в 90-е отобрали квартиру, и она до сих пор прописана по несуществующему адресу. По бабушке было видно, что она не пьет и не курит, она достаточно живо выглядит в свои 70 лет, в комнате у нее очень чисто, и первое, что она попросила, — это помочь ей найти работу. Но зимой она не могла выйти на улицу, потому что было не в чем: дома вообще никакой зимней одежды. Холодильник был абсолютно пустой.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

По сути, 3 тысяч ей хватало на жизнь, но с какого-то момента с нее начали снимать деньги за какой-то микрозайм — непонятно, кому она его брала. То есть у нее оставалось на жизнь 500–600 рублей. У нее была швейная машинка, и она говорила, что соседям что-то подшивает, и еще 400–500 рублей в месяц ей это приносило. У нас не возникло никаких вообще сомнений, что это хороший человек, просто жизнь так сложилась.

Мы сразу привезли ей продуктовый набор, одежду: я пришел к своей маме, они примерно одной комплекции, спросил, есть ли у нее какой-то старый пуховик или шуба, и у нее как раз нашелся пуховик, который мы отвезли Татьяне Сергеевне на следующий день. Несколько раз я оставлял ей деньги: я понимаю, что она их более эффективно потратит, чем если я поеду и куплю ей продуктов.

Периодически я ей звоню. Она уже переехала в другую комнату, даже с лучшими условиями, потому что хозяева предыдущей решили свою продать. С ноября у нее должны отменить платежи по микрозайму, какая-то знакомая помогла ей найти подработку.

Еще помню историю, где нужно было помочь бабушке собрать внука в школу — они живут вдвоем в не очень хороших условиях. Я рассказал о них в клубе предпринимателей, и один из членов клуба вызвался помочь. Сейчас он периодически с ними общается, спрашивает, нужна ли помощь, привозит какие-то продукты.

Мы хотели бы, чтобы таких «длинных» историй, своего рода попечительства, было больше. Если есть возможность, то потратить 2 часа и 3–5 тысяч рублей в месяц на семью, для которой это очень большие деньги, — это не что-то сверхъестественное. Мы на фильмы тратим больше и денег, и времени. А тут ты хотя бы одного человека, одну семью можешь сделать немного счастливее.

Но еще лучше — помочь найти работу или как-то еще улучшить жизнь. У состоятельных людей картина мира шире, и то, что для многих кажется неразрешимой проблемой, для них вообще не проблема. Многим нужна элементарная юридическая помощь. Одной бабушке нужно было подать заявление, а их принимают только в печатном виде. А у нее, конечно, ни компьютера нет, ничего. Или чтобы оформить пособие, нужно заплатить пошлину — деньги, которых чисто физически нет.

Многие истории приходится «отсеивать». Обычно мы едем домой к нуждающейся семье или человеку и смотрим, действительно ли ему нужна помощь. Люди не всегда находятся в бедственном положении, иногда они привыкают к чужой помощи и становятся паразитами. Им уже помогает какая-нибудь организация, какие-нибудь другие люди, а они просят еще и еще. Проверить это сложно, но можно понять по внешним признакам. Например, в семье три ребенка, отец не ходит, а мать не работает, но при этом у них детская коляска дороже, чем у меня. Спрашиваешь, откуда такая, а тебе отвечают: детские пособия получили и купили. Но у них и продукты недешевые, памперсы, детские смеси, видно, что у людей сигареты есть. Если человеку нечего есть, вряд ли он будет курить.

Сейчас можно спрятаться в своем «благополучном мире» и не знать, что у кого-то в жизни беда. А можно получать удовольствие и неподдельные эмоции от того, что сделал доброе дело. С точки зрения ресурсного состояния это очень круто. Главное, на мой взгляд, не оставаться равнодушными.

В Новосибирске много тех, кто хочет помогать другим: недавно НГС побывал в доме, где помогают потерявшим жилье, работу и семью людям. В городе также есть особое место для женщин, пострадавших от домашнего насилия.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

оцените материал

  • ЛАЙК20
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...